Иркутский ученый узнал о жизни своих предков из мемуаров прадеда

Историей своего рода младший научный сотрудник СИФИБР СО РАН, кандидат биологических наук Максим Живетьев интересовался еще в детстве.

Он часами с родителями рассматривал фотоальбомы с уже пожелтевшими от времени снимками, а в подростковом возрасте случайно узнал о мемуарах, написанных прадедом по отцовской линии. Из них и подробных рассказов отца Максиму стало известно множество захватывающих историй, героями которых были его предки.

— Мой прадед Маркел Иванович Живетьев оставил после себя четыре толстые тетради воспоминаний, исписанные убористым почерком, — говорит иркутский ученый. — Родился он в 1893 году в Томской губернии. Его отец — казак Иван Живетьев перебрался туда с Дона и обзавелся большой семьей. У моего прадеда Маркела, младшего ребенка в семье, были три сестры — Арина, Татьяна, Дарья и брат Николай. Чтобы не жить в нужде, их отец много трудился, редко его можно было застать дома. Иван Живетьев брался за любую работу: плотничал, рубил дома, строил деревянные суда — был мастер на все руки. У Живетьевых было большое хозяйство — огромная пашня и настоящая птицеферма, в которой держали больше сотни утят, а цыплят и вовсе было не сосчитать. Маркел с четырех лет помогал родителям ухаживать за птицей — кормил, каждый день чистил курятник. Спокойная жизнь для моего прадеда закончилась с приходом революции.

Юношей Маркел Иванович попал в пекло Гражданской войны, сражался под командованием Семена Буденного. «Отцу он рассказывал, как, идя на врага с шашкой наголо, тело и лицо прятал за шею коня, чтобы не убили. Враг не щадил — выкатывал тачанку и палил в упор. Отец говорил, что руки и ноги прадеда были усыпаны шрамами от вражеских пуль. После войны Маркел Иванович уехал на Дальний Восток строить Комсомольск-на-Амуре. Там ему досталась должность лоцмана. По воде на катере он возил большие грузы к будущему городу», — рассказывает правнук.

По долгу службы у прадеда нашего героя были частые командировки в Сибирь.

Во время одной из них, в Нижнеангарске Северо-Байкальского района, он познакомился со своей будущей женой Екатериной Аркадьевной Орловой.

— История предков прабабушки удивительная, — продолжает Максим Живетьев. — Она была дочерью разжалованного офицера Аркадия Алексеевича Орлова. Как рассказывал отец, он был одним из представителей известного графского рода. В Сибирь его сослали из-за досадного инцидента. Когда Аркадий Алексеевич стоял на посту, к нему подошел пьяный офицер и стал донимать разговорами. А тому не то что говорить, даже двигаться было нельзя. Тогда офицер, разозлившись из-за того, что на него не обращают внимания, сорвал с руки белую перчатку и ударил прапрадеда по лицу. Тут у Аркадия Алексеевича гордость взыграла — забыв про пост, он со всей силы ударил зарвавшегося офицера. Тот, и без того от хмеля еле стоявший на ногах, упал, получил серьезную травму головы и скончался. После суда прапрадеда разжаловали и сослали на бурятские земли, где в нынешнем Нижнеангарске он и основался вместе со своей семьей.

У Маркела Ивановича и Екатерины Аркадьевны родилось двое детей — дочь Евдокия и сын Василий (дедушка нашего героя). Евдокия Маркеловна работала врачом и сама лечила отца, раны которого всю жизнь давали знать о себе. Василий Маркелович был строителем — руководил большой бригадой на стройке котельных в Краснокаменске Забайкальского края, потом управлял биостанцией в поселке Большие Коты на Байкале.

— В городе он познакомился с моей бабушкой Раисой Константиновной Моисеевой, — говорит Максим Живетьев. — Она работала научным сотрудником в Иркутском институте земной коры СО РАН. Я, можно сказать, пошел по ее стопам, серьезно увлекся биологией. Ее родители, коренные сибиряки, жили в Шелехове. Прадед Константин и прабабушка Анна почти всю жизнь провели в городе металлургов и лишь в преклонных годах переехали в Иркутск, чтобы быть ближе к дочери. Кстати, мой прадед Константин был почетным ветераном Великой Отечественной войны — даже продукты ему специально возили домой. У бабушки Раисы Константиновны и деда Василия Маркеловича родились два сына — мой отец Аркадий и дядя Александр. Отец по настоянию родителей окончил Новосибирский технический институт, всю жизнь проработал инженером. Папа был очень сильным, спортивным и статным — в юности он серьезно увлекался боксом, ходил в секцию, любил играть в хоккей.

К сожалению, историю семьи по материнской линии Максим знает не так хорошо, как отцовскую: «Семья мамы приехала в Сибирь из европейской части России в XIX веке, спасаясь от эпидемии холеры. Моя бабушка Наталья Гаврииловна Рожкова рассказывала, что у ее матери было 17 братьев и сестер. Одна из них влюбилась во француза и сбежала с ним, после чего мать от нее отреклась. Моя мама работала в Иркутске товароведом. С отцом они познакомились на танцах в 1982 году и через несколько месяцев поженились. Через год у них появился я, а еще через полтора — мой брат Константин, имя которому дали в честь прадеда».

Иллюстрации: 

Младший научный сотрудник СИФИБР СО РАН, кандидат биологических наук Максим Живетьев подробно знает историю своих предков по линии отца. И неудивительно, ведь его прадед Маркел Иванович Живетьев оставил потомкам четыре толстые рукописи своих мемуаров
Младший научный сотрудник СИФИБР СО РАН, кандидат биологических наук Максим Живетьев подробно знает историю своих предков по линии отца. И неудивительно, ведь его прадед Маркел Иванович Живетьев оставил потомкам четыре толстые рукописи своих мемуаров
На фото — прабабушка иркутского ученого по линии отца Екатерина Аркадьевна Живетьева (в девичестве Орлова) с двоюродной бабушкой нашего героя Евдокией. «Прабабушка была долгожителем — прожила 102 года, детей и внуков с детства учила хорошим манерам и настоящей дворянской интеллигентности», — отмечает правнук
На фото — прабабушка иркутского ученого по линии отца Екатерина Аркадьевна Живетьева (в девичестве Орлова) с двоюродной бабушкой нашего героя Евдокией. «Прабабушка была долгожителем — прожила 102 года, детей и внуков с детства учила хорошим манерам и настоящей дворянской интеллигентности», — отмечает правнук
На редкой старинной фотографии — прадед Максима Живетьева Константин Моисеев в шестилетнем возрасте с родителями во дворе дома. Тогда никто и подумать не мог, что через несколько десятков лет этот озорной улыбчивый мальчишка с автоматом наперевес пройдет страшные годы Великой Отечественной войны
На редкой старинной фотографии — прадед Максима Живетьева Константин Моисеев в шестилетнем возрасте с родителями во дворе дома. Тогда никто и подумать не мог, что через несколько десятков лет этот озорной улыбчивый мальчишка с автоматом наперевес пройдет страшные годы Великой Отечественной войны
Прадед нашего героя Маркел Живетьев (слева) со сватами Анной и Константином Моисеевыми. По словам правнука, несмотря на множество пулевых ранений, полученных в Гражданскую войну, он сохранял бодрость духа и вел очень активный образ жизни, а за год до смерти написал мемуары: «Прадед был заядлым рыбаком и охотником, и охотничьи подвиги подробно описал в истории своей жизни. Однажды в лесу он стал свидетелем борьбы двух медведей. Прадед дождался, когда один зверь завалил другого, а потом расправился с победителем. В итоге дом украсили две шикарные медвежьи шкуры»
Прадед нашего героя Маркел Живетьев (слева) со сватами Анной и Константином Моисеевыми. По словам правнука, несмотря на множество пулевых ранений, полученных в Гражданскую войну, он сохранял бодрость духа и вел очень активный образ жизни, а за год до смерти написал мемуары: «Прадед был заядлым рыбаком и охотником, и охотничьи подвиги подробно описал в истории своей жизни. Однажды в лесу он стал свидетелем борьбы двух медведей. Прадед дождался, когда один зверь завалил другого, а потом расправился с победителем. В итоге дом украсили две шикарные медвежьи шкуры»
Родители бабушки нашего героя по линии отца — Константин и Анна Моисеевы жили в Шелехове. В день 50-летия городского загса супруги отмечали золотую свадьбу. Руководство учреждения пригласило их отметить это событие вместе. «Встречали прабабушку с прадедушкой, как и положено, хлебом и солью, чествовали их. В тот день Анна и Константин Моисеевы давали советы и наставления регистрирующимся молодоженам», — рассказывает правнук
Родители бабушки нашего героя по линии отца — Константин и Анна Моисеевы жили в Шелехове. В день 50-летия городского загса супруги отмечали золотую свадьбу. Руководство учреждения пригласило их отметить это событие вместе. «Встречали прабабушку с прадедушкой, как и положено, хлебом и солью, чествовали их. В тот день Анна и Константин Моисеевы давали советы и наставления регистрирующимся молодоженам», — рассказывает правнук
Раиса Константиновна и Василий Маркелович Живетьевы держат на руках внуков — Максима (справа) и его брата Константина. «Про бабушку и дедушку папа рассказал мне забавную историю. Перед свадьбой Василий и Рая поехали отдыхать в Москву. В день приезда они решили поужинать в ресторане известной гостиницы «Метрополь». Увидев огромные вазы с шикарными цветами, дедушка не удержался и решил подарить одну из них бабушке. Персонал гостиницы пошел ему навстречу, но под конец ужина влюбленным выставили такой счет, что покинуть столицу им пришлось уже на следующее утро — кончились деньги», — говорит Максим Живетьев
Раиса Константиновна и Василий Маркелович Живетьевы держат на руках внуков — Максима (справа) и его брата Константина. «Про бабушку и дедушку папа рассказал мне забавную историю. Перед свадьбой Василий и Рая поехали отдыхать в Москву. В день приезда они решили поужинать в ресторане известной гостиницы «Метрополь». Увидев огромные вазы с шикарными цветами, дедушка не удержался и решил подарить одну из них бабушке. Персонал гостиницы пошел ему навстречу, но под конец ужина влюбленным выставили такой счет, что покинуть столицу им пришлось уже на следующее утро — кончились деньги», — говорит Максим Живетьев
baikalpress_id:  92 938