Иркутск: Нахаловка как стиль жизни

При советской власти в каждом крупном городе, в том числе Иркутске, имелись районы, которые носили емкое название Нахаловка.

Людям надо было где-то жить, поэтому они без всяких разрешений захватывали свободные участки земли на окраинах и строили там частные дома. Но к 70-м годам ситуация изменилась: появились разные правила, регламенты, контролирующие органы, поэтому строить нелегально стало сложнее. Тем не менее даже сейчас, несмотря на многочисленные препятствия, нахаловки продолжают строиться. Разумеется, масштабы другие, но принцип тот же. Обозреватель «Пятницы» попыталась исследовать этот феномен на примере одного из домов на улице Красноярской в Иркутске.

Этот трехэтажный дом стоит на самом берегу Ушаковки, на пересечении улиц Красноярской и Андреева, всего в нескольких метрах от береговой линии. Между рекой и зданием только узкая дорога: пожарная машина здесь может и не проехать, если случится беда, а между тем кругом частный сектор. Удивительно, как такое стало возможным, ведь прибрежная зона является охранной. Более того, в 2000 году было сильное наводнение, власти вынуждены были укреплять размытые берега Ушаковки. Трехэтажный дом из кирпича создает дополнительную нагрузку — обрушение вполне реально.

Выглядит дом довольно необычно: такое впечатление, что его проектировал архитектор из какой-то латиноамериканской страны. Изогнутые крылья, второй и третий этажи опоясывает балкон из деревянных досок, само крыльцо сделано из больших пенобетонных кирпичей, даже перил нет. С тыльной стороны виднеются окна размером с форточку.

Судя по шторам на окнах и машине, стоящей возле крыльца, в доме живут люди. Но сколько мы ни стучали в дверь, никто так и не отозвался. Возможно, жители понимают шаткость своего положения и решили затаиться. От греха подальше.

— Я ошарашена, каждый день хожу гулять с собакой, и все события развивались на моих глазах, — рассказывает местная жительница Татьяна Евгеньевна.

По ее словам, раньше на этом месте располагалась мусорка, прямо по ней ходили отдыхающие. Но осенью 2013 года ее перетащили на другое место, и началась стройка. Буквально на дороге. Жители начали бить тревогу, писать во все инстанции. Но было уже поздно: дом практически был построен.

В Комитете по управлению муниципальным имуществом Иркутска «Пятнице» предоставили весьма любопытную информацию: оказывается, три года назад в Министерство имущества Иркутской области обратился некий инвалид Ренат Рахматуллин с просьбой предоставить ему в аренду участок для индивидуального строительства. Просьбу инвалида уважили, заключив с ним договор аренды на земельный участок площадью 617 кв. м, расположенный в укромном тихом месте на берегу речки. Однако спустя два месяца гражданин Рахматуллин передумал строиться и передал права на аренду предпринимателю Сергею Чистякову.

В итоге вместо скромного домика арендатор построил трехэтажное здание, которое, как было установлено в ходе проверки сотрудниками министерства, никак не соответствует признакам индивидуального жилого дома. А если дом не индивидуальный, значит, он многоквартирный — третьего не дано. По неофициальной информации, в доме не менее 18 квартир. Причем, согласно сведениям из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним о регистрации права собственности, за Чистяковым зарегистрировано право общей долевой собственности на  долю здания, вторым собственником является гражданин Колесников.

В Службе строительного надзора дом на Красноярской однозначно признан самовольной постройкой. Здание не соответствует элементарным требованиям безопасности: межэтажные перекрытия выполнены из бруса, в здании нет аварийного выхода. Нарушений так много, что даже нет смысла их перечислять. Понятно — строили без согласований и экспертиз. Нахаловка же!

В итоге министерство имущественных отношений Иркутской области и правительство Иркутской области обратились с иском в Куйбышевский районный суд Иркутска. Требование одно — обязать Чистякова и Колесникова снести самовольную постройку за свой счет.

Затем к делу подключилась прокуратура. Помощник западно-байкальского межрайонного прокурора Станислав Акульский пояснил «Пятнице», что, в соответствии с требованиями водного и земельного законодательства, береговая полоса, как и сам водный объект, является общедоступной. Это означает не только возможность свободного прохода к водному объекту, но и право каждого находиться на любой части береговой полосы, использовать ее без ограничений. Возведение строений в пределах береговой полосы Ушаковки, которая составляет 20 метров, грубо нарушает природоохранное законодательство. В итоге западно-байкальский межрайонный прокурор обратился с исковым заявлением к Чистякову и Колесникову с требованием освободить земельный участок.

Все три исковых заявления объединены в одно производство, к участию в деле также привлечена администрация Иркутска в качестве третьего лица. Естественно, она поддерживает требования истцов. Процесс длится с прошлого года, в настоящее время рассмотрение дела по существу приостановлено в связи с назначением строительно-технической экспертизы. Как объяснил помощник прокурора, ответчик продолжает утверждать, что это индивидуальный жилой дом, и экспертиза должна проникнуть в здание и выяснить, так ли это.

В настоящее время, по информации КУМИ, право аренды Сергея Чистякова на земельный участок прекращено. Но дом-то уже стоит! Очень интересно, какое все-таки решение примет суд.

Кстати, как выясняется, за Сергеем Чистяковым числится не один дом, построенный по следующей схеме: берется участок под индивидуальное строительство, на его месте быстро строится полноценный многоквартирный дом, заселяются люди, а когда поезд уже ушел — через суд оформляются документы. Эта схема ранее была блестяще реализована легендарным иркутским застройщиком Евгением Кузнецовым, который является фигурантом нескольких уголовных дел. В 2013 году Свердловский суд осудил его на три года с испытательным сроком по статьям «Самоуправство» и «Причинение имущественного ущерба в особо крупном размере путем обмана».

Сейчас о Кузнецове почти ничего не слышно, но его дело живет и здравствует. Судя по всему, у прославленного застройщика появился талантливый последователь. По некоторым данным, на счету у Чистякова уже шесть незаконно возведенных объектов. В том числе на улицах Карпинской и Напольной.

Остается гадать, удастся ли ему побить рекорд своего предшественника.

Отсюда напрашивается грустный вывод: обилие контролирующих органов и различных регламентов не является препятствием для незаконного строительства. Законопослушному гражданину в нашей стране даже забор возле своего дома без разрешения поставить нельзя, но есть люди, которые без проблем строят, что хотят и где хотят. И самое главное, что нет никакой гарантии, что дом удастся снести. Проще будет изменить русло Ушаковки, чем убрать дом, в котором живут люди. Такие у нас законы.

  • Летом 2013 года «Пятница» писала, как в Иркутске на улице Багратиона был показательно снесен почти готовый пятиэтажный жилой дом. К этому строительству приложил руку известный Евгений Кузнецов. Карьера его поражает воображение: будучи совсем молодым, он учредил несколько фирм: «МетРоссо», «СибРоссо», «Молд-Росс», «ИркутскБайкалстрой», «РосДСМ»... Когда три года назад Служба строительного надзора Иркутской области обнародовала черный список застройщиков, в него попали сразу пять объектов, возводимых Кузнецовым. Дом на Багратиона тоже был построен без всяких разрешений и экспертиз на участке, предназначенном для малоэтажного индивидуального строительства. Власти города очень надеялись, что этим сносом они положат конец практике самовольной застройки в городе. По словам руководителя Комитета по управлению муниципальным имуществом Сергея Кладова, городская администрация ежегодно сносит от пяти до десяти объектов самовольного строительства: это и жилые, и нежилые помещения. Однако вероятность потерять вложенные в незаконное строительство средства не останавливает серых застройщиков. Видимо, игра стоит свеч, а эффективных механизмов пресечь на корню нелегальное строительство чиновники придумать не могут

Иллюстрации: 

Дом на Ушаковке выглядит довольно странно. Балконы вдоль фасада, скорее даже террасы, навевают ассоциации с архитектурой южных стран. Зачем они в Сибири — совершенно непонятно. При этом общее впечатление какой-то недоделанности: убогое крыльцо из пеноблоков, грубые доски, отсутствие перил. Для индивидуального строительства это допустимо, но для коммерческого — абсолютно неприемлемо
Дом на Ушаковке выглядит довольно странно. Балконы вдоль фасада, скорее даже террасы, навевают ассоциации с архитектурой южных стран. Зачем они в Сибири — совершенно непонятно. При этом общее впечатление какой-то недоделанности: убогое крыльцо из пеноблоков, грубые доски, отсутствие перил. Для индивидуального строительства это допустимо, но для коммерческого — абсолютно неприемлемо
Татьяна Евгеньевна — жительница улицы, на которой таинственным образом возник трехэтажный дом. По ее словам, люди здесь живут небогатые и в общем-то не очень активные, которые не знали, куда идти жаловаться. Возможно, это и стало причиной того, что застройщику практически беспрепятственно удалось реализовать свой план
Татьяна Евгеньевна — жительница улицы, на которой таинственным образом возник трехэтажный дом. По ее словам, люди здесь живут небогатые и в общем-то не очень активные, которые не знали, куда идти жаловаться. Возможно, это и стало причиной того, что застройщику практически беспрепятственно удалось реализовать свой план
baikalpress_id:  103 171
Загрузка...