Иркутский доброволец вернулся с боев под Дебальцево

После поездки в зону боевых действий на юго-востоке Украины Юрий Ежов (позывной Иркут) два дня провел дома в тишине и только после этого смог выйти на улицу.

До сих пор ему кажется необычным, что вокруг протекает мирная жизнь: никто вокруг не ходит с оружием, не стреляет... 26-летний парень, не имея до этого ни малейшего представления о воинской службе, за две недели прошел курс молодого бойца и через месяц стал командиром пулеметного расчета. Во время боевых выходов он получил три контузии и осколочное ранение в грудь, после чего вернулся домой. О том, что подвигло молодого парня уехать на Украину и что происходило под Дебальцево, Юрий рассказал после возвращения в Иркутск.

Впервые мысль о том, чтобы стать добровольцем, у Юрия Ежова закралась в июле 2014 года. До этого он уже начал пристально следить за событиями на Украине со страницы группы «Координационный центр помощи Новороссии», размещенной в социальной сети. Там же производился набор ополченцев.

— У меня родственники живут на Украине. Поэтому в первую очередь я думал о них, а затем стал изучать историю этой страны. Особенно меня заинтересовало, кто такой Бандера. Я смотрел документальные фильмы, читал архивы, и мне очень не понравилось одно его высказывание: «Если мне понадобится, я искореню половину Украины, чтобы вторая осталась чистой». Я подумал о том, что кто-то же должен ехать в Новороссию. И почему бы этим человеком не быть мне? Я ехал туда не для того, чтобы заработать денег, а за идею.

Из дома он буквально сбежал, уволившись с хорошей работы, оставив семью, любимую девушку. Маме он сказал, что уезжает на заработки на Север, и только отцу доверил свои планы. Однако через некоторое время она все же узнала, куда отправился сын, когда знакомые сообщили ей, что видели Юру по телевизору.

Иркутянин попал в состав добровольческого коммунистического отряда. Разместили будущих бойцов сначала в здании бывшего роддома. В течение двух недель добровольцы занимались спецподготовкой: отрабатывали стрельбу, изучали тактику, работали в двойках, тройках, пятерках, в пулеметном расчете.

Юрий не служил в армии, поэтому учился, что называется, с чистого листа. Однако, по его мнению, это не главное. Самое важное — иметь желание. Благодаря своему упорству и стремлению за месяц он стал командиром пулеметного расчета в механизированной бригаде «Призрак». В ноябре он получил ксиву — документ, удостоверяющий личность и подтверждающий право на ношение и хранение огнестрельного оружия и спецсредств.

Через две недели отряд выехал в поселок Комиссаровка, находящийся всего в пяти километрах от Дебальцево. Этот небольшой населенный пункт также неоднократно подвергался обстрелу. Отряд расположился на территории исправительного учреждения, которое в тот момент собирались расформировать. Обустроились в самом защищенном от внешнего воздействия месте — в подвале бункерного типа. Там не было ни тепла, ни водоснабжения, ни электричества, ни канализации. Все пришлось устанавливать самостоятельно. Территорию также обустроили для тактической подготовки, чтобы в дальнейшем здесь могли тренироваться и другие. Затем начались боевые выходы.

— В первый раз было страшно и тяжело. Чувства очень сильно обострились. Мы вшестером направились в сторону Дебальцево. Наша задача состояла в том, чтобы прочесать заданную местность и проверить, есть ли «глаза» — стукачи, которые высматривают расположение ополченцев и сдают эту информацию за 100 евро противнику. Среди таких бывают и местные. Однако вместо них можно было наткнуться и на диверсионно-разведовательную группу, то есть на более подготовленных людей. Командиры всегда заранее просчитывают, куда кого поставить, какую территорию нужно проверить. На тот момент в нашей группе необстрелянным был только я. Остальные были кто с первой, кто со второй чеченской кампании. В первый раз мы никого не нашли, но нас обнаружили, и мы попали под минометный обстрел.

Юрию доводилось беседовать с пленными украинцами.

Некоторые из них говорили о том, что у них, кроме как идти воевать, выхода не было. Их выдергивали из семей, заставляли идти служить, угрожая расправой в случае отказа. При этом на руки выдают только оружие и боеприпасы, и то на первое время. Все остальное они должны покупать на собственные средства. В том случае, если пленный не из нацгвардии, его отправляли обратно на Украину или, по его желанию, переправляли в Россию как беженца.

По словам Юрия Ежова, не все, кто приезжает в зону боевых действий в качестве добровольцев, остаются там надолго. У кого-то быстро сдают нервы, а кто-то изначально психически неуравновешен. Таких сразу отправляют назад.

Самый запоминающийся момент, по его словам, произошел с ним еще до первого боевого выхода — ночью, во время дежурства на посту. Снайперы попытались убить одного из их товарищей, однако промахнулись, и пуля просвистела над его головой.

— Вокруг сразу начался ажиотаж. Противника пытались обнаружить с помощью тепловизора, прибора ночного видения. Однако результатов наблюдение не дало. После этого снарядили группу ребят для просмотра полосы. В это время с другой стороны по посту сработала гранатометная очередь. Только через оптику можно было установить ее местонахождение.

Жуткую картину ополченцы смоли наблюдать в поселке Чернухино, что неподалеку от Комиссаровки. Они отправились туда в самоволку, «на прогулку». Как в кадрах военных лет, их глазам предстали многочисленные трупы, преимущественно добровольцев, и груды сожженной техники. Зрелище отнюдь не для слабонервных.

Первые потери начались в феврале под Дебальцево. В составе 18 человек группа отправилась спасать раненого ополченца. Однако их там уже ждали. Началась бомбежка, бойцы попали в классическую засаду. Юра увидел только один залп и на несколько секунд потерял сознание. Он получил уже третью по счету контузию и осколочное ранение в грудь. Как только обстрел закончился, они выдвинулись назад. В этом бою ребята потеряли трех своих товарищей — парней из Алчевска, Донецка и Питера.

— Евгений, позывной Таймыр; Сева, позывной Ковыль; Сергей, позывной Сеня…

Имена и лица погибших парней Юрий будет помнить теперь всю жизнь.

13 ребят были ранены, и только двое вернулись целыми и невредимыми. Как стало известно, всего в том столкновении погибло больше сотни ополченцев.

Вотряде служили четверо каталонцев, которые перешли из батальона «Заря». В других подразделениях также находились бразильцы, чеченцы, дагестанцы и представители других стран. По словам Юрия, в их отряде царила строгая дисциплина: действовал сухой закон, были запрещены любые наркотические средства. В то же время во время вылазок они находили препараты, содержащие опиум. Судя по всему, такими средствами пользовались противники.

— Наши ребята находили препараты, в состав которых входили конные дозы антишока, кровоостанавливающие и обезболивающие вещества. Приняв такое средство, люди передвигаются как зомби. Они не чувствуют ни страха, ни боли.

В сутки каждому добровольцу выдавалась одна пачка сигарет. Кроме того, они могли спокойно общаться со своими родными по сотовой связи. За мародерство, аморальное поведение, неповиновение приказам строго наказывали — начиная с общественных работ и вплоть до расстрела.

С 10 февраля у 26-летнего иркутянина должен был начаться отпуск, который он планировал провести у родственников в Миллерово Ростовской области, однако после ранения его отправили на родину. Зону боевых действий Юрий покинул 12 февраля, еще до заключения последних Минских соглашений и закрытия Дебальцевского кольца. На границе его досмотрели пять раз: на наличие холодного, огнестрельного оружия, взрывчатых веществ.

Сейчас, по словам ополченца, на Украине находятся девять иркутян, в том числе медсестра, которая улетела туда всего неделю назад. В память об украинских боях ему остался осколок снаряда размером с фалангу пальца, который застрял в куртке.

Первые два дня после приезда Юрий просидел дома, адаптировался к новой жизни. Сейчас гуляет по улицам Иркутска с плеером.

— Целый месяц там я ломал себя на то, что это нормально — видеть вооруженных людей, в камуфляжах и при оружии. А сейчас нужно по-новому настраивать себя. С обычными гражданскими людьми мне пока сложно общаться.

По словам Юрия, пока у него нет мыслей о том, чтобы вновь вернулся туда. Сегодня у него совершенно иные планы: устроиться на работу и заняться личной жизнью. Тем более что его приезда с нетерпением ждала невеста Елена. Девушка признается, что ей было страшно отпускать любимого, но и переубеждать она его не стала. Сейчас для нее главное, что он рядом с ней. Целый и невредимый.

Загрузка...