Иркутские полицейские проводят рейды по осужденным с условным сроком наказания

Профилактическая операция «Условник» стартовала в Иркутске в среду.

В течение трех дней полицейские вместе с представителями областной службы исполнения наказаний проводили рейды — проверяли, как ведут себя на свободе осужденные с условным сроком наказания. Все для того, чтобы понять: можно ли оставлять человека на свободе или придется изменить меру наказания на реальный срок за решеткой. Репортерская группа «Пятницы» наблюдала за тем, как работают полицейские.

Вечер среды. В это время большинство людей возвращается домой. А в службе участковых уполномоченных, наоборот, самый разгар работы. «Мы проводим рейды в вечернее время — так больше шансов застать наших подопечных дома», — говорит старший участковый уполномоченный отдела полиции № 1 УМВД России по Иркутску Гия Кикалишвили. Его участок, пожалуй, один из самых проблематичных в Свердловском районе — поселок Затон, улицы Фурманова, Тургенева, переулок Спортивный. Здесь очень много частных домов, и, по статистике, именно в таких тихих местах чаще всего совершаются различные преступления. Причем зачастую закон нарушают вовсе не чужаки, а местные жители.

Поселок Затон расположен в пяти минутах езды от центра Иркутска. Но когда видишь местные пейзажи, этого не чувствуется: разбитый асфальт на дорогах, темнота, потому что почти нет уличных фонарей, старые двухэтажные деревянные дома, многие из которых уже пора сносить. Гия Михайлович работает здесь участковым всего несколько месяцев, но прекрасно знает все улицы и номера домов: «Конечно, не в каждом, но через один точно живут люди, которые состоят у нас на учете. Хотя и благополучных людей здесь тоже много».

Заходим в подъезд дома на улице Набережная Иркута. На втором этаже живет многодетная семья. На наш стук дверь открывает девочка-подросток: «Вам кого?» «Родители дома?» — спрашивают полицейские. Девчонка зовет мать, и через минуту на пороге появляется хрупкая молодая женщина. Она приглашает нас войти. В квартире чисто. Четверо ребятишек, которые тут же выбежали в прихожую, выглядят вполне довольными.

Глядя на эту женщину, и не подумаешь, что ее осудили за нанесение тяжких телесных повреждений.

«Да по глупости все получилось. Сходила в гости. На меня набросились с ножом. Вот и отмахивалась», — говорит она.

Ее сожитель тоже не так давно получил условный срок за грабеж. По ее версии, и он тоже попался по глупости: «Был в подъезде, когда его друг снимал с кого-то золотые украшения. За это и получил судимость». Замечаний у полицейских к этой семье нет: мужчина работает, женщина воспитывает детей, никаких жалоб на супругов не поступало.

В соседнем доме живет хорошо знакомый полицейским персонаж — Прошка. Наркозависимый 45-летний мужчина уже был судим несколько раз. И вот очередной срок за хранение наркотиков. «У него очень много нарушений — к нам не приходит, не отмечается, не работает. Скорее всего, будем просить суд изменить меру наказания на реальный срок», — рассказывает старший инспектор филиала областного ГУФСИН по Свердловскому району Дмитрий Ягупов.

Дверь в квартиру Прошки не закрыта. Дома оказывается только его мать-пенсионерка. Визиты людей в погонах ее уже не удивляют — в общей сложности Прошка пробыл в местах лишения свободы больше двадцати лет: «Сына сейчас нет, он в больнице лежит». «В туберкулезной?» — уточняют полицейские. «Нет, туда еще очередь не дошла. В реабилитационном центре для наркоманов. Сказал: «Все, больше я не могу. Буду лечиться». И уехал на этой неделе», — говорит мать условника.

Про жизнь с наркоманом под одной крышей она рассказывает спокойно: «Да он же еще по малолетке сидел. Сначала за кражу. Потом вышел, еще восемнадцати не было, женился, родили ребенка. Но начал колоться. Больше двадцати лет на зоне отсидел. Семьи уже нет. Три года живет со мной. Сейчас уже дед, внуки есть. Меня он не донимает. Денег только иногда на наркотики просит. Если не дать, лежит пластом — плохо ему. Зато когда уколется, и полы помоет, и посуду. Жалко мне его. Какой бы он ни был, но я же его мать».

Жалко-то жалко, но чудес все же не бывает. У этой женщины тоже далеко не кристальная репутация — пять лет назад она была взята на учет в правоохранительных органах за нелегальную торговлю алкоголем.

В доме напротив тоже есть кого навестить. Здесь живет мужчина, осужденный за кражу. Причем воровал у своего родного брата, который живет неподалеку и тоже недавно вышел из тюрьмы. Дверь квартиры открывает женщина, которая, увидев нас, говорит: «Сереж, выходи, к тебе пришли». Появляется мужчина средних лет. «Работаете?» — спрашивают полицейские. «Да, там же, где и раньше — грузчиком в магазине», — говорит он. «Не колешься?» — интересуются участники рейда. «Да если бы вы не спросили, я бы даже не вспомнил о наркоте. У меня сейчас зарплата 6,5 тысячи рублей. Это исправительные работы, поэтому десять процентов — 650 рублей — отдаю государству, а на остатки не сильно-то разгуляешься», — отвечает он. «А дети где?» — спрашивает участковый. В диалог вступает сожительница: «Они в приюте. До конца учебного года. Мы их потом заберем. Вот только сделаем ремонт».

Благие намерения супругов, скорее всего, только на словах. Это становится понятно, как только мы выходим из подъезда. К нам подходит мужчина, как позже выясняется, тот самый брат условно осужденного: «Гия Михайлович, добрый вечер. Вы у брата были?» Участковый пожимает ему руку: «Да, он сказал, что больше не колется. Это правда?» Мужчина усмехается: «Да колется, конечно. Но хоть у меня ничего не ворует. А и воровать больше нечего — все, что мог, уже вынес».

Последний адрес на сегодняшний день — улица Сивко, дом 13. «Еще к Кате заедем — и по домам». «А чем она знаменита?» — спрашиваем у участкового. «У нее уже была судимость четыре года назад. Отсидела, вышла в прошлом году и вот опять получила судимость, пока условное наказание», — поясняет он.

Поднимаемся на крыльцо, ступеньки которого наполовину сломаны. Участковый стучит в дверь. Тишина. Но в окне горит свет. Полицейский дергает за ручку двери. «Смелее», — слышится кокетливый женский голос. Заходим внутрь — посредине комнаты стол, за которым сидят четыре человека: девушка, юноша, женщина лет пятидесяти и мужчина лет тридцати. На столе пустой графин, рядом рюмка, на дне тарелки квашеная капуста. «Где Екатерина? Что вы здесь делаете?» — спрашивает Гия Кикалишвили. Женщина, та, которая постарше, парирует: «А вы что здесь делаете?» В это время в дом заходит хозяйка, выразительно смотрит на гостей, и те замолкают: «Это просто соседи в гости зашли. Мы не пьем. Сидим разговариваем». «Катя, держи себя в руках. Ты уже знаешь, чем все может закончиться», — предупреждают ее сотрудники правоохранительных органов.

А все может закончиться изменением меры наказания — вместо условного срока эти осужденные в случае нарушений получат реальные сроки. И такие случаи нередки.

«Когда суд дает отсрочку, осужденный должен встать на учет и отмечаться каждый месяц. В случае нарушений этого режима выносятся письменные предупреждения. Если человек не исправился, следует отмена решения суда, и условное наказание заменяется на реальное», — поясняет Гия Кикалишвили.

На путь исправления встают очень немногие. Чаще всего условники вновь совершают преступления. «Примерно половина из тех, кто состоит на учете, вновь нарушают закон, и впоследствии оказываются за решеткой», — говорят полицейские.

  • Наши суды очень часто выносят достаточно лояльные приговоры преступникам. При условной мере наказания осужденный остается на свободе — живет в своей квартире, встречается с друзьями. Однако, чтобы не оказаться за решеткой, ему необходимо соблюдать ряд требований закона: в течение десяти дней после вынесения приговора необходимо встать на учет в службу исполнения наказаний, а еще не совершать противоправных действий в течение всего срока, какой определил суд. Если такой человек допускает нарушения, ему выносят письменное предупреждение. Не подействовало — большие шансы, что наказание будет заменено реальным сроком. Но если человек действительно встал на путь исправления и выполняет все установленные требования, то по прошествии половины срока наказания может ходатайствовать о его досрочном окончании.

Иллюстрации: 

Эта женщина говорит, что совершила преступление по глупости: «В гостях напали на меня с ножом, вот я и отмахивалась». Такие истории старший участковый уполномоченный отдела полиции № 1 УМВД России по Иркутску Гия Кикалишвили слышит от своих подопечных очень часто. Но ему известны реальные подробности из материалов уголовного дела. И далеко не всегда преступления происходят случайно, как говорят осужденные
Эта женщина говорит, что совершила преступление по глупости: «В гостях напали на меня с ножом, вот я и отмахивалась». Такие истории старший участковый уполномоченный отдела полиции № 1 УМВД России по Иркутску Гия Кикалишвили слышит от своих подопечных очень часто. Но ему известны реальные подробности из материалов уголовного дела. И далеко не всегда преступления происходят случайно, как говорят осужденные
Мужчина уверяет, что больше не употребляет наркотики. «Он уже имел судимости за кражи. Воровал у своего брата. И насчет отказа от наркотиков — большой вопрос. Многие наркозависимые отрицают, что употребляют их. Но родственники и знакомые говорят совсем другое», — отмечает старший инспектор филиала областного ГУФСИН по Свердловскому району Дмитрий Ягупов (на фото слева)
Мужчина уверяет, что больше не употребляет наркотики. «Он уже имел судимости за кражи. Воровал у своего брата. И насчет отказа от наркотиков — большой вопрос. Многие наркозависимые отрицают, что употребляют их. Но родственники и знакомые говорят совсем другое», — отмечает старший инспектор филиала областного ГУФСИН по Свердловскому району Дмитрий Ягупов (на фото слева)
Эта жительница Затона только год назад освободилась из мест лишения свободы. И уже успела получить новую судимость — опять за кражу. Пока суд принял решение дать ей условный срок. Но в случае нарушений он может быть изменен на реальный
Эта жительница Затона только год назад освободилась из мест лишения свободы. И уже успела получить новую судимость — опять за кражу. Пока суд принял решение дать ей условный срок. Но в случае нарушений он может быть изменен на реальный
baikalpress_id:  100 447