Иркутянин Семенов

Свою семейную историю читателям «Пятницы» рассказал астроном, исполнительный директор Иркутского планетария Дмитрий Семенов.

Сегодняшний герой рубрики «Моя родословная» был в числе первой группы иркутских любителей астрономии, в начале девяностых годов прошлого века предложивших возродить в нашем городе планетарий. Через 20 лет идея воплотилась в реальность. И это событие наверняка будет особо отмечаться потомками Дмитрия Семенова. А пока поговорим с руководителем Иркутского планетария о его родословной.

— Самые глубокие корни, которые нам известны, — мои прадеды. По материнской линии это Павел Осипович Костромитин и его жена Евлампия Ивановна. У них было четверо сыновей: Перфил, Арсений, Сафрон, Никифор и две дочери — Марфа (она рано умерла) и моя бабушка Пелагея Павловна. Жили они в Качугском районе, в селе Шеина, занимались крестьянским хозяйством.

Павла Осиповича и его сына Перфила в 1936 году увезли в Иркутск, судили и по решению суда расстреляли. Связано это было с раскулачиванием. Захоронены прадед и двоюродный дед Дмитрия Семенова в Пивоварихе на мемориальном кладбище. Кстати, та же участь ждала и еще одного сына Павла — Никифора, но ему удалось вовремя почувствовать ситуацию: он бежал и долгое время не появлялся в родном селе — жил на берегах Байкала, а потом где-то на Севере. Вернулся к родным Никифор только после смерти Сталина.

— К моменту расстрела прадеда его дети уже все были взрослые. Бабушке Пелагее, например, исполнилось 27 лет — она 1909 года рождения, — рассказывает Дмитрий Владимирович о родственниках по материнской линии. — Она прожила до 1995 года, какое-то время мы обитали вместе с родителями, сестрой и с ней в одной квартире — я прекрасно ее помню.

Помнит Дмитрий Семенов и сообразительного деда Никифора, которому чудом удалось избежать расстрела. Мужчина прожил 90 лет (1903—1993), после возвращения в Качуг работал плотником. В преклонном возрасте он был бодрым и крепким хозяином, сам обрабатывал огромный огород, включая 12 соток картошки.

Также долгую жизнь прожил еще один двоюродный дед нашего героя — Арсений (1907—1989), участник Великой Отечественной войны, служивший на Восточном фронте, а дед Сафрон пропал без вести в боях на Курской дуге.

Пелагея Павловна рассказывала Дмитрию, что лишь однажды была в школе, так как учили в деревне в те времена только мальчиков. Тем не менее она сама изучила алфавит, научилась писать и считать. На долю Пелагеи выпало много испытаний. В 1934 году, когда ей было 25 лет, она лишилась левого глаза: на покосе односельчанка случайно попала вилами прямо в глаз.

— Около недели ее доставляли в Иркутск в глазную клинику, которая до сих пор существует на улице Свердлова, — продолжает Дмитрий Владимирович. — Везли на полуторке по бездорожью — в дождливое лето расстояние от Качуга до Иркутска было почти непроходимым. Здесь бабушка полгода пролежала в больнице — отказывалась удалять глаз. Медики делали все что могли, но воспаление не проходило. Тогда один из врачей привел ее в темную комнату и спросил: «Хочешь ослепнуть и всю жизнь провести в такой темноте?» Только здесь она согласилась на операцию и все оставшиеся годы жила со стеклянным протезом.

После тяжелой операции и восстановления Пелагея не могла уже работать в поле. В ее обязанности входило выпекать в огромных количествах хлеб для работников. Вскоре расстреляли отца и старшего брата. Жена Перфила скончалась, и их детей Пелагея взяла к себе на воспитание, а потом и сама снова стала матерью — на свет появилась Альбина, мама нашего героя.

— Дядя Володя, сын Пелагеи, родился еще до войны, в 1933 году, а мама — в 1947-м. Они были детьми от разных браков. Первый муж Пелагеи Павловны погиб на войне. Во второй раз семейная жизнь не заладилась, поэтому она в одиночку поднимала четверых детей, но родня у нас дружная — думаю, помогали кто чем мог. В мирные годы Пелагея работала почтальоном в том самом селе Шеина, хорошо шила, чем тоже зарабатывала.

Дети подрастали, у каждого была своя жизнь. Альбина окончила восьмилетку и отправилась в Иркутск в педагогическое училище. Получив образование, девушка вернулась в Качугский район, устроилась учителем истории в школу, одновременно получала высшее историческое образование. В это же время за красавицей Альбиной начал ухаживать ее одногодка Владимир Семенов из соседнего села Бутаково. Они были знакомы давно, учились в одной школе, но с симпатией молодой человек определился чуть позже.

Через семь лет Альбина Георгиевна Костромитина решила переехать в Иркутск. Владимир Семенов не захотел разлучаться с возлюбленной и отправился вслед за девушкой в столицу области.

— Здесь папа сделал предложение маме, и они поженились, — улыбается наш герой. — Так появились я — в 1974 году и моя сестра, в 1981-м.

Отец Дмитрия Владимир Семенов родился в Качугском районе в селе Бутаково, в семье крестьян Максима Николаевича и Зои Евдокимовны. Отец его был трактористом, механизатором, во время войны испытывал и ремонтировал танки. Несмотря на подорванное в военные годы здоровье, прожил до 1979 года. «Я его почти не помню. Бабушка прожила дольше — я бывал у нее в гостях каждое лето. Вместе с братьями и сестрами мы слонялись из одной деревни в другую — это было очень здорово. У отца было восемь братьев и сестер — большая семья. Родственники и сейчас там живут, мы стараемся встречаться, отслеживать судьбы друг друга», — говорит Дмитрий Владимирович.

Владимир Максимович много лет отработал в тресте «Востоксибэлектросетьстрой» шофером — это было его любимое дело, которое он не хотел менять ни на что другое, хотя были предложения. Он занимался строительством ЛЭП, тянул электричество на БАМ, имеет награды. Сейчас Владимир Максимович на пенсии, с удовольствием общается со старшим внуком — сыном дочери, наблюдает, как растет 1,5-годовалая внучка — дочка Дмитрия. Это уже новое поколение в родословной Семеновых.

Иллюстрации: 

На этом снимке — прадед Дмитрия Семенова по материнской линии Павел Осипович Костромитин. Скорее всего, фотография сделана в дореволюционное время. В кадре Павел Осипович с внуками — дядями Дмитрия
На этом снимке — прадед Дмитрия Семенова по материнской линии Павел Осипович Костромитин. Скорее всего, фотография сделана в дореволюционное время. В кадре Павел Осипович с внуками — дядями Дмитрия
Пелагея Павловна Костромитина прожила 86 лет. Вырастила двоих детей, воспитала двоих племянников, оставшихся без родителей. Это ее везли в иркутскую больницу почти неделю, когда на покосе напарница нечаянно угодила вилами в глаз 25-летней Пелагее. На фото женщина со своим старшим сыном Владимиром
Пелагея Павловна Костромитина прожила 86 лет. Вырастила двоих детей, воспитала двоих племянников, оставшихся без родителей. Это ее везли в иркутскую больницу почти неделю, когда на покосе напарница нечаянно угодила вилами в глаз 25-летней Пелагее. На фото женщина со своим старшим сыном Владимиром
Фото 1936-го или 1937 года. Пелагея Костромитина стоит слева, слева же сидит ее мать — прабабушка нашего героя Евлампия Ивановна. «Кто остальные люди, доподлинно неизвестно. Но, судя по тому, что в них есть что-то похожее, — это кто-то из нашей многочисленной родни», — говорит Дмитрий Семенов
Фото 1936-го или 1937 года. Пелагея Костромитина стоит слева, слева же сидит ее мать — прабабушка нашего героя Евлампия Ивановна. «Кто остальные люди, доподлинно неизвестно. Но, судя по тому, что в них есть что-то похожее, — это кто-то из нашей многочисленной родни», — говорит Дмитрий Семенов
 Арсений Костромитин — двоюродный дед нашего героя. Во время Великой Отечественной войны он служил на Восточном фронте, после перебрался в Иркутск, получил образование, был служащим. По его линии также имеются потомки, с которыми Дмитрий поддерживает связь
Арсений Костромитин — двоюродный дед нашего героя. Во время Великой Отечественной войны он служил на Восточном фронте, после перебрался в Иркутск, получил образование, был служащим. По его линии также имеются потомки, с которыми Дмитрий поддерживает связь
Еще один двоюродный дед Дмитрия Семенова по материнской линии Никифор Павлович Костромитин. Только благодаря своей сообразительности мужчина избежал суда и расстрела в 1936 году. О его потомках ходят легенды: якобы на Севере, где он жил до смерти Сталина, осталась его жена, а с ней, возможно, и дети. Кроме того, ходят слухи, что прозорливый Никифор, будучи золотодобытчиком, спрятал где-то в тех местах самородки… Сам он никогда о своем прошлом не распространялся
Еще один двоюродный дед Дмитрия Семенова по материнской линии Никифор Павлович Костромитин. Только благодаря своей сообразительности мужчина избежал суда и расстрела в 1936 году. О его потомках ходят легенды: якобы на Севере, где он жил до смерти Сталина, осталась его жена, а с ней, возможно, и дети. Кроме того, ходят слухи, что прозорливый Никифор, будучи золотодобытчиком, спрятал где-то в тех местах самородки… Сам он никогда о своем прошлом не распространялся
Отец нашего героя Владимир Семенов во время службы в Советской армии
Отец нашего героя Владимир Семенов во время службы в Советской армии
Мама Дмитрия Семенова Альбина Георгиевна всю жизнь отдала школе. Сначала работала с малышами, потом много лет была учителем истории, а потом снова вернулась в начальные классы
Мама Дмитрия Семенова Альбина Георгиевна всю жизнь отдала школе. Сначала работала с малышами, потом много лет была учителем истории, а потом снова вернулась в начальные классы
Дмитрий Семенов, астроном, исполнительный директор Иркутского планетария: «У нас, как и во многих других семьях нашей страны, мало говорили о предках — слишком сильны были страхи. Теперь же нужно сохранить то, что известно, для наших потомков»
Дмитрий Семенов, астроном, исполнительный директор Иркутского планетария: «У нас, как и во многих других семьях нашей страны, мало говорили о предках — слишком сильны были страхи. Теперь же нужно сохранить то, что известно, для наших потомков»
baikalpress_id:  104 524