Иркутск стал новым местом жительства для семьи из Полтавской области

В Иркутской области создан межведомственный штаб под руководством губернатора Сергея Ерощенко по оказанию помощи гражданам Украины, прибывающим на территорию региона.

По информации зампредседателя правительства области Валентины Вобликовой, за два месяца в Приангарье прибыли 178 граждан Украины.

— Мы ожидаем самолет, на котором прилетят еще 120 человек без средств существования, не имеющих ни родных, ни знакомых, — отметила Валентина Вобликова.

Для максимального упрощения процедуры оформления людей по приезде в Ростовскую область срочно выезжают представители правительства области, которые составят реестр прибывающих с определением их места жительства, социального статуса, возраста, профессии, необходимой медицинской помощи.

Уже несколько семей приехали в Приангарье. Семья Ширстовых, например, решила обосноваться в Иркутске. Хотя Евгений и Татьяна не считают себя беженцами, потому что покинуть Украину они решили давно.

Евгений — разносторонний человек, работал музыкантом в оркестре, диджеем, занимался журналистикой, веб-дизайном, бизнесом. Его супруга Татьяна — тележурналист.

С владельцем Иркутской зоогалерееи Вадимом Ивушкиным Евгений познакомился задолго до трагических событий. Они долго общались на профессиональные темы, а когда волнения на Украине начали разрастаться, Вадим предложил Евгению пере­ехать в Иркутск. Недолгие сборы, и 3 мая семья уже была в столице Приангарья.

— Почему вы выбрали Иркутск?

— Так сошлись звезды. Наблюдая за происходящим в стране, мы еще зимой подумали, что пора уезжать, но не знали, куда. Тогда еще не проливалась вот так кровь, у нас было время. Пришлось раздать коллекцию птиц, но, к удивлению, разобрали абсолютно всех. В природе они не выжили бы — слишком ручные.

Я с детства увлекаюсь орнитологией, благодаря этой науке мы с Вадимом и познакомились. А тут он предложил приехать к нему, и мы решили, что это судьба.

— Вы сейчас ухаживаете за птицами, вам нравится?

— Да, я занимаюсь насекомоядными птицами. С тех пор как мама в детстве мне подарила первую книгу о канарейках, я не оставляю своего увлечения. В галерею часто приносят брошенных птенцов, и я их выхаживаю. Кормить птичек надо каждый час-полтора весь день, работы полно, но это — любимое дело. Вместе с Вадимом мы выезжаем за город, проводим исследования. Собираемся вот поселить здесь соловья обыкновенного, чтобы пел.

Жена Евгения — Татьяна Станиславовна пока не нашла подходящую работу. Да и некогда было — от переездов и стрессов заболела, пришлось даже вызвать скорую помощь. Украинка составила о нашей медицине совершенно противоположное мнение.

— Все познается в сравнении. У нас уже давно все сводится к выкачиванию денег, многие врачи работают на процентах от продажи лекарств в аптеках, затягивают лечение, потому что это выгоднее. Здесь мне за полтора часа провели обследование и оказали помощь! Со стационарным лечением нам помогли Ивушкины и врачи областной клинической больницы. Я слышала в стационаре, люди жалуются на гречневую кашу, поданную два дня подряд. Но у вас кормят! На Украине давно нет питания в больницах.

— Как ваша семья, друзья отнеслись к переезду?

— По-разному. Семья мужа разделяет наши взгляды, а вот с моей стороны с родственниками лучше о политике не говорить. Как и с некоторыми знакомыми, можно тут же перестать быть друзьями, затронув больную тему.

— Вы общаетесь с родственниками на Украине?

— Конечно, там остался сын с семьей. У нас есть друзья по всей стране, и несколько в восточных районах. Одна знакомая живет в Донецке прямо в районе аэропорта, но уезжать не хочет — это ее дом и ее родина. Она готова защищать свое. А некоторые уже просто не могут — вокруг города оцепление, никого не выпускают. Когда звоним по скайпу в Луганск, фоном слышны звуки стрельбы и взрывы. Говорят, мы вовремя успели.

— Вы жили в центральной Украине, кого там поддерживают?

— Раньше Полтавская область входила в «красный пояс», где традиционно были сильны коммунисты. Потом стали появляться негосударственные организации, которые говорили о свободе слова, о западных ценностях. Первых националистов не восприняли всерьез — это были единицы. Кто мог знать, во что это превратится.

Снаряды у нас пока не рвутся, дома не взрываются, но наших солдат отправляют на восток страны. Раньше, когда во двор привозили гроб, соседи устраивали чуть ли не митинги. Сейчас погибших привозят постоянно, и самое страшное, что, кроме родственников, никто особого внимания не обращает. Гибнет огромное количество людей с обеих сторон, и это страшно.

— Евгений, по-вашему, что ждет Украину?

— Не думаю, что у страны есть будущее, считаю, зря многие боятся разделения — хуже уже не будет. Мы туда не вернемся, присоединимся к программе переселения, а потом постараемся стать гражданами России.

Евгений и Татьяна Ширстовы мигрировали в Сибирь из центральной Украины и возвращаться не собираются
Евгений и Татьяна Ширстовы мигрировали в Сибирь из центральной Украины и возвращаться не собираются
Загрузка...