Иркутян учат не бояться коллекторов

Сотрудники юридической компании рассказали, как можно остановить увеличение банковского долга и расторгнуть кредитный договор.

Каждый человек, который брал кредит и столкнулся с невозможностью его выплачивать, знает, какую «веселую» жизнь гарантирует невозможность отвечать по банковским обязательствам. К сумме долга прибавляются штрафы, пени и прочие платежи, увеличивающие долг до умопомрачительной суммы. Плюс каждый день вам, вашим родным, коллегам звонят представители банков, судебные приставы. Особенно усердствуют коллекторы — дело доходит до прямых угроз. Человек пытается платить, экономя даже на еде, но погасить непомерную сумму не в состоянии. Представители одного из потребительских обществ рассказали, какие юридические перспективы есть у человека, задолжавшего банку.

На встречу с представителями потребительского общества пришло огромное количество людей с одинаковыми проблемами — поддались соблазну взять кредит и в итоге очутились в финансовой ловушке. Перед выступлением главного лектора — ведущего антиколлектора России, основателя юридической компании финансовой защиты Кирилла Доронина — гостям был показан короткий фильм, суть которого сводилась к следующему. Россия — богатейшее государство земного шара. У нас первое место по запасам полезных ископаемых и первое место в мире по объему просроченных кредитов. В России настоящая кредитная наркомания. Кредиты льются рекой. Давая деньги в долг, банки фактически не задают вопрос, сможет ли заемщик вернуть взятые средства. 34 миллиона человек в России находятся под кредитным гнетом, итогом чего являются нервные срывы, скандалы и разрушенные семьи, крах бизнеса, болезни и самоубийства. Взяв кредит, мы меняем спокойную жизнь на иллюзию роскоши и сиюминутное удовольствие.

Обязанность каждого — повысить свою финансовую грамотность и знание законов.

— Но, даже зная свои права, заемщики не могут добиться результата, потому что в нашей стране права людей часто не уважают, — начал лекцию антиколлектор Кирилл Доронин. — Но это не значит, что нужно опустить руки. В моей практике был уникальный случай, когда мы получили решение суда о взыскании с банка. Банк требовал деньги с гражданина, мы пришли со своим контррасчетом и выиграли суд. При этом банк остался должен заемщику приличную сумму. Хочется отметить, что правильный пересчет показывает, что очень часто банк незаконно требует деньги.

К сожалению, вышеприведенный пример не означает, что в случае, если человек явно переплатил банку, суд примет решение в его пользу.

Есть такое понятие — судебная практика. Это то, что представители судебной системы не любят менять. И преломить эти традиции — большой труд. В большинстве своем суды выносят решения в пользу банков.

— Именно поэтому я принял решение двигаться в другом направлении, — продолжает Кирилл. — Какие юридические решения в нашей стране есть по выходу из данной ситуации? Юристы обычно говорят: «Решений нет. Ты должен, и все». Но ведь это как­то регулируется, банк ведь что­то делает с долгами. Я решил узнать, какие финансовые документы регулируют деятельность банков, и выяснил, что банковские учреждения довольно часто списывают долги. Очень часто происходит так, что банк заинтересован в утилизации долгов. У него есть процедура, благодаря которой человек ничего банку не должен.

После изучения этой информации и родилась программа финансовой защиты, которая выполняется в три шага, позволяющих максимально защитить человека от банковского произвола. Программа рассчитана на лиц, попавших в сложное финансовое положение по выплате кредитов и займов.

В ходе программы реализуется три шага: досудебная и судебная работа, взаимодействие с приставами, работа со списанным долгом.

— Приходили разные клиенты. Кто­то говорит: «У меня в 2007 г. был долг, он уже продан коллекторам». У кого­то есть решение суда, и к нему постоянно приходят приставы; у кого­то просрочка месяц, и он знает, что дальше платить не сможет. Есть две категории банковских заемщиков: «Платить не могу и не смогу никогда» и «Я готов возвращать деньги, но позже и не в том объеме, который требует банк».

— Результатом первого этапа работы является решение суда о взыскании. Мы провоцируем суды, чтобы их проиграть, и работаем дальше. Решение суда попадает к приставу. Его задача — провести меры по взысканию. Согласно положению Центробанка № 254­п, которое регламентирует порядок формирования страховых резервов и порядок списания безнадежных долгов, коммерческий банк должен доказать невозможность взыскания. Это как раз и происходит на стадии, когда за дело берутся судебные приставы. То есть официальные органы отписывают, что не могут взыскать деньги с должника.

На этом этапе надо доказать отсутствие у человека дохода и имущества, достаточного для взыскания. Задача — получить акт о закрытии исполнительного производства с формулировкой «невозможно взыскать».

После этого производство закрывается и возвращается в банк. В большинстве случаев банку выгодно получать эти акты, чтобы списать кредит.

Пристав может сделать запрос по месту регистрации на наличие квартир, участков и автомобилей. Если у человека имеется в наличии только единственное жилье (это может быть квартира или дом с участком), оно не подлежит изъятию.

Когда пристав возвращает дело в банк, у последнего два варианта: либо отдать дело приставу на взыскание, либо списать долг. Если почитать 254­е положение Центробанка, то банк при выдаче кредитов формирует страховой резерв — страховку от невозвратов. Что выгоднее — отдать долг приставу, понимая, что у должника денег нет и брать с него нечего, или списать долг и забрать деньги? Конечно, выгоднее забрать живые деньги и инвестировать их в добропорядочных заемщиков. 95% составляет вероятность того, что банк отзовет исполнительный лист.

— То, что банк юридически отказался от претензий, надо доказать. Это делается через коллекторов. Поэтому реакция на любимую угрозу банков «Мы ваш долг продадим коллекторам» должна быть такой: «Отлично! Жду не дождусь». На этом этапе нам необходим акт, справка или уведомление с печатью банка о том, что долг продан. Мы пишем в банк письмо с просьбой огласить состояние долга, забираем официальный ответ банка, где есть информация о размере долга и о том, что долго продан. А продается долг обычно по договору цессии, т. е. банк уступает коллекторам право требовать долг.

— Когда коллекторы начинают звонить и писать письма задолжавшему гражданину, они должны доказать свой статус, свое право требовать деньги. Гражданину не надо суетиться и пытаться что­то объяснить. Первый вопрос, который должен быть задан: «А вы кто?» В принципе, можно сразу положить трубку. Вы не можете знать, кто на том конце провода. Может быть, это мошенник, который воспользовался вашими персональными данными. Почему вы должны незнакомому человеку объяснять свое финансовое положение, давать информацию о месте своей работы?

— Первое, что мы делаем, — отправляем запрос. Коллектор должен доказать, что купил долг. Затем — представить договор цессии, приложение к договору, где есть конкретная информации о человеке, и другие документы, которые уважающий себя коллектор обязательно представит, а не уважающий — растеряется. Если ответа нет, мы пишем уведомление, что, несмотря на то, что мы согласились на диалог, нужных сведений нам не предоставили. Соответственно, дальнейшие инсинуации коллекторов можно считать вымогательством. Мы пре­дупреждаем, что будем обращаться в полицию и прокуратуру.

Те, кто обращался в вышеуказанные органы, мог столкнуться с отказом, данным с мотивировками «гражданские отношения», «преступление не доказано», «обращайтесь в суд».

В вышеописанном случае просто так вам не откажут, потому что есть документы, подтверждающие попытку диалога, после которой вы просите защиту у правоохранительных органов.

— Только две коллекторские конторы в России могут выслать полноценные документы. Все остальные документы можно признать недействительными. Так что если коллектор ответил, у нас есть 15 законных оснований, с помощью которых можно доказать, что договор цессии — полная туфта. Следовательно, действия коллекторов по выбиванию долга можно квалифицировать как вымогательство. В итоге в 99% случаев происходит отсечение банка и коллектора от заемщика. После этого человек полностью избавляется от проблем, связанных с просроченной кредитной задолженностью.

После лекции мы поговорили с одной из слушательниц, сотрудничающей с юридической компанией Кирилла Доронина. Пенсионерка Елена Котова рассказала, в какой кошмар превратилась ее жизнь после оформления кредита.

— Наверное, уже все в Иркутске знают о продавцах дорогостоящих пылесосов, которые приходят, чистят ковры; и если вы пылесос не покупаете, то нужно дать 10 телефонов знакомых. Вот приехал такой ко мне, а у меня даже паласов нет. Он коврик у порога почистил, говорит: «Покупайте». И когда я сказала, что денег у меня нет, он предложил оформить кредит. Я попросила время, чтобы подумать. Он говорит: «Давайте прямо сейчас. Я вас на машине подвезу». Оформили у них кредит — якобы без процентов. Я очки не успела захватить, договор вообще не видела. Сейчас я вообще не понимаю, как я на это согласилась…

Пенсия Елены Котовой — 12 тысяч рублей. После оплаты коммунальных услуг на жизнь у Елены Ивановны остается совсем немного. Однажды она сильно заболела. Врачи порекомендовали лекарства, а у Елены Ивановны в это время даже на хлеб денег не было.

— Я лежала на кровати и плакала. Все, что мне оставалось делать в той ситуации, — это не платить кредит. Я заняла деньги и обратилась в юридическую компанию по финансовой защите. Сейчас мое дело у приставов. Они изучают, можно ли что­то с меня взыскать. Но у меня ничего нет. Доходов, кроме пенсии, не имеется. Поскольку я неплатежеспособна, в будущем надеюсь получить бумагу, что банк ко мне претензий не имеет.

baikalpress_id:  92 504
Загрузка...