Иркутский школьник прикован к постели после ДТП на пешеходном переходе

К сожалению, в жизни Матвея Басаргина произошел тот случай, после которого время разделилось на «до» и «после».

На пешеходном переходе мальчика сбила иномарка — он ударился головой о машину, а потом об асфальт. Открытая черепно-мозговая травма, 4 сложные операции, кома, 3 месяца в больнице. Понимает ли он, что с ним? Видит ли родных, слышит ли их? Неизвестно. Но родные уверены — все восстановится, главное — жив.

Все случилось 27 мая, в последний учебный день перед летними каникулами. С 5-го класса Матвей посещал школу-интернат для слабовидящих детей в Радищево, на улице Нестерова — путь неблизкий, с пересадкой. Семья живет в частном секторе в районе улицы Рабочего Штаба.

— Был теплый солнечный день, я разбудила Матвея, он собрался в школу, и мы решили, что вечером отметим окончание 6-го класса и начало каникул тортом! — вспоминает Светлана Подоляк, мама Матвея. — Закончились занятия, он позвонил, сказал, что идет на остановку. Положила трубку и захотела еще что-то сказать, но он уже оказался недоступным…

Материнское сердце подсказало — что-то случилось. Светлана срочно позвонила классному руководителю Владимиру Суханову — он живет в двух шагах от той остановки «Куйбышевские дома» в Радищево. Подозрения оправдались — Владимир Андреевич прибежал к остановке и увидел страшное: окровавленный мальчик лежал на дороге без сознания. Примерно в десяти метрах от пешеходного перехода стояла иномарка, рядом — молодой мужчина-водитель.

Скорая приехала быстро, Матвея доставили в Ивано-Матренинскую больницу и сразу поместили в реанимацию: «Мы не видели его, знали только, что тяжелая травма головы и никаких прогнозов, — рассказывает Светлана. — Мысли были только об одном — лишь бы выжил!»

В это время водитель давал показания, объяснял, как все случилось. По его словам, Матвей стоял на обочине у зебры и не собирался переходить. Водитель, управляя автомобилем «Хендай Гранд Старекс», притормозил, а потом снова прибавил газу, ведь парень стоял на месте. А мальчик в этот момент, видимо, решил, что, коль водитель снизил скорость, то можно идти, и побежал через дорогу…

Столкновение случилось на встречной полосе — туда бежал мальчик, туда же, пытаясь избежать столкновения, отвернул водитель.

Скорость, по словам Максима Фильченко, была не более 65 км/ч.

Оценив серьезность травмы, врачи ввели Матвея в искусственную кому. «Внутри головы образовалась огромная гематома, которая сдавила мозг и привела к его отеку, — объясняют мама и тетя Матвея. — Именно отек в итоге нарушил функции мозга…»

Медикам пришлось сверлить череп и выкачивать лишнюю жидкость, потом делали трепанацию… Мальчик мог умереть в любой момент, но родные верили в лучшее: «Мы думали, когда отек уйдет, Матвей очнется, ждали этого дня, но чуда пока не случилось», — мужественно рассказывают родственники.

— Мы приходили в больницу дважды в день, пока он был в реанимации — это три недели. Дальше были долгие месяцы в палатах разных отделений. Мы всякое видели: и поддержку, и негатив, и участие, и безразличие. Но как бы там ни было — мы благодарны всем, кто участвовал и продолжает бороться вместе с нами за нормальную жизнь нашего мальчика. Был короткий период, когда он улыбался нам в ответ — мы понимали, что он узнает нас, во всяком случае верили в это. А потом состояние ухудшилось — поднялась температура до 41 градуса, и после этого никаких эмоций. Сейчас, когда его кормишь или вводишь лекарства — он вертит головой, вроде как отказывается, не хочет, но утверждать, что это осознанно, мы не беремся.

Зондовое питание, аппарат искусственной вентиляции легких, капельницы, медикаменты, массажи, грелки со льдом против температуры, гимнастика, трахеостома и отключение от зонда — это лишь малый список, через что пришлось пройти мальчику, а впереди еще долгий путь реабилитации.

— За это время мы сами почти превратились в медиков — изучили массу литературы, впитали советы врачей, научились способам ухода и теперь можем твердо сказать — улучшения есть, но до прежнего состояния еще далеко, — говорит мама школьника. — Мы всего пару недель дома, но уже освоились.

1 сентября прямо в больницу к Матвею приезжал классный руководитель поздравить и сказать, что его ждут в классе.

А на днях, 5 октября, у Матвея был день рождения — исполнилось 13 лет.

К мальчику потоком шли гости: учителя, одноклассники, друзья, родные.

Случайное знакомство свело семью со священником Дмитрием из Карлука. Теперь он тоже частый гость в доме — духовная поддержка и опора для ослабленной испытаниями семьи.

— Добрых людей очень много — помогают все. Кто-то машину гравия привез, другой кровать подарил, другой аппарат специальный — сонатор, третьи окна помогли вставить в новый дом, из благотворительных фондов привезли кварцевую лампу, противопролежневый матрас, увлажнитель и многое другое. На карту отправляли разные суммы — 50 рублей, 160, 200. Мы благодарны каждому за каждый рубль, ведь из этого складывается надежда на возвращение, — сдерживая слезы, говорит бабушка Матвея Нина Ивановна. — Мы все завязаны на уходе. Работать нет возможности — процедуры расписаны поминутно: накормить, напоить, откачать жидкость из трахеостомы, выполнить все необходимые манипуляции, сонацию, ингаляцию и т. д. Закончился первый круг, как уже пора приступать ко второму. Даже еду приготовить некогда порой. Я работаю теперь по сокращенному графику — всего 1 неделю, девочки и вовсе уволились. Муж Кати, тети Матвея, один за всех работает полноценно, при этом на работе успевает прочитать что-то новое об уходе, о лечении, привозит новую информацию, и мы все внедряем в жизнь, чтобы не упустить ни одной возможности».

У Матвея совершенно ясный взгляд, несколько раз он смотрел мне прямо в глаза. И тогда показалось, что он слышит и все понимает. Так ли это, утверждать не могут даже врачи. Процесс восстановления долгий, но прогресс заметен, и его можно сравнить с ростом младенца: Матвей вновь научился держать голову, может подтягиваться, если взять за руки, научился глотать жидкую пищу. Однако если младенца можно легко поставить на ножки или усадить, то Матвею для этого нужны специальная трехсекционная кровать, кресло с фиксирующими ремнями, устройство, способное удерживать человека в положении стоя, и многое, многое другое, чего у него пока нет.

Как помочь Матвею

Чтобы продолжить восстановительный курс, Матвею необходимы специальное питание, лекарства, медтехника — пульсоксиметр, кислородная подушка. Кроме того, семья будет благодарна любой волонтерской поддержке и помощи в строительстве дома (стройматериалы — утеплитель, фанера, доски, рабочие руки). На случай отключения электроэнергии жизненно необходим генератор.

Денежные средства можно перечислять на банковскую карту ОАО «Сбербанк России» № 639002189010200727, открытую на имя Светланы Подоляк.

Телефоны: 8-950-051-99-06 — бабушка Нина Ивановна, 8-983-44-25-343 — мама Светлана Подоляк.

  • После аварии у Матвея случился спазм мышц — несколько недель ни врачи, ни родные не могли разжать мальчику челюсть, ноги были вытянуты и не сгибались, а скрещенные руки так давили на грудь, что едва не сломали грудную клетку. Приходилось, меняя друг друга, приподнимать руки и держать, чтобы не заработать новых проблем, пока врачи вновь не вводили серьезные расслабляющие препараты.
  • На 16 октября назначен суд над виновником аварии, 27-летним Максимом Фильченко. Стоит отметить, что водитель был за рулем служебной машины «Хендай Гранд Старекс», находящейся в оперативном управлении Иркутской специализированной детско-юношеской школы по художественной гимнастике. По словам заместителя директора Елены Баженовой, Максим Фильченко не имел нареканий до момента ДТП и уволился по собственному желанию в августе 2014 года, отработав в организации 8 месяцев. Мужчина является инвалидом — у него нет одной кисти. Недавно его осудили
  • на 2 года условно за хранение героина, который, как признался сам Фильченко, он приобрел для личного употребления. Виновник аварии женат, воспитывает детей. Старшая дочь — ровесница пострадавшего Матвея. К слову, ремонт автомобиля Фильченко оплатил из собственных средств.
  • Семья Подоляк благодарит всех, кто поддерживает и помогает в трудные дни, в частности Батуриных, Платоновых, Канцель, Любославских, Илью Кручинина, классного руководителя Владимира Суханова, директора школы Ольгу Кучергину, родителей одноклассников, нейрохирургов Ларионова и Леводарова, всех врачей и медсестер отделений неврологии и травматологии Ивано-Матренинской больницы, фармаколога Александра Юрьевича, врача скорой реанимационной помощи Добродеева, врача лечебной физкультуры Любовь Григорьевну, массажистов Елену и Дарью, технический персонал больницы, благотворительные фонды.

Иллюстрации: 

Рядом с Матвеем всегда минимум два человека — этого требует полноценный уход. На снимке с мальчиком мама Светлана  и тетя Екатерина (справа). Обеим пришлось оставить работу: «Мы очень любим Матвея и верим, что он справится, заговорит, встанет на ноги, снова будет учиться и жить полноценной жизнью»
Рядом с Матвеем всегда минимум два человека — этого требует полноценный уход. На снимке с мальчиком мама Светлана и тетя Екатерина (справа). Обеим пришлось оставить работу: «Мы очень любим Матвея и верим, что он справится, заговорит, встанет на ноги, снова будет учиться и жить полноценной жизнью»
Этот снимок сделан год назад, в день 12-летия Матвея. Улыбчивый парень отмечал день рождения в кругу семьи и друзей. В этом году 5 октября к мальчику снова пришли друзья, только поговорить с ними он пока не может. Но все вокруг уверены: скоро Матвей поправится, снова будет кататься на скейте, сноуборде, играть на гитаре
Этот снимок сделан год назад, в день 12-летия Матвея. Улыбчивый парень отмечал день рождения в кругу семьи и друзей. В этом году 5 октября к мальчику снова пришли друзья, только поговорить с ними он пока не может. Но все вокруг уверены: скоро Матвей поправится, снова будет кататься на скейте, сноуборде, играть на гитаре
В жизни Матвея Басаргина произошел тот случай, после которого время разделилось на «до» и «после»
В жизни Матвея Басаргина произошел тот случай, после которого время разделилось на «до» и «после»
Создать нормальные условия для восстановления Матвея Басаргина  в старом обветшалом доме уже невозможно — из-за плесени и грибка дом требует ежегодной обработки, но этим летом семье было не до ремонта — три месяца они провели в больнице вместе  с мальчиком
Создать нормальные условия для восстановления Матвея Басаргина в старом обветшалом доме уже невозможно — из-за плесени и грибка дом требует ежегодной обработки, но этим летом семье было не до ремонта — три месяца они провели в больнице вместе с мальчиком
«Незадолго до аварии мы поставили каркас нового дома на нашем же участке, — говорит бабушка мальчика Нина Ивановна. — Нужно срочно его достраивать, ведь зимовать в старом доме Матвею никак нельзя — сыро, холодно, плесень, грибок могут только навредить мальчику»
«Незадолго до аварии мы поставили каркас нового дома на нашем же участке, — говорит бабушка мальчика Нина Ивановна. — Нужно срочно его достраивать, ведь зимовать в старом доме Матвею никак нельзя — сыро, холодно, плесень, грибок могут только навредить мальчику»
baikalpress_id:  98 956