Иркутские дайверы подняли со дна Байкала якорь возрастом более века

В истории иркутского дайвинга это первый случай. Поднятие старинного якоря скорее походило на спасательную операцию. Ценный исторический экспонат, по мнению специалистов, более века пролежал под водой.

И лежал бы дальше, затейливо покрытый водорослями и моллюсками, радуя аквалангистов со всего мира -– если бы не стали пропадать со дна Байкала предметы старины. В начале года с затонувшего причала в районе Крестовой Пади в Листвянке исчезла пушка царских времен, затем один за другим начали теряться корабельные якоря, в разное время обосновавшиеся на байкальских глубинах. Наиболее крупный из них, известных и доступных взору, дайверы решили вернуть на сушу, чтобы передать в музей «Тальцы». Там он теперь и хранится — как часть будущей экспозиции, посвященной судоходству на Байкале. 

Вообще, это против правил иркутских дайверов — забирать у Байкала то, что покоится там десятки, а то и сотни лет.

— Мы стараемся ничего не трогать. Находить находим, но позиция нашего клуба такова: все, что там лежит, пусть лежит, раз уже оказалось в Байкале, — объясняет инструктор иркутского дайв-центра «БайкалТек» Татьяна Опарина. — Пусть люди ныряют, смотрят и радуются — все всем доступно и видно.

Таким образом создается положительный образ Байкала — ведь на дне нашего озера имеются не только природные факторы, но и исторические артефакты.

Тревогу не на шутку наше дайвинг-сообщество забило, когда в начале этого года в Листвянке, где с конца 1970-х аквалангисты совершают регулярные погружения, пропала местная подводная достопримечательность — дореволюционная пушка.

— Она стояла на так называемом втором причале в Листвянке еще в царское время, скорее всего, как символ державности и элемент декорации: обороняться и отстреливаться из нее, славу Богу, не приходилось, — улыбается Татьяна. — После того как уровень Байкала поднялся и причал разрушился, пушка ушла под воду на глубину буквально 2—2,5 метра, опустилась на дно метрах в трех-четырех от берега. Все ныряли, чтобы посмотреть на этот уникальный подводный объект: любовались, восторгались, водили приезжих туристов, показывали, фотографировали, делали видео — в общем, это был такой экспонат, который являлся гордостью акватории. Люди хотели его видеть и с удовольствием туда погружались. Конечно, известность он получил широкую — многие знали о существовании пушки, в тайне оставить этот факт было невозможно.

И вот самый ценный раритет вдруг пропал: при погружении 6 января этого года дайверы из «БайкалТека» пушку не обнаружили. Опросив коллег, они выяснили: 26—27 декабря реликвия еще была на месте. Куда через неделю делся артефакт, неизвестно.

— Понятно, что кто-то ее поднял, — считает Татьяна Опарина. — Ценность этой пушки как предмета старины достигает миллиона рублей. Видимо, соблазнившись легким заработком, ее достали, чтобы продать на черном рынке, тем более глубина небольшая. Местные жители, у которых мы пытались поинтересоваться, что произошло, ничего не видели и не слышали. Кстати, когда мы поднимали якорь, никто из поселковых не спросил, а чем это мы тут занимаемся… Хотя на берегу стояла техника, было большое скопление людей. Видимо, они чем-то другим заняты. Только коллеги-дайверы из другого клуба подошли к нам полюбопытствовать…

— Чтобы было начато расследование о пропаже, требовалось официальное заявление от властей — либо от администрации поселка, либо от комитета по охране памятников и исторических ценностей, — продолжает Татьяна. — Такое обращение в полицию не поступало. К тому же на пушке, более сотни лет скрытой под водой, конечно, не стояло инвентарного номера, как памятник истории она не числилась в документах.

Так что искать предмет, по праву считавшийся украшением подводного байкальского пейзажа, по сути, просто не стали. А дальше, с начала лета, по всей Листвянке начали пропадать якоря. Ими, по утверждению мастеров-аквалангистов, богато дно Байкала — когда-то потерянные большими судами и маленькими корабликами, курсировавшими по озеру, они тоже превратились в элемент подводной экзотики. Сколько якорей в Байкале — никто не фиксировал. Но все знают, где они лежат. И не трогают. Точнее, не трогали.

— Якоря стали исчезать буквально на глазах, — возмущается Татьяна, — в субботу дайверы ныряют — их видят, в следующие выходные едут — уже нет. За неделю на дайв-сайте мы не досчитались двух якорей. Стало понятно, что перед нами звенья одной цепи: после пушки пошли по якорям, кто-то целенаправленно занимается их сбором и вытаскиванием. Тогда мы приняли решение достать хотя бы один якорь, чтобы сохранить его, передав в музей «Тальцы». Чтобы хоть что-то из того, что лежит на дне озера и принадлежит истории, осталось и не исчезло в никуда.

Кандидатом в музейные ряды выбрали один из якорей, он находился на глубине 30 метров и в 50 метрах от берега.

— Якорь этот не какой-то суперособенный, — поясняет Татьяна. — Да, это один из больших по размеру якорей, которые встречаются нечасто на Байкале, тем не менее не единственный в своем роде.  А вот пушка была уникальная…

Работа шла в несколько этапов. Требовалось три подготовительных погружения, которые были проведены заранее перед основной частью: первым делом предстояло поднять якорь повыше и направить поближе к берегу. В воскресенье, 21 сентября, к нему привязали специальный подъемный буй, наполненный воздухом, весом в 500 кг. С его помощью дайверы вытащили раритетный предмет на сушу, где были готовы кран и грузовик, доставивший покрытую зеленью ценность в музей «Тальцы».

Экспонат оказался действительно внушительных габаритов: около 100—120 см в высоту и сантиметров 70—80 в ширину. Приблизительный вес — 150—200 кг.

— Подводный археолог Рудольф Кавчик, который принимал участие в операции, считает, что якорь изготовлен в XIX веке, его возраст более 100 лет, он со старинного корабля, — делится Татьяна.

Сейчас кованую реликвию, сменившую подводную жизнь на земную, нужно привести в божеский вид — очистить от водорослей, микроорганизмов. Тогда, возможно, ученые отыщут клеймо завода или мастера, который ее сотворил, и установят, на каком судне или каком типе корабля стоял этот якорь. Старинный предмет ждет консервация, а затем — добро пожаловать на музейную полку.

— На мой взгляд, подъем якоря прошел удачно, — считает Татьяна Опарина. — Многие наши дайверы хотели поучаствовать, прикоснуться к такому событию. Повезло двадцати — с большим опытом погружений, не в первый раз выполняющих сложные задания под водой. Хорошо, что эта история вызвала общественный резонанс. Нашей целью было не только якорь передать в музей, но и привлечь внимание к проблеме, которая уже существует: кто-то занимается подъемом со дна Байкала раритетов на продажу. Черные дайверы — известное в мире  явление. На Черном море существует эта беда: с затопленных и затонувших судов народ пытается достать кто колокол, кто штурвал. На Балтике даже создали фонд сохранения кораблей — большое общественное движение, чтобы спасти раритеты, на Ладоге… Вот и до нас докатилось.

Конечно, пока еще на Байкале есть на что посмотреть, но, к сожалению, если такими темпами пойдет, все быстро растащат.

Кстати сказать, единственный в мире подводный художник Юрий Алексеев, рисующий Байкал, перед тем как иркутские дайверы подняли якорь, написал его на том самом месте, где он пролежал более 100 лет. На добрую память.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments
Загрузка...
Загрузка...