Иркутские хипстеры

В 1960-х каждый второй мечтал стать стилягой. В 1970-х в Россию пришли хиппи. За ними повалили панки, готы, эмо и прочие «ненормальные», на которых одни смотрели с ужасом, а другие с восторгом

. В наш век субкультурный бум несколько угас, но жизнь не стоит на месте, а вместе с ней изменяются и настроения молодежи. Субкультура — это всегда некий протест, а ставить себя в оппозицию определенная часть молодежи будет независимо от времени. Сегодня речь пойдет о современной субкультуре хипстеров.

Для начала определимся с формальными признаками. Представителя любой субкультуры отличает, прежде всего, внешний вид. Ведь сначала мы видим молодого человека в кожанке и с ирокезом, а потом уже понимаем, что он, скорее всего, слушает агрессивную музыку. Итак, по чему мы судим, когда указываем на человека в толпе и говорим: «Он хипстер»?

Во-первых, это винтажные вещи из прошлого: растянутые свитера для парней, ситцевые платьица и шерстяные колготки из бабушкиного сундука для девушек; удлиненные пуховики и пальто, а также фирменные ботинки в холодную погоду. Во-вторых, узкие джинсы и лосины всевозможных оттенков. В-третьих — футболки с надписями и разнообразные рубашки, предпочтительнее в клеточку. Непременным атрибутом хипстера является шарф, причем в любую погоду.

Конечно же, на этом перечень «дозволенной» одежды не заканчивается — подойдет все, что найдется в шкафу, лишь бы смотрелось не так, как у всех. «Сочетание несочетаемого» — вот негласный девиз представителей этой субкультуры. Это же относится и к аксессуарам. Смешение драгметаллов, камней, кружев и дерева вполне приветствуется в хипстерской среде.

Главное в облике хипстера — нарочитая небрежность в одежде и прическе, как правило тщательно созданная перед зеркалом.

Неравнодушны эти люди и к технике. Чаще всего они имеют при себе пленочные фотоаппараты для съемок ежедневной смены собственного облика и разных интересных мелочей вокруг. Но при этом не брезгуют и новейшей техникой, скажем от Apple. Обожают всяческие социальные сети. Еще несколько неизменных атрибутов хипстера — большие очки (часто без диоптрий), дорогой фирменный блокнот, книга и чашка кофе.

Возникает логичный вопрос: а для чего все это? Что это хипстеры пытаются выразить своим стилем? Эта субкультура трудноопределимая по внутреннему содержанию, поэтому о ней тяжело говорить. Остальные, более старые молодежные течения выросли на каком-то отдельном роде занятий. Например, появление рэперов, панков, металлистов связано с музыкой, толкиенистов — с фэнтези-литературой; футбольных фанатов и хакеров тоже нередко относят к субкультуре — понятно почему. Но подобную подоплеку у хипстерского движения обнаружить сложновато. Они немного люди искусства, немного — техники, немного — моды, и совсем чуть-чуть — спорта.

Слово «хипстер» в молодежной — да и не только — среде сейчас звучит несколько иронично, потому что, с одной точки зрения общества, хипстеры — это инфантильные представители современного поколения, которым присущи пессимизм, бездеятельность, пустая мечтательность; они судят людей по одежке и гаджетам. С другой — это, напротив, позитивные, деятельные люди, нередко поддерживающие различные мероприятия и начинания.

А что думают о хипстерах иркутяне, связанные с современной молодежной средой?

Александра Поблинкова, редактор интернет-газеты «Провинция», которую называют самым хипстерским порталом города:

— Пару лет назад мы разговорились об интерпретации слова «хипстер» с товарищем-социологом из Лондона. Он дал определение, которое лично мне очень по душе. Хипстеры в Европе — это достаточно взрослые и платежеспособные люди, которые любят все необычное и технологически совершенное. В нашей стране это, наверное, те еще достаточно молодые люди, которые любят, когда «красиво». На открытии Олимпиады хипстеров приравняли к стилягам, и, наверное, это правильно. Потому что стиляги в свое время тоже хотели отличаться от советской серости. Это внешний модный бунт. Это все от острой потребности в прекрасном, кругом-то все не очень чудесно. В Иркутске слово «хипстер» было сверхмодным года три назад — и тогда это было субкультурным явлением. Теперь тех, кого можно назвать хипстерами — людей, которые носят цветные штаны, пьют какао с зефиром и едят донаты (американские пончики. — Прим. авт.), — стало так много, что речь идет уже не об отдельном слое общества, а о новой форме жизни. Им от 18 до 35 лет, и они неравнодушны к тому, что происходит кругом: ходят в кино, музеи, новые кафе, на выставки и на прочие мероприятия. А слово «хипстер» осталось собирательным описанием, пусть и немного ироничным. Мне кажется, что в современной России действительно немного не хватает эстетики, слишком много пережитков 90-х осталось, так что я очень за хипстеров и за хипстеризацию общества. Они ходят в чистом, предпочитают кофе и травяной чай пиву, практикуют йогу — это ведь уже очень хорошо. Мне нравятся их бороды, велосипеды и желание украсить мир вокруг себя.

Сергей Шмидт, иркутский блогер, преподаватель ИГУ:

— Новая субкультура — это очередной микс из элементов разных других субкультур без самодостаточного содержания. Устав выслушивать мои подколки на этот счет, товарищ хипстер — один из моих студентов — сказал мне: «Да есть, есть у хипстеров узнаваемое собственное содержание. Это синтетическая субкультура молодых людей и девушек, которые не хотят жить в России, хотят любыми средствами из нее уехать».

Вот так-то. В самом деле в России всегда с избытком хватало людей, которые хотели бы насовсем свалить. Но никогда не было объединяющей их всех, узнаваемой субкультуры. Причем это первая субкультура, у которой нет своей музыки, книг... Нет хипстерских групп, хипстерской музыки, хипстерских литературных авторов, хипстерских романов, стихов.

Загрузка...