«Иркутская Копѣйка»: история газеты

Выражаясь современным языком, бренд «Копѣйка» придумал в 1908 году предприимчивый питерский человек М.Е.Городецкий, когда им было зарегистрировано акционерное общество издательского дела с одноименным названием.

В этом же году он как редактор-издатель 19 июня по старому стилю выпустил в Санкт-Петербурге первый номер ежедневной газеты «Копѣйка». За первый год существования в розничную продажу поступило 166 номеров этой газеты — ежедневный тираж быстро вырос до 150 000 экземпляров. На следующий год было выпущено уже 519 номеров, и тираж в 1909 году газеты «Копѣйка» достиг 250 000 экземпляров — абсолютный рекорд тиража среди ежедневных русских газет, издававшихся больше года, в дореволюционное время.

На волне успеха 20 апреля 1909 года в Москве выходит своя газета «Копѣйка». Примерно в это же время самостоятельная газета «Копѣйка» появляется в Ростове-на-Дону, чуть позже — в Харькове, Орле и других губернских городах Российской империи. Издательская судьба всех этих «Копѣекъ» сложилась по-разному, и об этом чуть позже. А прежде — о нашем провинциальном Иркутске.

Шанс разбогатеть

Газету под названием «Иркутская Копѣйка» основал Иван Спиридонович Коковин в 1910 году. Что известно об этом человеке из доступных печатных и интернет-источников по истории города Иркутска?

Иван Спиридонович Коковин — иркутский купец, предприниматель конца ХIХ — начала ХХ века. Гласный Иркутской городской думы в период 1910-й — 06.09.1911. В 1894 году открыл типолитографию на ул. Пестеревской (ныне ул. Урицкого, 15). В начале ХХ типолитография носила название «Конкуренция». В результате забастовки рабочих типографий города в 1905 г. в типографии Коковина был введен 8-часовой рабочий день.

В течение 1900—1910-х выступал как редактор-издатель газет справочного характера. В 1906—1907 гг. в типографии Коковина выходила газета объявлений и справочных сведений «Дѣло и трудъ»; в 1909-м — газета «Иркутский листокъ», для издания дешевых объявлений, реклам и освещения общественной жизни города; в 1910 г. — газета «Иркутская Копѣйка».

Из этой информации следует, что, когда Иван Спиридонович принялся за свой последний издательский проект, он был уже далеко не новичком в газетном деле. Но от себя добавим: ему никогда не сопутствовал большой коммерческий успех в предыдущих начинаниях. В городе он был заметным деятелем либерального толка. На заре деловой и общественной карьеры Коковин заявил себя купцом 2-й гильдии (средний имущественный ценз), выше которого так и не поднялся. Но к этому стремился. Поэтому, воодушевленный сведениями о чужих успехах (редакторов газет «Копѣйка» в Санкт-Петербурге и Москве), он решил, что вот он, его шанс, и в своем городе Иркутске он развернется в полную силу.

Стоимость — одна копейка

В начале октября 1910 года Коковин регистрирует и получает разрешение на издание газеты «Иркутская Копѣйка» в губернском управлении по делам печати. В примечании к разрешению было указано: «Газета политическая, общественная, литературная и сатирическая, с приложением еженедельного журнала на злобу дня. Редактор-издатель И.С.Коковин, 31—42 сантиметра, 4—6 страниц, ежедневно».

Следует заметить, что заявленная Коковиным программа будущей газеты была очень обширна. В Иркутске на то время уже существовали газеты с таким же содержанием, пользовавшиеся спросом у читателей. Среди них выделялись «Сибирь», «Сибирская жизнь», «Русскій Востокъ» и, конечно же, официальные «Иркутские губѣрнские вѣдомости». 

Редактор-издатель И.С.Коковин рассчитывал, что его «Иркутская Копѣйка» станет популярной газетой среди простого народа: «Мы стремимся раздвинуть кругъ читателей и дать возможность новымъ массамъ народа, которымъ непосильны цѣна или языкъ большихъ газетъ, знать все главное, что дѣлается на свѣть».

С этой надеждой, эмблемой царской копейки и девизом, проставленными в правом верхнем углу на титульной странице «Трудовая копѣйка — впрокъ идётъ», 30 октября 1910 года был напечатан тираж первого номера «Иркутской Копѣйки». На следующий день газета стоимостью в одну копейку поступила в продажу.

Газетные будни

Редакция газеты разместилась на улице Саломатовской (ныне ул. Карла Либкнехта), в доме № 33. Тогда здесь размещались обширное торговое подворье и постоялый двор. Коковин арендовал в долг три комнаты на первом этаже деревянного дома.

Обстановка в редакции была своеобразная: некрашеные столы, деревянные стулья ремесленной работы... Сотрудники собирались обыкновенно каждый день, приходили часам к трем, усаживались пить чай из огромного самовара. Пили из пузырчатых, зеленого стекла, стаканов с оловянными ложечками. Сахар в пакете, в бумаге — колбаса, сыр и калачи или булки, которые рвали руками.

Первоначальный тираж «Иркутской Копѣйки» составлял две тысячи экземпляров, объявлений платных было мало, кредитов не давали, бумагу покупали на один номер. Постоянно меняли типографии: задолжали одной — перешли в другую.

Сотрудникам платили гроши — и то редко, но никто не уходил. Сам Иван Спиридонович был очень мил и симпатичен, его мнимая бедность была налицо, и всякий старался помочь ему, а он надеялся на успех и сыпал обещаниями: «Вот пойдет газета — тогда другое дело! Всех сотрудников обеспечу, ничего не пожалею. Разве я не отдаю сейчас последнее?» Действительно, он делился с сотрудниками чем мог.

Затевая издательское дело, Коковин рассматривал газету как чисто коммерческий проект, содержание его мало интересовало.

Однако редактором Коковин оказался неплохим. До глубокой ночи он пребывал в корректорской, ожидая, что в Москве или Санкт-Петербурге произойдет нечто важное. Чтобы быть в курсе событий, редактор сотрудничал с чиновником из канцелярии иркутского обер-полицмейстера, через руки которого проходили к начальству все экстренные телеграммы и доклады приставов о происшествиях. Чиновник брал из них самый свежий материал и ночью приносил его Коковину в корректорскую. Благодаря этой схеме «Иркутская Копѣйка» не пропускала ни одного интересного события и обгоняла другие газеты, кроме «Иркутских губѣрнских вѣдомостей». Там главный редактор контактировал с чиновником выше рангом, к которому попадали все рапорты раньше, и уже из его рук — к младшему, сотрудничавшему с Коковиным.

У Ивана Спиридоновича был еще сотрудник Чупрунов, который мнил себя писателем и был о себе очень высокого мнения, напечатав однажды несколько сценок в газете «Сибирь». В «Иркутской Копѣйке» же он ограничивался ежедневным доставлением из типографии текста телеграмм. В них сообщалось о приехавших и выехавших особах не ниже четвертого класса.

Кормились объявлениями два репортера под псевдонимами К. и Л. Оба были уже весьма пожилые. К. служил писарем в участке и благодаря знакомству с полицией добывал сведения для газеты. Был еще штатный сочинитель сюжетов из городского быта А.Фомин.

В первый месяц издание номеров «Иркутской Копѣйки» шло в убыток. Пришлось искать денег. Неожиданно отозвался управляющий торговым представительством и доверенное лицо московского купца Ланина в Иркутске. Он был владельцем известного во всей России завода шипучих вод и увековечил свое имя производством искусственного «ланинского» шампанского, которое подавалось подвыпившим гостям в ресторанах за настоящее и было в моде на всех свадьбах, именинах и пирушках средней руки.

Кстати, до 1920-х годов улица Декабрьских Событий в Иркутске называлась Ланинской.

Три тысячи рублей ассигнациями, полученные от торговцев ланинским шампанским, могли спасти Коковина. Мечты редактора начали сбываться. Деньги потекли в кассу, хотя «Иркутская Копѣйка»» не имела подписчиков и шла только в розницу, но вместе с объявлениями появились «пюблисите», и вроде бы расцвел Иван Спиридонович. Уже мечтал купить себе роскошный особняк.

Наступили кратковременные счастливые деньки для сотрудников редакции «Иркутской Копѣйки». Они приходили на Саломатовскую в приподнятом настроении. Выходил Иван Спиридонович и тут же приносил пачку материала. Обсуждали вместе каждую мелочь. Записывали экспромты, остроты, шутки. Коковин был всем — редактором, секретарем, кассиром. Когда были в кармане деньги, он выворачивал все на стол и делил, кому что следует, а иногда прямо заявлял: «Ни копья нет — в субботу приходите, получу!»

Исчезновение Ивана Спиридоновича

Все шло более-менее благополучно до 21 декабря 1910 года.

В этот день вышел № 43 газеты «Иркутская Копѣйка». В каталоге дореволюционной русской прессы историческая справка об этой газете обрывается словами: «№ 43 (21-XII) — прекращено 1910. Последний номер не установлен...».

Скорее всего, Ивана Спиридоновича подвели финансы. Об этом косвенно свидетельствует и тот факт, что 6 сентября 1911 года были досрочно прекращены полномочия гласного городской думы И.С.Коковина. Вероятно, он потерял достаточный имущественный ценз, чтобы занимать подобную должность. Имуществом скорее пришлось рассчитаться за долги, накопившиеся от коммерческого предприятия. После этого упоминания о Коковине исчезают из иркутских хроник.

Судьба «Копѣек» в других городах России сложилась не лучшим образом. В Ростове-на-Дону издали лишь 18 номеров. Харьковская «Копѣйка» остановилась на втором номере. В Орле она выходила с перерывами в полгода. Только в Санкт-Петербурге и Москве газета «Копѣйка» стала популярной у горожан, превратившись в прибыльное дело, и просуществовала до 1917 года. Потом советская власть внесла ее в список запрещенных контрреволюционных периодических изданий и прикрыла.

***

Возрождение газеты с названием «Копейка» состоялось лишь в 2000 году в Иркутске. Но это уже другая история.

Метки: Жизнь, Иркутск

Иллюстрации: 

Улица Саломатовская
Улица Саломатовская
Редакция газеты размещалась на улице Саломатовской (ныне ул. Карла Либнехта)
Редакция газеты размещалась на улице Саломатовской (ныне ул. Карла Либнехта)
Реконструкция номера Вадима Гергеля
Реконструкция номера Вадима Гергеля
baikalpress_id:  107 786