Иркутск: есть ли жизнь в городе-трамплине

Интересно бывает порой читать в местных СМИ тревожные рассуждения политиков и журналистов о том, как удержать население в наших малонаселенных краях.

Эта привычная песня об «удержании населения» звучит много лет как что-то само собой разумеющееся, а население все равно потихоньку перебирается туда, где теплее, где безопаснее, где интереснее жизнь, где больше интересной работы. Но мы не сдаемся, и то там, то тут снова слышно: «как сделать так, чтобы молодежь не уезжала?», «как сделать городскую жизнь интереснее, круче, комфортнее?» и так далее. Есть даже, кажется, какие-то программы удержания населения с соответствующим финансированием. Лучшим представителям учащейся молодежи вручаются даже какие-то стипендии и ценные подарки — как бы в знак демонстрации того, что их тут ценят, что им тут тоже может быть хорошо…

Но все это, конечно, для города с населением в полмиллиона человек — как мертвому припарка. Молодежь все равно будет уезжать. Только региональные миллионники (Красноярск, Новосибирск, Екатеринбург и другие) могут предложить условия жизни и труда, сопоставимые со столичными, поэтому их население и растет. А полумиллионники, как Иркутск, увы, продолжат терять молодое население, несмотря ни на какие стипендии и программы. Но если приглядеться пристальнее, замечаешь кое-что интересное: довольно часто именно те самые проводящиеся в городе творческие конкурсы (от музыкальных среди детей до оперного среди взрослых, от компьютерных фестивалей и до множества других), которые вроде бы призваны сделать жизнь в городе разнообразной и интересной и способствовать «удержанию молодежи», по сути дела, являются отборочными конкурсами и фестивалями, то есть нацеленными на поиск тех, кого есть смысл забирать из Иркутска в другие города на работу или учебу.

Получается забавная ситуация: чем больше проводится в городе различных мероприятий, чтобы сделать жизнь в нем интереснее и дать возможность талантливым людям проявиться именно в Иркутске, и чем выше уровень этих мероприятий, тем больше возможностей для этих талантливых ребят город покинуть.

Развивая город, мы развиваем и механизмы для «утечки мозгов».

Это противоречие, конечно, чувствуют особо чувствительные местные патриоты, но никто впрямую не формулирует. При этом для Иркутска почти нормой является подозрительное и даже негативное отношение многих к активистам городской культурной жизни. Человек вроде делает что-то в городе, организует мероприятия, придумывает конкурсы и премии, фонтанирует идеями, чего-то хочет, но прозорливые местные патриоты точно знают: на самом-то деле он готовит себе почву «для Москвы», чтобы в ближайшее время туда перебраться. И будем откровенны: они, наши подозрительные патриоты малой родины, совершенно правы.

Более того, так оно и должно быть. И именно это в городе и стоит сегодня развивать. Иркутск, с его четырьмя с половиной театрами, полутора симфоническими оркестрами, одним-единственным региональным телеканалом и богатыми традициями финансирования культуры по остаточному принципу, конечно, та еще культурная столица. С союзами писателей у нас, правда, все даже слишком хорошо (целых четыре отделения разных союзов писателей), но этот аномальный расцвет российской словесности в одном отдельно взятом облцентре еще ждет своего научного объяснения. Так что лучшее, что может предложить Иркутск своим молодым жителям сегодня — это стать для наиболее талантливых из них трамплином в профессиональном и творческом становлении. Город-трамплин — в этом качестве и должен себя осознать Иркутск. Все конкурсы и фестивали, проходящие в городе, должны в идеале быть филиалами каких-то крупных российских и международных конкурсов, быть как раз отборочными, давать возможность проявившим себя в них людям уезжать туда, где лучше научат, где вообще можно развернуться талантливому человеку. Это должна быть именно осознанная культурная политика, заключающаяся в том, чтобы помогать талантливым людям уезжать.

Можно, конечно, на это сказать: а чего тут помогать — они и так уедут, много лет уезжают без всякой помощи. И не только молодые, а просто талантливые. Ну конечно, в иркутской культурной истории полно тому ярких примеров. Те, кому за 50, с удовольствием, не лишенным некоторого мазохизма, припомнят, как из Иркутска уехали режиссеры В.Кокорин и И.Вырыпаев, как уехал мим В.Шевченко… Причины отъезда были разные, но одно обстоятельство повторялось: у них не было возможности развивать свои проекты на уровне, достойном их таланта. Нужны были помещения, условия для работы, какое-то финансирование — и город в силу разных причин (всем известных, конечно, но мы же взрослые люди, все умеем в нужное время многозначительно промолчать) не предоставил им того, чего они вполне заслуживали. Все они в той или иной степени реализовались в других городах, сняли отличные фильмы (Вырыпаев и Шевченко), поставили множество спектаклей, хорошо работают… Но есть опять же одно объединяющее наших отъезжантов обстоятельство: Иркутск очень неохотно поддерживает с ними отношения. Редко когда (а проще сказать, никогда) тут появляются их театральные работы, премьеры их фильмов если и проходят, то в клубных залах. Пресса, конечно, старается освещать их редкие приезды — спасибо ей, но работают-то они не для прессы, а для зрителей. В общем, не существует в Иркутске такого, скажем так, стабильно работающего информационного и культурного обмена с бывшими иркутянами.

Мне скажут: а Мацуев?

Конечно, Мацуев. Но именно потому, что Мацуев вовремя (то есть ребенком) покинул Иркутск, он и понимает важность таких проектов, как конкурс «Новые имена», который он проводит одновременно с фестивалем «Звезды на Байкале». И побольше бы таких конкурсов, дающих возможность ребятам показаться, а столичным профессионалам — посмотреть местные таланты.

Для Иркутска стать современным, интересным и культурно богатым городом — сегодня означает стать, прежде всего, городом-трамплином, открытым большому количеству всероссийских и международных проектов. Создать в городе возможности для самореализации — это и значит создать возможности для переезда, потому что возможность покинуть город — одна из самых привлекательных его черт. Чем легче покинуть город, тем он более развит и хорош. И только тогда, когда «он уехал в Москву» перестанет быть все еще слегка (признаемся себе) негативной оценкой человека, когда город будет развивать отборочные форматы и приглашать сюда большие конкурсы, чтобы открывать для своих молодых жителей весь мир — он начнет, наконец, получать что-то и от них. Потому что тех, кому город помог уехать, он всегда будет рад видеть в их новом качестве, с их новыми работами. И мне почему-то кажется, что когда-нибудь с этими будущими иркутскими звездами в город придут в том числе и столичные деньги для местных культурных проектов. Это, конечно, выглядит пока абсолютной фантастикой. Но все же стоит попробовать превратить город в лучший «трамплин» за Уралом, чтобы в Иркутск везли талантливых ребят со всей Сибири, потому что в Иркутске крутые конкурсы и фестивали! И кстати, глядишь — и на количестве населения это тоже скажется.
Да и вообще, возвращаться в город, из которого когда-то уехал хорошо, без оскомины — совсем другое дело, не так ли?

Иллюстрации: 

По просьбе редакции — коротко о себе. Ветеран Иркутска (трудовой стаж жизни в городе — 54 года). По данным службы статистики, за время жизни в Иркутске прошел пешком по улицам родного города расстояние, равное длине государственной границы России, проехал на городском общественном транспорте расстояние, равное по протяженности семи земным экваторам, на личном транспорте — расстояние, равное расстоянию от Земли до Луны в один конец. Основатель книжного магазина «Марьина роща». Владею двумя иностранными языками и словарями еще полутора десятков языков. По образованию и состоянию здоровья — филолог
По просьбе редакции — коротко о себе. Ветеран Иркутска (трудовой стаж жизни в городе — 54 года). По данным службы статистики, за время жизни в Иркутске прошел пешком по улицам родного города расстояние, равное длине государственной границы России, проехал на городском общественном транспорте расстояние, равное по протяженности семи земным экваторам, на личном транспорте — расстояние, равное расстоянию от Земли до Луны в один конец. Основатель книжного магазина «Марьина роща». Владею двумя иностранными языками и словарями еще полутора десятков языков. По образованию и состоянию здоровья — филолог
Загрузка...