Иркутский путешественник проехал от Иркутска до Шанхая на трехколесном велосипеде

Как мы уже сообщали, иркутянин Илья Ильюшин совершил путешествие на трайке от Иркутска до Шанхая.

На трехколесном велосипеде он преодолел 4600 километров, потратив на все это полтора месяца и около 50 тысяч рублей. Мы уже рассказывали о том, как Илья собирался в дорогу, как тщательно планировал путешествие и как проехал первые километры вдоль Байкала. О своих приключениях в пути, размышлениях, российских и китайских дорогах он рассказал журналисту «СМ Номер один».

— Все было круто, все получилось, и я сейчас самый счастливый человек! — начал свой рассказ о путешествии Илья Ильюшин.

План путешествия был простым — успеть проехать расстояние от Иркутска до Шанхая за 50 дней, за время отпуска. По подсчетам путешественника, чтобы уложиться в этот период, ему нужно было в день проезжать не менее 100 км. Цель вполне осуществимая, учитывая, что ехать на трайке более комфортно, чем на обычном велосипеде, — не затекает спина, не болят суставы от долгой езды.

Одной из проблем, с которой Илья столкнулся в путешествии, были дороги. Самые ужасные, по его словам, от Улан-Удэ до Читы: сплошные ямы, дыры, трещины. Ехать по ним, особенно на трайке, очень сложно. Причем в северных областях Китая, где погода зимой такая же, как у нас в Сибири, дороги в идеальном состоянии. А если где-то и идет ремонт, то он проводится достаточно быстро, поэтому пробок, особенно на межгородских дорогах, обычно не бывает.

— Дороги в Китае великолепные. Если ехать на машине, то Китай для автомобилистов — идеальная страна. Дороги в Китае в основном платные, и очень дорогие. Но велосипедистам нельзя ездить по платным, поэтому я в основном ездил по бесплатным дорогам.

У путешественника был скромный бюджет и непритязательный быт. Ночевал Илья в основном в палатке, мылся в Байкале и во всех речках и озерах, мимо которых проезжал по Забайкальскому краю и Китаю.

— В России я спал только в палатке, потому что у нас замечательно: ставишь палатку около Байкала или в забайкальских степях — воздух свежий, ветерок обдувает. А вот в Китае уже сложнее. После Харбина сразу чувствуется ухудшение экологии. У них везде все очень сильно заселено, все огорожено. Дымят заводы, люди суетятся, очень сильно развита промышленность. Там уже в палатке не так комфортно — не можешь надышаться воздухом. Кажется, что его не хватает. У нас можно мыться в байкальских реках, а там уже нельзя. Поэтому, когда едешь по Китаю, нужно выучить иероглифы «гостиница» и «хостел» — только там можно и помыться чистой водой и нормально переночевать.

В Маньчжурии путешественнику не очень понравилось.

В своем блоге он написал: «Сейчас я в городе Маньчжурия. Тут, конечно, большой город, и архитектура, и торговля. Но мне ужасно здесь не нравится: хамство, высокие цены, проблемы с Интернетом и навигацией. Тут наплыв туристов. И каких бы вы думали — русских? Нет, китайских! Китайцы бегают повсюду, кричат и раздражают друг друга. Пустынные забайкальские степи показались мне куда милее. Завтра поскорее постараюсь свалить отсюда внутрь страны».

— Как-то, проезжая по платной трассе, я увидел монгольские юрты. Заехал туда и спрашиваю: «Где можно поесть? Где здесь кафе?» Монголы жестами показывают — ты, мол, садись за стол, мы сейчас принесем. Я сижу в юрте, но мне не приносят меню. Я не понимаю, что происходит. Жестами показывают, что сейчас приготовят ужин на всю семью. Оказалось, что в этой юрте собралась большая семья. Все суетятся вокруг меня, накладывают мне еду. Я не знал ни китайского языка, ни монгольского, а они не знали английского. Поэтому спросить их, что я им должен за обед, я не мог. Мне пришлось просто поесть и общаться с ними всеми доступными средствами. Я показывал фотографии, жестами пытался рассказать о путешествии.

Замечательные люди, которые просто так — не зная языка, не понимая, кто я и откуда — приняли меня очень радушно. Мне с ними было очень весело, мы боролись на руках. А когда я закурил трубку, они начали смеяться и называть меня Сталиным.

Трубка пошла по кругу, а вечером мне постелили в юрте. Ночлег тоже был бесплатным. Красота там неописуемая: бескрайняя степь, звезды и хорошие, добрейшие люди. Я думаю, за деньги все это не получишь. Если приехать к ним с деньгами, они вряд ли пригласят тебя за свой стол. А когда они видят, что человек просто едет по дороге голодный, они готовы и накормить, и ночлег предоставить.

По словам Ильи, в Китае активно ведется строительство и наши темпы строительства по сравнению с китайскими просто смехотворны. У них идеальные дороги, но нигде нет дорожной техники, которая занималась бы ремонтом дороги. Темпы строительства невероятные — новые микрорайоны, города у них вырастают очень быстро.

— Там очень распространены маленькие города, как наш Шелехов: завод и рядом с ним маленький город, в котором днем совсем никого нет, пустые улицы, потому что все молодые люди работают на заводах. Это социалистический рай. Нет бездельников, в магазине одна продавщица — и все. Я ехал по пустому городу.

Кроме красивых видов и достопримечательностей в дороге свободно путешествующего велосипедиста ожидает масса непредсказуемых ситуаций — проще говоря, опасностей и проблем. Ведь невозможно предугадать все заранее, если путешествуешь не в туре, а сам по себе, по своему маршруту и собственному плану. Илья Ильюшин в своем блоге рассказал о собственных приключениях, когда он был уже относительно недалеко от Шанхая. На этом участке пути у него произошли сразу две небольших аварии. К счастью, велосипедист не пострадал, а вот его железному другу понадобилась помощь. Когда уже вечерело, рассматривая рядом стоявшее здание на предмет ночлега, он со всего маху налетел правым колесом на выступавший бордюр. Трайк перевернулся набок, а путешественник вылетел на асфальт. «Со мной все в порядке, но колесо сильно повреждено: камера лопнула, край обода погнулся. Во всеуслышание громко проклинаю свою глупость», — пишет в своем блоге Илья Илью­шин. Поскольку авария случилась далеко от ближайшего населенного пункта, велосипедисту пришлось поздно вечером, фактически ночью, самому ремонтировать трайк.

Весь следующий день — последние километры перед Шанхаем — Илье пришлось ехать под дождем.

Он промок до нитки, не спасал даже специальный дождевик для мотоциклов. «Выгляжу я до ужаса нелепо. И до этого я вызывал у людей смешанные мысли и эмоции своим внешним видом, но теперь все выглядело абсолютно невообразимым: трехколесное нечто, с кучей сумок, накрытое синим дождевиком, под которым, кажется, шевелятся человеческие ноги, а сверху торчит голова. Китайцы уже не смеялись и не пытались со мной заговорить, на их лицах читался ужас. Иногда дождевик надувается встречным потоком воздуха, встает горбом, хлещет мокрой стороной по лицу и перекрывает вид. Это уже похоже на какое-то уродливое парусное судно. Я представляю себя со стороны и не могу удержаться от смеха. Думаю, что уже давно прослыл в Китае знатным безумцем», — написал в своем блоге путешественник.

На следующий день велосипедист попал еще в одну аварию. Автомобиль выехал на велосипедную дорожку из магазина, в итоге трайк снес ему номер, а сам потерял правое крыло. «Сунул водителю пятьдесят юаней и скрылся из виду, пока тот соображал, что случилось и как объяснить полиции, что на него наехало», — пишет Илья в блоге.

Отправиться в кругосветку или просто совершить большое путешествие мечтают многие. Чаще всего пускаются в такие авантюры, чтобы сбежать от серых офисных будней, почувствовать вкус свободы. И, конечно, едут в поисках приключений. Илья Ильюшин в этом смысле исключение — он поехал на трайке от Иркутска до Шанхая, скорее, не ради приключений, а в поисках смысла жизни.

«Нашел ли я Дао в этом путешествии? Без сомнения, да («Дао» — по-китайски «путь», «закон», являющийся сутью мироздания; можно назвать это Богом, Дхармой, Дзен — смысл один и тот же. — Прим. авт.), — пишет в своем «ЖЖ» Илья Ильюшин.

— Какое оно? На этот вопрос нельзя ответить, так как придется прибегать к системному мышлению, а это разрушит всю суть Дао. Но я могу сказать, где я видел его проявления. Дао — в чашке простой лапши на столе придорожной забегаловки. Дао — в круглой монгольской юрте посреди степи. Дао — в каждом человеке, что хочет тебе помочь; в простоте и доброте людей. Я так много видел его на дороге и в маленьких деревнях…»

На встрече Илья рассказал, что самым большим открытием для него стало то, что он встретил очень много добрых, радушных людей, которые совершено бескорыстно помогали ему чем могли: одни — с ночлегом, другие — с едой, третьи — в решением транспортных проблем. В основном множество хороших людей он встретил в России. Хотя друзья напугали велосипедиста, что в Забайкалье очень криминальный участок дороги, и советовали ему пересесть на машину, но Илья проехал на трайке и никаких бандитов не встретил. Все только помогали ему.

— Суть жизни — в доброте, во взаимопомощи, — резюмирует Илья. — Для меня это самое дорогое в путешествии.

Иллюстрации: 

«Как-то я увидел монгольские юрты, заехал туда и спрашиваю: «Где можно поесть? Где здесь кафе?» Монголы жестами показывают: «Ты садись за стол, мы сейчас принесем».
«Как-то я увидел монгольские юрты, заехал туда и спрашиваю: «Где можно поесть? Где здесь кафе?» Монголы жестами показывают: «Ты садись за стол, мы сейчас принесем».
«Выгляжу я до ужаса нелепо. Трехколесное нечто, с кучей сумок, накрытое синим дождевиком, под которым, кажется, шевелятся человеческие ноги, и сверху торчит голова».
«Выгляжу я до ужаса нелепо. Трехколесное нечто, с кучей сумок, накрытое синим дождевиком, под которым, кажется, шевелятся человеческие ноги, и сверху торчит голова».
Метки: Спорт, Иркутск
baikalpress_id:  99 158
Загрузка...