Иркутяне об Украине

Первого марта Совет Федерации удовлетворил просьбу президента Владимира Путина о вводе войск на территорию Украины.

И эта, к счастью, несостоявшаяся война показала, насколько разнородно общество, в котором мы живем. Многие россияне восприняли происходящее с большим энтузиазмом, социальные сети зашкаливали от градуса ненависти к «зарвавшимся украинским нацистам» и «бандеровцам». Другие — призывали опомниться, ибо война — это всегда кровь и невинные жертвы.

О ситуации на Украине рассуждает наш постоянный эксперт, доктор исторических наук, профессор кафедры мировой истории и международных отношений Иркутского государственного университета Виктор Иннокентьевич Дятлов.

Точки над i Виктор Иннокентьевич расставил в самом начале разговора. Украина — независимое государство, эта независимость признана мировым сообществом, в том числе Россией. Поэтому несанкционированные действия российских войск на Украине, по мнению Виктора Дятлова, — это покушение на территориальную целостность соседнего суверенного государства.

— И все-таки что случилось на Украине?

— Да много чего. Очень сложное общество, еще более сложное, чем у нас. Нет традиций государственности, поэтому там майдан за майданом. Свергают режимы, которые им не подходят. Подозреваю, что и этот майдан не последний.

— Можно ли сказать, что на Украине идет гражданская война: есть западенцы, есть восточные регионы, есть Крым...

— Чтобы была гражданская война, должны быть граждане. Граждане там пока еще формируются. Должны быть группы интересов, консолидированные и готовые воевать. На западе Украины они есть, на востоке — нет.

— А есть вероятность раскола Украины?

— Государственная независимость — это величайшая ценность. И народ Украины, пусть даже разобщенный, раздираем противоречиями... Но он никогда не позволит лишить себя государственности. Никогда! При всей нелюбви и ненависти друг к другу. А раздел — это крах государственности.

— То есть изнутри распад невозможен, если только ему не помогут извне?

— Конечно, и западные страны, и Россия много сделали, чтобы подвести к точке распада. Начали тянуть Украину в обе стороны. А что может быть страшнее, чем конфликт и смута на Украине с ее атомными электростанциями, развитыми технологиями, коммуникациями; в конце концов это самая крупная страна в Восточной Европе. И если, не дай бог, эта смута перекинется в Россию, это будет Чечня в кубе. Возможно, они и не хотят жить вместе, но они не могут лишиться единого государства. И любая попытка извне приведет к новому Афганистану. Помните, как там разные племена и группы (пуштуны, узбеки, хазарейцы и т. д.) ненавидели друг-друга лютой ненавистью. Но Советский Союз умудрился их сплотить, введя свои войска. Афганцы оставили в стороне свою вековую рознь, все свои разногласия.

Нечто подобное происходит на Украине: появится консолидирующий фактор — общий враг, как инструмент строительства нации.

— То есть вы полагаете, что наших военных на Украине не ждут в качестве освободителей?

— Конечно, там есть и те, кому в Россию хочется. Возможно, их немало, хотя вряд ли столько, сколько мы видим на экранах наших телевизоров. Но при всем этом попытка раздробить, разломать независимое государство — даже в таком виде — вызовет массовое сопротивление. Вплоть до военных действий. Наступит городская герилья: будут взрывать, и не только на Украине, но и где угодно. Война — это шаг в пропасть.

— Не получится по абхазскому сценарию: сначала раздать российские паспорта, а затем ввести войска — для защиты наших граждан?

— Защищать интересы русского населения надо, если они действительно нарушаются и если это не какие-то «гоблины», которые хотят сбежать в Россию не только с награбленным имуществом, но и вместе с Крымом. Киевскими властями была совершена страшная ошибка — отменили закон «О языках», но сразу же отыграли назад. Сейчас самое главное для режима в Киеве — это консолидация, восстановление власти, ее авторитета. Это очень трудно. А тут есть возможность сплотить народ под знаменем борьбы с общим врагом. Если это случится, то в Киеве, несомненно, у власти будут всякие Яроши, которым при мирном исходе делать нечего.

— Сейчас развернулась кампания в нашем медийном поле и в социальных сетях, все кричат, что нам надо отстаивать наши национальные интересы на Украине, что пора туда посылать карательные экспедиции, отторгать Крым, пишут, что там засилье евронацистов и майданофашистов.

— Думаю, надо спросить у этих людей: «А ты готов умереть за Украину? Чтобы твой муж или сын погиб там? Или, чтобы тебя взорвали террористы? К тому, чтобы возникла новая Чечня, помноженная на сто. Даже если ты империалист, но готов ли ты заплатить такую цену?» Ведь в случае войны все социальные программы будут свернуты, на ЖКХ цена вырастет запредельно, на бензин, хлеб, молоко. Начнется дикая инфляция, безработица и все остальное.

— Войны не будет?

— Надеюсь, нет. Наши элиты имеют счета и недвижимость за границей, их семьи там, поэтому они не захотят портить отношения. Украинцам будет тяжело, но им деваться некуда. Они должны договариваться. Не смогут в этот раз — возможен новый Майдан. Печально, что Майдан стал частью их политической жизни. Нельзя решать судьбы государства на улице. Люди должны понять, что им друг от друга деваться некуда, как бы они ни обзывали друг друга «коммуняками» и «бандеровцами». Они — одна страна, и надо договариваться.

По мнению Виктора Дятлова, на Украине идет процесс не просто формирования государственности, идет процесс строительства нации из очень разнородных элементов. И это тоже большая проблема: на какой основе выстраивать нацию — государственной или этнической? Этническая вроде понятней, но уж больно разные украинцы. Плюс русские, татары, греки, евреи и др. То есть перед ними стоит огромное число проблем наряду с неумением эти проблемы решать, поэтому в результате выборов к власти приходят разные демагоги.

Мы спросили иркутян: «А вы что думаете о событиях на Украине?»

Андрей:

— Это большая политика, связанная с борьбой за территорию и сферы влияния. Думаю, что здесь завязаны интересы многих стран. Наверное, они уже обо всем договорились. А Крым, конечно, должен быть российским.

Саша:

— Россия решила использовать ситуацию на Украине и вернуть себе Крым, что было бы справедливо. Но войны никто не хочет, и я лично не хочу. Пушки и пулеметы —
это не аргумент.

Юрий Сергеевич:

— А что там происходит? Взбунтовалась всякая недобитая бандеровская ..., националисты, фашисты. И правильно, что мы их прижали. Надо до конца идти — Крым наш.

Олег:

— К бесконечному майдану отношусь отрицательно, но и войны не желаю. Не надо нам жертв — договариваться надо.

Ира:

— Честно говоря, я практически не слежу. Единственное, что могу сказать: не надо войны. Если война — это надолго.

baikalpress_id:  83 375