Иркутянин открыл некоммерческое заведение для байкеров

В Селиванихе, поселке, некогда поглощенном разрастающимся Иркутском, но сохранившем черты деревенского уклада, появилась своя достопримечательность — необычное заведение с необычной вывеской, сваренной из шестеренок.

Каждый вечер к «Моторбару» съезжаются люди на мотоциклах  — именно для них это место и было создано. Узнать подробнее о заведении мы решили у его хозяина — мотоциклиста  с внушительным стажем Евгения Забкова. Разговор получился не только о баре.  Владелец заведения поделился  своим мнением по многим злободневным темам: о возрождении легендарной школы иркутского мотокросса, о том, какие меры можно принять, чтобы искоренить ночную беду города — дрифтеров, а также о том, что байкер — это совсем не обязательно пьяный лихач в кожаной косухе, на мотоцикле.

Евгений Забков начал кататься на мотоцикле в рекордно юном возрасте — 8 лет.

— Мой первый мотоцикл —  «Иж Юпитер»-мутант. Я прошел по деревне, набрал запчастей и сам его собрал, — рассказывает наш собеседник.

С тех пор мотоциклы стали для Евгения не просто увлечением, а важной частью жизни. Страсть к стальным коням передалась и его семье — жене Татьяне и 12-летней дочери Полине.

Год назад Евгений и Татьяна при участии еще двух единомышленников  осуществили свою мечту — открыли бар для байкеров.

— Я катаюсь с 80-х годов. Еще давным-давно мне хотелось открыть то место, где нас не будут шпынять, куда можно зайти в мотоэкипе и сесть спокойно, пообщаться с единомышленниками, — говорит Евгений. — Просто собираться на улице уже поднадоело. Может, я вырос. Мне уже за тридцать. Я стал понимать, что просто торчать где-то на улице — это не то. Я много лет стоял на «Баньке» (место, где собирается молодежь, в том числе и байкеры, недалеко от Набережной. — Прим. авт.), и бабушка из дома напротив вечно жаловалась на нас. Гул мотоциклов мешал многим жильцам.

—  Теперь мы собираемся в баре. Он  держится на инициативе. Это некоммерческое предприятие. Гости из других городов  у нас бесплатно живут, харчуются. Мы их размещаем на ночевку, на втором этаже гостиницу доделываем. Многие открывают бары, подобные нашему, — весь этот антураж привлекает публику. Я знаю примеры заведений, которые открываются как мотобары, но как таковых байкеров там нет.  Все эти бары  ориентированы на коммерческую выгоду. А байкеры больше любят душевность, чем коммерцию.

У знакомого Евгения, хозяина промышленного здания в Селиванихе, давно простаивал подвал.  

— Я предложил сделать в подвале бар, а он сказал: «Делайте, мне ничего за это не надо».

Евгений с энтузиазмом принялся за осуществление мечты — знакомые граффитисты расписали в баре стены, Евгений сколотил полки для шлемов. Оснащение для бара он покупал на зарплату, что-то дарили друзья.

— С мебелью история вообще простая: взял простые деревянные щиты, брусья и сколотил. А кресла за 20 тысяч сделал уланудэнец. Конечно, хотелось чего-нибудь дизайнерского, чтобы подчеркнуть колорит места. Вот бюджетные светильники сделали. Это колеса со светодиодами, подвешенные на цепи.

— А что это за маленький мотоцикл? — обратили мы внимание на миниатюрного железного коня, подвешенного к потолку.  

— Это подарок от друзей из Улан-Удэ. Он, кстати, на ходу. Я на нем дурачился, гонял. В Европе проводятся гонки на таких мини-байках. Они изначально предназначались для инвалидов. Есть у нас пополам распиленный дизайнерский  мотоцикл — старый совдеповский Иж. Мы его врежем в стену. Старых мотоциклов хотелось бы побольше, но их сейчас днем с огнем не сыщешь — погибли в пунктах приема. Народ сейчас все сдает на металлолом.

Моторбар — один из немногих баров, где нет охранников и вышибал.

— Они нам ни к чему, — говорит Евгений. — У нас не возникает конфликтных ситуаций. У нас с посетителями здороваются за руку — бар ведь для своих. А чтобы пар выпустить, у нас есть стол для армрестлинга. Кстати, если наши посетители выпивают, они оставляют свои мотоциклы на мотостоянке, а сами  уезжают на такси.

Вечера в баре отлично скрашивают рок-музыканты.

— Здесь по субботам выступают коллективы — местные рок-группы, как известные в Иркутске, так и начинающие. Пытаемся их поддерживать.

Иркутские байкеры довольно часто работают с ребятишками из детских домов — катают их на мотоциклах, проводят беседы.

— В этом году катали детей из коррекционной школы, наша рок-группа перед детьми  выступала. Один наш  байкер работает аварийным комиссаром, он в детдоме дал лекцию по правилам дорожного движения. Детям очень понравилось, они задавали много вопросов. Я считаю, что чем больше молодежи мы чем-то увлечем, тем меньше будет пьяных выходок, наркомании, — говорит  Евгений Забков.

— Когда я занимался в Иркутском  мотоклубе, мы проводили множество мероприятий. У меня все газетные вырезки сохранились.  Сейчас, когда пытаешься что-то провести, например открытие сезона, нужно решить вопрос с площадкой. Мы обращаемся куда только можно, а все нос воротят. В последний раз только  пивоварня согласилась  предоставить площадку. В соседних регионах поддерживают байкеров, у нас же это никому не надо.

По словам мотоциклистов, власти вспоминают о них разве что во время выборов.  

— В прошлом году была предвыборная гонка. Кандидаты приезжали прямо в бар  и говорили: «Что вам надо, помещение побольше? Ну вот же есть много заброшенных заводов. Мы вам выделим». Мы потом долго хохотали. Наобещают гору! Главное — голосуйте, привлекайте всех байкеров, а мы вам поможем. А в итоге, понятное дело, ничего!

— А если серьезно… Вот наша Селиваниха  — это зона подтопления, — продолжает Евгений. —  И тут есть прекрасная поляна. Дайте ее нам, и мы сделаем трассу мотокросса, наберем молодежь, возьмем хорошего тренера, соберем свою команду и начнем выступать нормально. А то в Черемхово и в Ангарске есть мотокросс, в Усолье остался, а в Иркутске трассу для мотокросса отобрали и построили там торговый центр. Шмотки оказались важнее досуга молодежи. Авто- и мотокроссменам пообещали площадку — где-то за Зеленым, в лесу. Но вот же есть зона подтопления, где ничего нельзя строить, а для мотокросстрассы она вполне годится. Нужно завести 5—10 КамАЗов земли, построить гараж. Нам хотелось бы возродить ту иркутскую школу мотокросса и спидвея, при которой мы клонили весь мир к земле, когда весь мир боялся иркутских спортсменов.

По мнению Евгения Забкова, чтобы привлечь молодежь, нужно проводить побольше фестивалей.

— Комитет по молодежной политике должен не игнорировать, а  дружить с байкерами, роллерами и другими. Каждый молодой человек для себя в определенной субкультуре что-то  находит. Мы же не просто ездим на мотоциклах. У нас есть свои традиции и понятия. Но есть определенные стереотипы, из-за которых на нас люди смотрят сами знаете как, — говорит Евгений о наболевшем.  

—  В Костю недавно плюнули из машины, — вспоминают посетители бара.

— Да, у нас проблемы с автомобилистами, — добавляет Евгений. —  На форумах пишут: мол, байкеры напьются и гоняют по городу. Вчера я лично наблюдал, как от 130‑го квартала отъехало 7 машин с вусмерть пьяными водителями. Мотоциклы стояли на стоянке, машины чуть ли не по ним проехали. Когда в аварии страдают мотоциклисты, начинаются разговоры — вот, мол, был пьяный, летел, дороги не видел.  Меня это  вымораживает! А когда я еду по дороге и меня подрезает черный затонированный марковник, в котором сидит толпа непонятных гопников, — это как?..

По периметру бара крупными буквами выведены цитаты, отображающие некие мировоззренческие аспекты байкеров, но в газете их привести нельзя по соображениям цензуры.

— Но вот эту можно, — протестует Евгений. —  «Там, где черт сломает ногу, мотокросс найдет дорогу». Это для кроссменов надпись. Кроссмены любят гонять по бездорожью на мотоциклах. Байкеры — разносторонние люди, они не только гоняют по городу. Кто-то любит ездить  в лес — по уши в грязь, и полетели дурачиться; кто-то любит спортбайк. Вот у меня спортбайк. Но для него в Иркутске  нет дорог, где можно полноценно покататься. Нужна скорость, нужно прохождение поворотов. Передвижение по городу на большой скорости, трюки на заднем колесе на городских улицах  я не одобряю. Для этого нужна отдельная  площадка.  Но, как я уже говорил, мы никак не может договориться с городской мэрией, чтобы нам выделили клочок земли, помогли построить гоночную трассу. Это было бы выгодно всем — убрали бы из города и дрифтеров, и байкеров.

Контингент моторбара — по большей части мотоциклисты  из мотоклубов.

— Вообще-то тут тусовка для всех. Неважно, клубный ты или свободный мотоциклист, — объясняет Евгений. — Бывает, местные приходят. Вон видите парочку? Это сочувствующие. Часто приезжают гости. Вот с Сахалина человека встретили. Знакомьтесь: Евгений. Он едет в Крым.

— От иркутской тусовки у меня остались обалденные впечатления, — говорит Евгений. —  Люди простые, доброжелательная атмосфера, не нацеленная на зарабатывание денег. Когда такие заведения ставят на коммерческие рельсы, исчезает душевность. Но нам везет — в Улан-Удэ квартировали на мотохате, в Хабаровске были у «шаманов» (от названия мотоклуба. — Прим. авт.), в Свободном — у «сомов». Везде на полторы недели останавливались, уже месяц едем. Один из самых необычный людей, с которыми я повстречался — это, конечно,  Жэка (Евгений Забков. — Прим. авт.). Он историю знает идеально. Он вчера мне такую экскурсию по городу провел!.. Про все объекты рассказал с исторической точки зрения. 

— Нас вообще едет трое. Но двое уехали вперед, а я немного подзадержался у гостеприимных иркутян, — продолжает Евгений. —  В Крым еду, чтобы там жить. Друзья позвали. Смена обстановки,  новые знакомые… Я специально еду через всю Россию. Приеду в Крым, а там посмотрим — может, меня через пару лет в другое место понесет. Жены нет, дети взрослые  — могу спокойно кататься.

— В прошлом году к нам приезжал  Саня из Киева, — рассказывает Евгений Забков. —  Нынче, когда Майдан начался, звонил: «Могу я к вам приехать? Если что, в баре у вас поработаю. А то живу возле самого Майдана — страшновато». Я говорю: «Не вопрос». Вот он приехал, месяц у нас прожил. Потом Майдан успокоился, он вернулся в Киев».

Иллюстрации: 

Евгений Забков осуществил свою давнюю мечту — открыл заведение, где байкер — самый желанный гость. Теперь он  строит гостиницу для путешественников-мотоциклистов.
Евгений Забков осуществил свою давнюю мечту — открыл заведение, где байкер — самый желанный гость. Теперь он строит гостиницу для путешественников-мотоциклистов.
Метки: Жизнь, Иркутск
baikalpress_id:  95 454