Иркутянин Савельев

Главный энергетик Иркутского авиационного завода рассказал о своей семье

«Историю своего рода важно знать каждому. Говорят, что человека формирует среда, но я думаю, что не столько она, сколько те моральные ценности, которые передали ему предки. Зная родословную, можно составить некоторое представление о человеке», — уверен директор энергозавода, главный энергетик Иркутского авиационного завода, депутат думы Иркутска по 7-му одномандатному избирательному округу Алексей Савельев.

В роду нашего героя не было коренных сибиряков. Его бабушка и дедушка по линии отца были родом из Горьковской области. Жили в селе Анастасово Больше-Болдинского района, там родились и их дети — Вячеслав и Валентина.

— Село Анастасово находилось недалеко от знаменитого Болдино, где Пушкин писал свои стихи, — говорит Алексей Вячеславович. — Сейчас его уже нет на карте. В 1943 году деда призвали на фронт, а в начале 1945-го демобилизовали из-за серьезного ранения и контузии. После этого они с бабушкой переехали в Челябинскую область, в поселок Мирный под Троицком. Некоторое время дед Иван работал лесничим, потом бригадиром заготовителей в колхозе. Он был серьезным человеком и крепким хозяином. Всю жизнь держал скот — трех коров, около 25 баранов, были у него и свиньи, и куры. С раннего утра уходил в лес косить траву, вечером на тележке подвозил сено к воротам.

По словам внука, Иван Васильевич был очень трудолюбивым и довольно прижимистым человеком, решение о покупке или продаже всегда принимал сам.

Однажды с ним произошел курьезный случай.

— На рынке дед продал корову. Придя домой, спрятал деньги от воров в карман телогрейки, висевшей в сарае со старой одеждой, и пошел заниматься скотиной. В это время по улице проходил старьевщик. Бабушка, решив избавиться от ненужной одежды, отдала ему старые вещи вместе с той самой телогрейкой. Когда дед хватился, было уже поздно. Бабушку он тогда сильно отругал, а денег так и не догнал.

Александра Николаевна несколько лет работала в колхозе, но большую часть жизни посвятила воспитанию детей и домашнему хозяйству. Поскольку работа в огороде занимала много сил и времени, дети порой оставались без присмотра. И однажды детская шалость чуть не обернулась для семьи трагедией.

— Дедушка Иван был лесничим, и в доме висело ружье, — рассказывает Алексей Савельев. — Однажды папа, ему тогда было лет 12, играл с другом и взял это ружье. Прицелился сначала в товарища, потом в радиоприемник и спустил курок. Радио разлетелось вдребезги: оказалось, ружье было заряжено. Если бы он выстрелил в друга, мог бы серьезно ранить или убить его.

В детстве Алексей Вячеславович часто гостил у бабушки с дедушкой: «Я любил рассматривать военные медали деда, их было около 20, среди них была и медаль за отвагу. Когда перебирал награды, меня охватывала гордость». Бабушка Александра Николаевна была очень хозяйственной, вкусно готовила и старалась накормить поплотнее. «С утра доила корову, покупала в магазине свежий батон. Наешься, набегаешься, пройдет немного времени, и она снова зовет: «Айда кушать». Она говорила не «пойдем», а «айда». Этот говор, наверное, с Горьковской области», — вспоминает внук.

Иван Васильевич и Александра Николаевна поддерживали теплые отношения с родней, любили принимать гостей. Ни одно семейное застолье в их доме не обходилось без песен — они были очень творческими людьми.

— Семья моей мамы жила в Свердловской области, — делится Алексей Вячеславович. — Ее отец Яков Филиппович Сафронов был родом из Мордовии, так же, как и дедушка Иван, прошел войну. В Красноуральск вместе с женой Энгелисой Алексеевной, которую мы называли баба Эна, он приехал на металлургический комбинат, недалеко от Верхнетуринского месторождения. Бабушка трудилась в химцехе, а дед, получив техническое образование, работал на инженерных должностях, был главным энергетиком комбината. У них родились двое детей — моя мама и ее младший брат Юрий. В свое время он отслужил в морфлоте, в Свердловске выучился на железнодорожника, по распределению попал в Тюмень, где всю жизнь проработал на станции Войновка, дослужившись до главного инженера. Уже в пенсионном возрасте дядя был председателем профкома, сейчас он на заслуженном отдыхе.

Семья Сафроновых тоже была очень трудолюбивой и дружной. По словам внука, Яков Филиппович был заядлым рыбаком, а Энгелиса Алексеевна — настоящей рукодельницей: плела ковры, шила одежду.

— Прабабушка Евдокия, мать Энгелисы Алексеевны, тоже была рукодельницей, плела пестрые коврики из лоскутов ткани, — продолжает Алексей Савельев. — Она жила в рабочем поселке Красный Богатырь Вологодской области в большом доме с настоящей русской печью. Сама пекла хлеб, пироги, любила принимать гостей. Работала на стекольном заводе. К сожалению, о жизни прабабушек и прадедушек я знаю немного. Отец бабушки Эны Алексей Кузнецов, мой прадед, был идейным коммунистом, поэтому имя дочери дал в честь Энгельса. И поскольку он был атеистом, бабушка крестилась уже в зрелом возрасте, лет в 70. Когда она умерла, мы позвали священника. Он услышал ее имя, сказал, что оно не церковное, и отпел ее без имени. А спустя годы мы узнали, что у бабушки, оказывается, было второе имя, данное ей при крещении, — Евгения.

Родители Алексея Савельева познакомились в студенчестве, когда учились в Свердловске (сейчас Екатеринбург). Любовь Яковлевна получила филологическое образование, Вячеслав Иванович — геологическое.

— После университета папу распределили в Кустанай в Казахстане, — рассказывает Алексей Вячеславович. — Там в 1972 году появилась на свет моя старшая сестра Ольга, а через год родился я. Вскоре мы переехали в Сибирь, в поселок Мегет. Здесь родилась моя младшая сестра Анастасия. Иркутск и Мегет я и считаю своей родиной, воспоминаний о Кустанае у меня практически нет. Мне было всего полтора года, когда мы переехали. Мама работала заведующей детским садом, потом перешла в отдел народного образования Иркутского района. Отец сначала работал начальником аэропартии в Мегетской геофизической экспедиции, потом там же в отделе труда и заработной платы. В девяностые, когда экспедиция развалилась, устроился на Иркутский авиационный завод рабочим литейного цеха.

К сожалению, в 45 лет папы не стало. Мама сейчас на пенсии, но до сих пор трудится — подрабатывает продавцом.

В семье Савельевых были свои традиции — каждый год 7 ноября они с отцом ходили на озеро: «Мы открывали зимний сезон. Еще во время учебы в Свердловске отец увлекся конькобежным спортом и даже занимал призовые места на студенческих соревнованиях. И вот каждый год 7 ноября мы катались на коньках по льду».

Профессию, с которой Алексей Савельев связал свою судьбу, он получил во многом благодаря отцу: «Окончив школу, я не сразу поступил в институт. Тогда папа привел меня на авиазавод, и я устроился токарем в цех № 9. Через год получил 3-й разряд, после этого поступил в Иркутский политехнический институт, на специальность инженера-теплоэнергетика. Окончил учебу и в 90-х решил попробовать себя в бизнесе. Но мне не понравилось, и я устроился на авиазавод. Прошел все ступени карьерной лестницы — от машиниста котла до главного энергетика. У меня две дочери — 19-летняя Наталья и 12-летняя Анна. Старшая дочь в прошлом году поступила в БГУЭП на специальность «Экономическая безопасность». Младшая говорит, что хочет заниматься защитой животных. Хотя, возможно, со временем ее стремление изменится».

Метки: Жизнь, Иркутск
baikalpress_id:  106 298