Иркутский ученый рассказала историю своей семьи

В фамильном древе Светланы Людвиг — младшего научного сотрудника научного центра реконструктивно-восстановительной хирургии СО РАМН, в девичестве Клиновой, много ответвлений — у ее прабабушек и прадедушек были большие семьи.

Сама Светлана — третий ребенок в семье, она счастливо вышла замуж за Романа Людвига несколько лет назад, воспитывает двух маленьких сыновей и мечтает о дочке или даже двух. Потому что в большой семье всегда можно найти поддержку и даже в трудные времена есть уверенность в том, что тебе помогут, тебя будут любить таким, какой ты есть.

— Мою девичью фамилию Клинова часто неправильно называют, ставят ударение на первую гласную. На «и», а надо на «о», потому что в той местности, откуда родом мой отец, диалектно принято «окать». Родственников по папиной линии я плохо знаю. Мой отец — Николай Васильевич Клинов был инженером-техником в лесной промышленности, родом из Костромской области. Он умер, когда мне было всего 13 лет. Связь с его родней прервалась на многие годы. Лишь в 2007 году я смогла разыскать и навестить его сестер, живущих в Севастополе: тетю Алю и тетю Галю. Они рассказали мне, каким папа был в детстве, как любил озорничать и сбегать с уроков на речку, чтобы покупаться, да еще и других мальчишек с собой идти подбивал.

Прабабушку с отцовской стороны звали Мария Иванова, она жила в деревне Калинкино, под Костромой, вышла замуж за своего односельчанина Василия Степановича. Василий Клинов был хорошим плотником, строил коровники на фермах, дома и бани, у него всегда была работа, и дело легко ладилось в умелых руках. Дом для своей новой семьи он построил сам: вместительный, но уютный. В нем они родили 6 детей: сыновей Владимира и Николая и дочек Алевтину, Татьяну, Екатерину и Галину. Дети выросли и разъехались кто куда. Николай (отец Светланы) окончил Ленинградскую лесотехническую академию и, поехав посмотреть Сибирь, остался в Иркутской области.

— А мамину маму звали Лизой, — продолжает Светлана. — В детстве я проводила у нее много времени, гостила месяцами в Гришево, а потом и в Черемхово, где она жила.

Елизавета Гавриловна была второй дочерью в семье мельника Гавриила Бердникова и его жены Лукерьи, в девичестве Гараниной. Лукерья переехала в Сибирь из далекого Витебска. Она жила в нем в ту же пору, что и знаменитый художник Марк Шагал. Возможно, как-нибудь на улице они проходили мимо друг друга, встречались глазами. Но все это домыслы, а факты сохранила в памяти дочь Лукерьи — Елизавета. Она рассказывала своей внучке Свете, как ее отец разорился на мельнице. Бердниковы и до этого жили небогато, а после и вовсе обеднели. Гавриил стал пастухом, он прожил недолго, скончался в начале 30-х годов, оставив жену и семеро детей по лавкам.

— Семеро детей дожили до взрослого возраста, а вообще-то их было еще больше, но те умерли в детстве от болезней. Смотреть за малышами было некому, каждый подросший ребенок был при деле. Моя бабушка Лиза с 13 лет нянчила чужих детей, за это ей платили едой. И то она была рада, что не нужно есть дома, где и так ртов достаточно. Семья спала на матрасовках, набитых соломой, очень колючих и жидких, они лежали прямо на полу, а сверху домочадцы укрывались тулупами. Лукерья, как все, работала в колхозе, была поварихой при яслях. Она умела гадать на бобах, но не брала за это деньги, — рассказывает иркутянка Светлана Людвиг.

У Лукерьи до Гавриила был муж, от которого она родила в 1914 году дочь Варвару.

Потом, в браке со вторым мужем, у нее родились Елизавета, Михаил, Надежда, Александр, Мария и Павел (как его ласково звали дома – Панка). Он прожил всего 19 лет, но в памяти Елизаветы остался навсегда самым ласковым братом. Мария, ее родители называли Маней, стала нянечкой, работала в больнице в Тулуне всю жизнь.

— Я никогда не видела никого из бабушкиных сестер или братьев, увы. Знаю, что Александр служил во время Второй мировой войны, с фронта вернулся здоровым, завербовался на золотой прииск «Артемовский» в Бодайбо. Женился на Анне Грязновой, у них родились дочери Валентина и Галина. С тетей Валей сейчас общается по телефону моя мама, а с ее сыновьями Никулиными — Алексеем и Александром — мы только начали налаживать отношения, — говорит Светлана. — Брат бабушки — Михаил работал в колхозе бригадиром, он женился на птичнице Степаниде, у них доживала свой век прабабушка Лукерья. А вот детей у пары не было. Зато у сестры бабушки — Надежды родился сын Влад. Сейчас дядя Влад живет в Москве, у него есть две дочери моего возраста. Летом мама, тетя Валя, дядя Влад и еще несколько родственников планируют встретиться все вместе. Это будет большое воссоединение семьи! Надеюсь, на нем побывать.

Светлана хорошо проследила и свою родню по линии дедушки, маминого отца — выходца из семьи вологодских крестьян. Александр Голубцов был первенцем у Марфы Абрамовны Бараевой и Евсея Кузьмича Голубцова. Родителям Марфы не нравился Евсей, Бараевы слыли зажиточным родом, а Голубцовы перебивались как могли. Но любовь молодых людей победила: Марфа настояла на своем и вышла замуж на невысокого, но бойкого Евсея. Жили молодожены в деревне Нижний Манут Тулунского района. Он плотничал, она воспитывала детей: Александра, Ирину, Анастасию, Екатерину и Надежду.

— В Мануте жил младший брат Марфы — Илларион. После бани (тогда ведь бани были не у всех, поэтому ходили всей семьей к родственникам, у которых можно было помыться) Илларион и Марфа расстилали на полу постель. Ложились рядышком и долго-долго вспоминали свое детство, могли проговорить до рассвета. Евсей и Анна, жена Иллариона, даже ревновали брата и сестру за такую духовную близость и немного ругались на них за то, что те мешают спать своими разговорами, — делится семейной историей Светлана. — Такая близость между родными людьми, к сожалению, редкость. Мы также близки с моей младшей сестрой — Лизой, названной в честь бабушки. И чем старше я становлюсь, тем понятнее и ближе мне моя старшая сестра Наталья. Наверное, с возрастом корни тянут к себе, родственные связи становятся крепче. Мне хочется в это верить.

Иллюстрации: 

На этом фото конца XIX века крайний слева — Евсей Кузьмич Голубцов со своими боевыми товарищами. Сабля наголо, царская армейская форма и гравировка «Березинский полк 13-й роты» — фотография дает много информации, но вот воспоминаний, как служил Евсей, в семье не осталось. Зато правнуки помнят историю, случившуюся с ним, когда он был постарше: как-то Евсей пошел в лес за грибами-ягодами и встретился с медведем. Косолапый основательно помял мужчину, решил, что тот умер, и завалил его валежником. А Евсей просто притворился. И когда зверь ушел по своим делам, выполз из своей могилы и отправился домой с поломанными ребрами
На этом фото конца XIX века крайний слева — Евсей Кузьмич Голубцов со своими боевыми товарищами. Сабля наголо, царская армейская форма и гравировка «Березинский полк 13-й роты» — фотография дает много информации, но вот воспоминаний, как служил Евсей, в семье не осталось. Зато правнуки помнят историю, случившуюся с ним, когда он был постарше: как-то Евсей пошел в лес за грибами-ягодами и встретился с медведем. Косолапый основательно помял мужчину, решил, что тот умер, и завалил его валежником. А Евсей просто притворился. И когда зверь ушел по своим делам, выполз из своей могилы и отправился домой с поломанными ребрами
Николай Клинов — отец героини в свои армейские годы. Николай служил в Германии в 70-х годах прошлого века. Он рассказывал, что тогда многие местные жители передвигались по городку, рядом с которым он служил, на велосипедах и оставляли свой транспорт без присмотра на обочинах и возле магазинов. Беспечность немцев Николай и его сослуживцы использовали для своих целей: брали велосипеды покататься на часок, ехали, куда им было надо, и оставляли на видном месте. Угонщиков за это не наказывали
Николай Клинов — отец героини в свои армейские годы. Николай служил в Германии в 70-х годах прошлого века. Он рассказывал, что тогда многие местные жители передвигались по городку, рядом с которым он служил, на велосипедах и оставляли свой транспорт без присмотра на обочинах и возле магазинов. Беспечность немцев Николай и его сослуживцы использовали для своих целей: брали велосипеды покататься на часок, ехали, куда им было надо, и оставляли на видном месте. Угонщиков за это не наказывали
Семья Клиновых в марте 1988 года. Слева направо: Вера Александровна, ее муж — Николай Васильевич, их дети: Сергей, Наталья, Светлана и младшая — Елизавета. Традиционный ковер на стене как дань советской моде. Клиновы тогда жили в поселке Октябрьском Чунского района. Вера работала учителем иностранных языков в школе, Николай — заместителем генерального директора в районной организации объединенных леспромхозов
Семья Клиновых в марте 1988 года. Слева направо: Вера Александровна, ее муж — Николай Васильевич, их дети: Сергей, Наталья, Светлана и младшая — Елизавета. Традиционный ковер на стене как дань советской моде. Клиновы тогда жили в поселке Октябрьском Чунского района. Вера работала учителем иностранных языков в школе, Николай — заместителем генерального директора в районной организации объединенных леспромхозов
Семья Голубцовых: Елизавета, ее муж Александр и сын Павел. Павел родился от первого мужа Елизаветы — Ивана Тумакова. Ивана забрали на фронт, как только началась Великая Отечественная война, и в первый же ее год он погиб. Его молодая жена тогда была беременна. Вновь устроить свою личную жизнь она смогла через несколько лет: вышла замуж за заводского инструментальщика Александра, родила дочь Веру. Елизавета хотела иметь много детей, но в послевоенные годы здоровье и тяжелая работа не позволили ей осуществить эту мечту. Сын Павел умер в 30-летнем возрасте, зато дочь Вера подарила трех внучек и одного внука
Семья Голубцовых: Елизавета, ее муж Александр и сын Павел. Павел родился от первого мужа Елизаветы — Ивана Тумакова. Ивана забрали на фронт, как только началась Великая Отечественная война, и в первый же ее год он погиб. Его молодая жена тогда была беременна. Вновь устроить свою личную жизнь она смогла через несколько лет: вышла замуж за заводского инструментальщика Александра, родила дочь Веру. Елизавета хотела иметь много детей, но в послевоенные годы здоровье и тяжелая работа не позволили ей осуществить эту мечту. Сын Павел умер в 30-летнем возрасте, зато дочь Вера подарила трех внучек и одного внука
Светлана Николаевна Людвиг — младший научный сотрудник научного центра реконструктивно-восстановительной хирургии Сибирского отделения Российской академии медицинских наук. Окончила биологический факультет ИГУ. Светлана изучает влияние клеточной трансплантации на энергетический обмен в миокарде. Решать проблему сердечно-сосудистых заболеваний Светлана решила после смерти своего отца, он умер от сердечного приступа. Сейчас Светлана пишет кандидатскую работу и находится в декрете — воспитывает сыновей Колю и Витю.
Светлана Николаевна Людвиг — младший научный сотрудник научного центра реконструктивно-восстановительной хирургии Сибирского отделения Российской академии медицинских наук. Окончила биологический факультет ИГУ. Светлана изучает влияние клеточной трансплантации на энергетический обмен в миокарде. Решать проблему сердечно-сосудистых заболеваний Светлана решила после смерти своего отца, он умер от сердечного приступа. Сейчас Светлана пишет кандидатскую работу и находится в декрете — воспитывает сыновей Колю и Витю.
baikalpress_id:  91 541
Загрузка...