Иркутянин Куглянт

Сегодня в «Пятнице» — родословная основателя иркутского детского ансамбля «Солнышко» 

Александра Куглянта в Иркутске знают многие. Часто его имя звучит в контексте разговоров о знаменитом детском муниципальном ансамбле танца «Солнышко» или одноименной студии танца, директором которой является Александр Александрович. О своих польских корнях, об отце, отказавшемся вернуться в Европу, и других семейных историях Александр Куглянт рассказал читателям «Пятницы».

— Я считал, что у меня польско-русские корни, а недавно познакомился с женой своего покойного двоюродного дяди Валентиной. Она рассказала, что мои предки по отцу, вероятно, были немцами, — начинает рассказ Александр Александрович. — Деда моего деда, то есть моего прапрадеда, звали Карл Куглянт. Где он жил, чем занимался, к сожалению, нам неизвестно.  Следующее поколение после Карла — это его сын, прадед нашего героя Семен, в семье которого родился Иероним — дедушка Александра Куглянта: «Дед Иероним и бабушка Ядвига жили в Литве, в Каунасском районе, в селе Ванчжогала. Жили хорошо, у них был огромный дом, личное хозяйство. В 1933 году родился мой папа Олек, а чуть позже — его сестра Яна. Войну они пережили там, а когда советские войска освободили Литву, всех поляков собрали и выслали в Сибирь. Это было в 1946 году. Мой отец, его сестра и их родители попали в село Шиткино Тайшетского района».

О военных годах в семье особо не рассказывали. «Известно, что жили трудно, но крестьянская жизнь дает свои преимущества. Говорить об этом было не принято», — вспоминает Александр Александрович. 

В Сибири Иероним и Ядвига прожили 10 лет. Дети росли, учились. Глава семьи работал кладовщиком, его жена — портнихой. Олека на русский манер стали звать Александром, Яну — Ниной. «Папе было 12 лет, когда он оказался в России. Он знал польский и литовский языки, но ни слова по-русски. Ходил на уроки, ничего не понимал, получал единицы. А когда он впервые принес двойку — семья ликовала, это был праздник! — делится семейными историями Александр Куглянт. — В Шиткино папа познакомился со своей будущей женой и моей мамой Ниной. Они оба состояли в агитбригаде — отец играл на баяне, мама пела…»

В середине 1950-х годов всем ссыльным разрешили вернуться в Европу, но не в Литву, а в Польшу. Вопрос, оставаться ли в Сибири, для старшего поколения Куглянтов даже не стоял — однозначно уезжать.

Было только одно «но» — возлюбленная Александра носила под сердцем ребенка. «Бабушка с дедом этот союз не одобряли — было категорическое неприятие моей матери. Мама была местная, деревенская девушка, русская, а деды, видимо, желали, чтобы папа женился на полячке. Отцу было 22 года уже, но родители сказали, что они все вместе уезжают в Польшу, в город Вроцлав, и он был вынужден подчиниться. Невесте он пообещал, что обязательно вернется». 

В декабре 1955 года Куглянты добрались до Белоруссии. Всю дорогу Александра подпаивали крепкими напитками… В Бресте, на границе, ему вдруг стало плохо — резкий приступ боли в животе. Врачи поставили диагноз — аппендицит и оставили на срочную операцию. Все остальные были вынуждены продолжить путь без Александра. «Оставшись один на один с медиком, папа объяснил свою ситуацию. И доктор его поддержал — подыграл этому спектаклю. А следом отправил телеграмму моей матери, чтобы она выслала своему жениху на адрес госпиталя деньги на обратную дорогу». 

Иерониму и Ядвиге ничего не оставалось, как принять выбор сына. Молодые сыграли свадьбу и почти сразу перебрались в поселок Октябрьский Чунского района. Вскоре у литовского ссыльнопоселенца Олека и русской девушки Нины родился сын Александр Куглянт, наш герой, а через 4 года у маленького Саши появилась сестра. 

— Отец очень хотел быть учителем, но с отметкой «ссыльнопоселенцы» попасть в пединститут было почти нереально — вуз считался идеологическим, и таким, как мой отец, там было не место, — рассказывает Александр Александрович. 

В итоге Александру посоветовали идти в физкультурный техникум. Он окончил курс спортивной гимнастики и попал-таки в школу — учителем физкультуры.

Позже каким-то чудом удалось поступить на заочное отделение математического факультета Иркутского пединститута. Так Александр Иеронимович стал учителем математики — школьники звали его Александром Ивановичем. 

— Отец в совершенстве знал русский язык, избавился от польского акцента, был очень грамотным человеком. Прожив 10 лет в Октябрьском, мы переехали в Усолье-Сибирское. Папа преподавал — сначала в школе, потом в местном техникуме, а мама трудилась в детском саду, — вспоминает наш герой. — Меня в свою школу отец не взял принципиально, но разбираться в темах всегда помогал. Ожидалось, что я тоже буду математиком: учился в классе с математическим уклоном, в 10-м сдал экзамен как техник-программист, поступил на факультет прикладной математики в ИГУ, а после первого курса понял, что все это не мое, и ушел в танцы, к которым опять-таки меня пристрастил отец. В детстве у меня наблюдалась косолапость, и папа отдал меня на танцы. Там были девочки, в которых я постоянно влюблялся, поэтому и продолжал посещать занятия, в итоге втянулся, а потом и вовсе это стало делом моей жизни... 

Саша с сестрой Людмилой и родителями регулярно бывал в Польше. Бабушка и дедушка души не чаяли во внуках, предлагали остаться жить с ними, однако никто из сибиряков эту идею не поддерживал. Кстати, у сестры Олека-Александра Яны-Нины детей не было. Саша и Люда были единственными внуками у Иеронима и Ядвиги.

— Языки предков я постиг, но не в совершенстве, к сожалению. Понимаю, объясниться могу, конечно. А тетя моя преподавала в одном из польских университетов русский язык. Никого из них уже нет, к сожалению: ни дедов, ни родителей, ни тети. Но мы продолжаем общаться с мужем тети Нины Казимиром и, когда с ансамблем бываем в Польше, обязательно встречаемся.

История семьи по линии матери сохранила не так много подробностей. Отец Нины Минаковой был цыганом. Во всяком случае, в деревне Шиткино его звали не иначе как Яшка-цыган.

Было ли это из-за темных кучерявых волос и черных глаз или все же местные знали предков Якова, пришедших в Сибирь из средней полосы России, — неизвестно. Мужчина был неспокойного нрава, тем не менее жена Варвара Семеновна родила ему восьмерых детей. Трое из них умерли в детстве, один из сыновей погиб под Сталинградом. Войну пережили две старшие и две младшие дочери. Последний ребенок Варвары и Яшки-цыгана Нина — мама нашего героя. 

— Я не знаю, когда родился и умер мой дед Яков, даже отчества его не знаю. Его редко вспоминали в семье. Известно, что он был очень эгоистичен и самолюбив, в голодные годы прятал продукты от семьи и тайком их съедал. Мама говорила про него: такой отец — это не отец. Когда он умер от рака, никто особо не переживал, — говорит Александр Александрович. — А бабушку Варвару мы все очень любили, она жила до 1968 года — ушла в 77 лет. 

Интересная деталь из жизни Минаковых. В Шиткино они делили один дом вместе с семьей Зои Космодемьянской. «Жили дружно, одной семьей. Старшие сестры дружили с Зоей, мама тогда была совсем крохой. Потом Космодемьянские переехали в Москву», — рассказывает Александр Александрович. 

В институте культуры, где наш герой учился, он встретил свою будущую жену Ольгу — они были сокурсниками. Интересно, что изначально парень и девушка друг другу совершенно не понравились, была даже легкая антипатия, но в итоге молодые люди сблизились, а в 1980 году поженились.

У супругов двое сыновей и двое внуков — есть кому продолжать историю рода. 

Иллюстрации: 

На этом снимке все семейство Куглянтов: внизу — Ядвига и Иероним, в верхнем ряду справа налево — наш герой Александр, его мама Нина Яковлевна и отец Олек (Александр), дальше — тетя Яна (Нина), ее муж Казимир и Людмила, младшая сестра Александра Александровича. Снимок сделан в Польше в конце 1960-х — начале 1970-х годов. «Бабушка с дедом часто приезжали в Россию. Сравнение стран было, конечно, не в нашу пользу, но вида они никогда не показывали. Отец устраивал им культурную программу: Братская ГЭС, водохранилище, рыбалка, Байкал… И все же деды всегда хотели, чтобы мы переехали в Польшу»
На этом снимке все семейство Куглянтов: внизу — Ядвига и Иероним, в верхнем ряду справа налево — наш герой Александр, его мама Нина Яковлевна и отец Олек (Александр), дальше — тетя Яна (Нина), ее муж Казимир и Людмила, младшая сестра Александра Александровича. Снимок сделан в Польше в конце 1960-х — начале 1970-х годов. «Бабушка с дедом часто приезжали в Россию. Сравнение стран было, конечно, не в нашу пользу, но вида они никогда не показывали. Отец устраивал им культурную программу: Братская ГЭС, водохранилище, рыбалка, Байкал… И все же деды всегда хотели, чтобы мы переехали в Польшу»
Александр Иванович (он же Олек Иеронимович) с сестрой Ниной (Яной) обратились в Литовский суд — потребовали вернуть в собственность семьи родительский дом, из которого их в 1946 году сослали в Сибирь. Сделать этого не удалось, но власти Литвы выплатили ссыльнопоселенцам компенсацию — по 10 000 рублей на каждого. «В советские годы это были огромные деньги! — говорит Александр Александрович. — Однажды, еще школьником, я видел этот дом — это длинный-предлинный деревянный барак. После конфискации его у семьи Куглянт там располагался детский дом»
Александр Иванович (он же Олек Иеронимович) с сестрой Ниной (Яной) обратились в Литовский суд — потребовали вернуть в собственность семьи родительский дом, из которого их в 1946 году сослали в Сибирь. Сделать этого не удалось, но власти Литвы выплатили ссыльнопоселенцам компенсацию — по 10 000 рублей на каждого. «В советские годы это были огромные деньги! — говорит Александр Александрович. — Однажды, еще школьником, я видел этот дом — это длинный-предлинный деревянный барак. После конфискации его у семьи Куглянт там располагался детский дом»
Сын математика Александр Александрович Куглянт и сам любил этот предмет, готов был пойти по стопам отца, но детское увлечение танцами перевесило. В 1974 году, окончив первый курс факультета прикладной математики ИГУ, молодой человек оставил вуз и уехал в Улан-Удэ поступать в институт культуры, стал хореографом. В 1978 году устроился артистом балета в ансамбль песни и пляски ЗаБВО, где и остался проходить срочную службу. В 1980 году стал балетмейстером ансамбля профтехобразования «Сибирские узоры» в Улан-Удэ, а с 1983 по 1991 год с женой Ольгой жил в городе Краснокаменске, где был организован первый ансамбль «Солнышко». Дальше судьба привела семью Куглянтов в Иркутск
Сын математика Александр Александрович Куглянт и сам любил этот предмет, готов был пойти по стопам отца, но детское увлечение танцами перевесило. В 1974 году, окончив первый курс факультета прикладной математики ИГУ, молодой человек оставил вуз и уехал в Улан-Удэ поступать в институт культуры, стал хореографом. В 1978 году устроился артистом балета в ансамбль песни и пляски ЗаБВО, где и остался проходить срочную службу. В 1980 году стал балетмейстером ансамбля профтехобразования «Сибирские узоры» в Улан-Удэ, а с 1983 по 1991 год с женой Ольгой жил в городе Краснокаменске, где был организован первый ансамбль «Солнышко». Дальше судьба привела семью Куглянтов в Иркутск
baikalpress_id:  108 564
Загрузка...