Иркутский каюр в международной гонке «Волга-Квест»

Известному иркутскому каюру Олегу Тюрюмину на месте не сидится — недавно он вернулся из международной гонки «Волга-Квест».

600 километров — перемахнуть такое расстояние на собачьей упряжке мало кому доводилось. «А тут боги еще ногу мне сломали», — улыбается Олег. Едва ли не на старте. Так что в актив гонщик записал себе лишь первые 120 километров. Зато какие! По сугробам, без маяков, с переломом, по морозу и в темноте... В общем, номинацию «За мужество» сибиряк заслужил от организаторов по праву. Награду получил в Казани.

Любопытно разговаривать с человеком, который сам себя называет чокнутым. Собаки, как он их теперь с уважением величает, байкальские хаски — его жизнь. В упряжке, навстречу ветру, приключение, измеряемое километражом, — вехи пройденные и пройти которые еще предстоит.

— Кто в упряжке главный?

— Я, — смеется он, — кто ж еще!

— А у собак?

— Называется — вожак. Каюры говорят: упряжка бежит со скоростью самой слабой собаки. Поэтому у нас все сильные.

— А все-таки кого взяли с собой в гонку? Расскажите...

— Про все одиннадцать? — продолжает улыбаться Олег. — Само собой, тех, что помоложе, поазартнее, позабойнее. Вообще-то у нас кризис: из порядка 50 барбосов больше половины — которым за 10 лет. Поэтому выбирать особо не пришлось. Но шпана имеется, примерно одинаковой подготовки.

В гонку собрались быстро — как только стало ясно, что участвовать будут. Нашлись спонсоры. На сборы хватило ночи — чай, не в первый раз.

В 2011 году Олег Тюрюмин выиграл знаменитую «Калевалу» — международную, многоэтапную, семидневную. По Северной Карелии.

Впрочем, до сих пор считает, что учится. Видимо, покуда до Северного полюса не докатит.

Из Иркутска — самолетом. Потом на машине до Тольятти — всего ничего, 1000 километров: Олег — на «Газели», псы — в кунге, в переносках (отдельных собачьих домиках для переездов). Расстояние четвероногим не помеха, хаски и метисы Тюрюмина — проверенные, опытные, умеющие терпеть бойцы. Хуже другое: иркутские портовые грузчики умудрились сломать четыре клетки, перекидывая в самолет живой багаж. «Безапелляционные бестолочи», — ругается Олег, вспоминая, какое волнение пришлось вынести его подопечным.

До старта тюрюминская команда добиралась вместе с Вячеславом Демченко — каюром из Карелии, другом и соратником. Знаменитость «Калевалы».

— Такой же чокнутый, как я, с собаками дружит, разводит аляскинских хаски, питомник у него, — говорит Олег.

И добавляет:

— В «Газели» больше не поедем....

600 километров — испытание для людей и собак. «Мы раньше бегали только на 300—400», — признается Олег. На длинных дистанциях нужна стратегия.

— Задачу поставил — идти тихонечко, — рассказывает он. — Неважно, какое место мы займем, главное — эти 600 км пройти. На последних двух этапах, где-то 200 км, мои собаки увеличат скорость. Мы втягиваемся и уже на фоне кумулятивного эффекта прибавляем. Тактика была придумана хорошая, но кто же знал, что на самом старте я сломаю ногу!

Участников ездового марафона много быть не могло — семь россиян и одна немка. Все друг другу знакомы — любители погоняться, которых на земном шаре не так много. Стартовали через две минуты. Сытые собаки со смазанными лапами рванулись бойко — из снега резво вылетали якоря. Через километр Тюрюмин догнал шедшую впереди упряжку и начал ее обгонять.

— Где-то же помогаешь собакам, отталкиваешься, — до сих стараясь понять, как он мог так нелепо повредиться, рассуждает Олег.

Вот и оттолкнулся. Вероятно, поймал расщелину — шел-то по Волге-матушке, местами не замерзшей, по Самарской луке, заповеднику, до ихних Подгор...

Первый этап вообще оказался в гонке одним из самых тяжелых — даже для привычных к нелегким дорогам.

— Все дело в подготовке трассы. Собаки шли по рыхлому, глубокому снегу — можете себе представить, ходили же сами ногами по сугробам! — делится своими впечатлениями иркутский каюр. — Потеря энергии получается просто колоссальная. Я останавливал и подкармливал собак через каждый час, хотя заранее планировал реже — через два. Во-вторых, трасса оказалась длиннее: вместо ста одного заявленного — 120 км. Маяки стояли не везде, и в одном месте я заблудился, плутал, температура упала с темнотой — еще потеря сил. Холодно, ветер, влажно. Собаки съели все, что я с собой взял, а у меня было, конечно, с запасом.

Понимал, что корма не хватает, а нужно идти и идти... Наша скорость снизилась до шести километров в час — собаки на остановках просто сворачивались и ложились спать. Когда я их поднимал, они смотрели на меня, как бы спрашивая: может, не пойдем никуда?..

— Нормальная гонка для них труд или удовольствие?

— Их никто не заставляет бежать. У нас же нет палок, собаки идут сами. Вопрос — сколько они могут пройти. Поэтому стратегия была такая: много отдыхаем — быстро идем. А получилось с точностью до наоборот.

— Как выгребли, когда заблудились?

— Вышел на дорогу, остановил машину, — улыбается Олег. — Спросил, как проехать в эти самые Подгоры. Мне водитель начал рассказывать по перекресткам... В общем, я на упряжке доезжаю до светофора, показываю левый поворот и заворачиваю — короче, все нормально.

— Дотянули-таки до Подгор...

— Когда оставались последние километры, я нечаянно задел ногу, ступня совсем болталась. Очнулся оттого, что лежу на снегу и держу собак, веревка в руках. Барбосы стоят. Потихонечку поднялся и понял: на этом моя гонка закончилась. Хотя с такими собаками можно было еще сколько угодно идти. Не барбосы — шедевры! Когда я встал в упряжку, они не рванули с места, как обычно, а еще долго глядели на меня, как бы убеждая: у тебя нога, ехать не надо!..

Даже опытнейшая немка не дошла до финиша — с дистанции постепенно снялись все команды.

Мало того, что сложная трасса: грянули морозы до минус 40—50, организаторы остановили соревнования.

Участников приветствовали в Казани: фуршет, банкет, праздничная шоу-программа. Вспоминали, как каюров и собак-симпатяг встречала поволжская, мордовская глубинка — согласно обычаям, хлебосольно. Ребятишки влюбились в сибирских хаски. Тюрюмин надеется: у гонки будет продолжение. «Калевала» тоже когда-то трудно начиналась.

За ездовой спорт в области Тюрюмин бьется уже 14-й год: тогда в Листвянке, где теперь деревянная усадьба — Байкальский центр, появились первые хаски и метисы родом с Камчатки и Аляски. За это время сменилось второе собачье поколение — нынче порода чистокровная, байкальская (и кто поспорит?), а Олег зарегистрировал федерацию. Хотел учить детей езде на упряжках в Иркутске — дело встало: помощников мало. Впрочем, команда таких же, как и он, энтузиастов вокруг подобралась. Держат рабочих собак, проводят тренировки, соревнования. Первого-второго марта задумали устроить свою большую гонку — Baikal Race. Она станет первой такой в Прибайкалье. Трасса — 100 километров, от Иркутска через Большую Речку, перевалы Черный и Чулпановский, до Листвянки. Ожидается, что участие примут 13 команд — из Красноярска, Новосибирска, Иркутска, Ангарска, поселка Новая Игирма Нижнеилимского района. Интерес есть.

— Готовимся — трассу накатываем на снегоходах, — говорит Олег. — Нате вам денег на гонку — такого, конечно, нет. Но помаленьку все идут навстречу. Обратились в Прибайкальский нацпарк — нас поддержали, технику дают. Спасатели готовы помочь «Барсами». С гостиницей есть предварительная договоренность. Уже заявилось 24 волонтера.

Гонка Baikal Race — для молодых ребят, готовых проверить себя на деле. Чтобы потом хоть на Северный полюс... А наши хаски точно не подведут.

Иллюстрации: 

Уходя со старта, иркутянин и не подозревал, как драматически для него сложится бег по Волге
Уходя со старта, иркутянин и не подозревал, как драматически для него сложится бег по Волге
Длинные дистанции — испытание и для людей, и для собак
Длинные дистанции — испытание и для людей, и для собак
Диплом «За мужество» теперь хранится в байкальском доме Тюрюминых среди других трофеев. Рядом — гипсовая повязка: то ли предупреждение, то ли милость богов
Диплом «За мужество» теперь хранится в байкальском доме Тюрюминых среди других трофеев. Рядом — гипсовая повязка: то ли предупреждение, то ли милость богов
Олег Тюрюмин: «Почему я участвую в гонках? Не знаю. Может, потому что нравится...»
Олег Тюрюмин: «Почему я участвую в гонках? Не знаю. Может, потому что нравится...»
baikalpress_id:  83 224