Иркутские альпинисты вернулись из поездки на Туркестанский хребет

Сергей Войличенко — руководитель Иркутской секции альпинизма, кандидат в мастера спорта. В августе он со своей командой поднялся на несколько пиков ущелья Каравшин Туркестанского хребта в Киргизии в рамках ежегодного всероссийского технического чемпионата по альпинизму.

Вернувшись в Иркутск, он поделился подробностями этого события.

— Каравшин — неординарное место, — начал свой рассказ Сергей Войличенко. — Это своего рода Мекка для технических альпинистов, так же как для высотников — Эверест. То, что технический чемпионат назначили именно здесь, уже будоражило воображение.

Забегая вперед, стоит сказать, что команда Сергея заняла в чемпионате 4-е место из 17 команд, уступив 1/10 балла команде Красноярска. С Александром Клепиковым, мастером спорта, который взял на себя роль капитана, Сергей был в команде третий раз. Еще один участник, Василий Ильинский, перворазрядник, впервые участвовал в чемпионате.

Первая проблема, с которой столкнулись альпинисты, прилетев в город Ош 19 июля, — это азиатский сервис. В поселке Сарез, через который участников обычно забрасывают к пикам, не нашлось ишаков для погрузки багажа — они ушли с другой экспедицией. Пришлось идти через Усть-Куруш. Этот путь значительно дольше, с несколькими перевалами, но выбора не было.

— Погонщики ишаков поделились с нами интересным, но грустным фактом: если животных гонять непрерывно, они выживают всего пять переходов. Ремни перетирают шкуру, появляются всякие болячки. Их нужно залечивать в течение месяца — ишак или лошадь должна отдыхать. А ведь сезон короткий…

Сергея удивил тот факт, что акклиматизация для него, опытного альпиниста, проходила довольно тяжело. Мутило то ли от продуктов, то ли от чего-то еще — в итоге причина так и осталась невыясненной. Остальных подкосило чуть попозже, но, в конце концов, все нормализовалось. Что ж, все-таки перевалы под три с половиной километра — не шутка. На второй день ишаки и лошади даже стали падать на спину, и их переворачивали.

— По пути нам встретилось растение арча — это что-то вроде большого можжевельника. Удивительно то, что в его зарослях можно долго хранить продукты. В кустах образуется свой микроклимат, и еда может храниться до месяца.

В свободные дни перед чемпионатом в качестве разминки команда Сергея поднялась на два довольно сложных маршрута — на пик Асан (4230 м) и Желтую стену (3800 м).

— На Асан мы поднимались два дня, на третий спускались. Отдельного разговора заслуживают наши ночевки. Мы были единственной из всех команд, кто ночевал в гамаках. Все остальные команды брали либо палатки, либо платформы — висячие палатки. Правда, весят они под 10 килограммов, а гамак — всего килограмм. Это кусок ткани два на четыре метра, который подвешивается к отвесной скале. Для Василия такая ночевка вообще была первая в жизни. Все достаточно надежно, но тем не менее шевелиться поначалу в нем боишься, да и в спальник по первости залезть очень сложно. Мы клали внутрь рюкзаки, для того чтобы держалась форма, а иначе тебя с ужасной силой сдавливает со всех сторон. Вот, правда, сколько килограммов гамак выдерживает, нужно определять экспериментально…

В первый день восхождения на Асан ситуация едва не вышла из-под контроля: Василий умудрился пролететь вниз двадцать метров, потому что поленился забить крюк в трещину.

— В конце концов, мы добрались до вершины и оставили традиционную записку. Суть вот в чем: те, кто ходит в официальном альпинизме, складывают наверху тур из камней, туда кладут банку, а в банку в полиэтиленовом пакете — лист, где написано, когда было совершено восхождение, по какому маршруту и чья записка была снята. После восхождения ты предъявляешь записку своего предшественника в доказательство того, что ты был на этой вершине. Правда, сейчас это уже по большей части просто традиция.

Следующий тренировочный маршрут был на Желтую стену, который альпинисты прошли всего за четыре с половиной часа.

В первый день чемпионата — 1 августа — погода подкачала, и на маршрут альпинисты вышли на второй день. Маршруты команды разобрали при помощи жеребьевки, причем иркутянам выпало выбирать первыми. Правила чемпионата таковы: с 1-е по 15-е число команда может совершать любое количество восхождений, но из всех засчитывается два наилучших по рейтингу. Время, отведенное на прохождение маршрута, начинается в шесть утра и заканчивается в девять вечера. Существует хитрая формула, исходя из которой у каждого маршрута свой рейтинг в зависимости от сложности и скорости его прохождения. Время спуска не учитывается.

Первый маршрут команда Сергея заявила на пик Одессы высотой 4810 м.

— В первые дни погода нас подвела. Дождь, холодно. Мы вышли на второй день чемпионата и отхватили всего день непогоды. Но и этого нам хватило в наших гамаках. В первую ночевку нужно было попасть под карнизы. Помню, как после обеда по нескольку часов стояли в водопадах воды. Казалось, все это как будто происходит не с тобой, а вообще в другом мире. Эти условия были самыми ужасными в моей жизни. Я хотя бы предварительно положил спальник в пакет, а у ребят все вымокло под водопадами до нитки. Ночью было в районе нуля, и веревки обледенели.

— У меня в голове назойливо крутился печальный случай, произошедший с ангарчанами в Саянах — летом в июле они замерзли насмерть на спуске, уже в зоне леса, потому что пошел дождь, а потом снег. Они пошли в легких штормовках, понадеявшись на погоду, и в итоге последний парень от холода даже не смог развести костер.

Команда Сергея экипировалась не в пример лучше. С собой альпинисты тащили даже ледовые инструменты. И какой-то участок пути действительно пришлось лезть по снегу и льду.

— По льду идти гораздо быстрее. Всего на маршрут мы потратили три дня. Следует учитывать, что после первопроходцев никто не ходил по этому маршруту, и они потратили на него неделю.

В процессе восхождения связь с другими командами и лагерем держится по рации. Это какая-никакая отдушина в горном одиночестве: послушал, где и что происходит, и уже как-то веселее.

На вопрос о питании Сергей смеется:

— Все лучшие российские восхождения делаются на «Дошираке». Бюджетно и легко, правда, не очень полезно, конечно. Если джетбойл, специальная горелка, упадет вниз, это один из вариантов смерти. Нет, конечно, главное понимать, что и без всего этого можно выжить — плохо, но можно. На второй маршрут мы вообще брали на троих семнадцать сникерсов. А воды обычно таскали с собой немного — 7—9 литров. На подъеме ближе к вершине обычно появляются снег или лед.

Впрочем, еще один из вариантов смерти команде пришлось испытать на себе: вниз улетел бур, с помощью которого устанавливают шлямбура — скальные крюки для закрепления страховки. Таким образом, некоторую часть пути альпинистам пришлось пройти без страховки вообще на дырочных скайхуках — еще одном, более тонком приспособлении для создания искусственной точки опоры.

Когда поднимаешься на вершину, иногда достаточно сказать по рации, что ты закончил подъем, а на последней вершине команду попросили выйти на видное место и помахать, а судья в это время смотрел в бинокль.

— После первого маршрута понимаешь, что чемпионат-то — он на выживание. Если в начале ты еще на энтузиазме, то уже после первого подъема огромного желания прямо на следующий день идти на другой маршрут не возникает. К счастью, после наших «чудесных» условий мы не заболели. И все-таки поднялись через пару дней еще по одному маршруту, где из приключений у нас была, например, лежачая ночевка шириной в метр от пропасти, а еще — отмороженный Санин мизинец.

Если с кем-то случается травма, команда сходит с маршрута, но при наличии в ней больше двух человек остальные могут продолжать соревнования. На чемпионате обошлось без больших травм: лишь у одного парня из Красноярска было подозрение на перелом обеих голеней, который, впрочем, потом не подтвердился. А у другого участника на втором маршруте появилось заражение на ноге.

Первое место в чемпионате взяли томичи, второе — питерцы, а третье — красноярцы.

— После того как все закончилось, ты понимаешь, что вокруг такая красота, и неизвестно, когда здесь появишься, но накопившаяся усталость часто не дает даже вытащить фотоаппарат и запечатлеть это. Плюс ко всему под конец чемпионата все беспредельно надоедают друг другу, и хочется просто покоя. Но тем не менее появляется и устаканивается ощущение, что еще одно большое дело сделано.

Загрузка...