Интервью нелегального гладиатора

В Иркутске любители кулачных драк создали свою тайную организацию 10 лет спустя, в 2009-м. Зрителей на бои не пускают: если пришел в клуб, должен принять поединок. Репортер «Пятницы» встретилась с организатором иркутского бойцовского клуба.

«Ты не знаешь себя, если ни разу не дрался», — уверяет Тайлер Дерден, герой знаменитого фильма Дэвида Финчера «Бойцовский клуб». Бессмысленное насилие или путь к самому себе через беспощадный бой — можно по-разному трактовать киносюжет, развивая демагогию, или пойти и жестко подраться, так, чтобы в кровь лицо, в ссадинах костяшки пальцев, до лиловых синяков и до безмятежности. Именно до безмятежности, состояния, когда проблемы типа годового отчета, внеплановой командировки или вечно недовольного шефа становятся неважными и перестают беспокоить. После выхода фильма на экраны в 1999 году в разных странах начали появляться подпольные имитации закрытых клубов, где «первое правило клуба — не упоминать о бойцовском клубе». 

— Ты — иркутский Тайлер Дерден?

— Нет, меня называют Джин Тоником. Почему? За пристрастие к коктейлям, наверное. Только давай без настоящих имен, окей? — отвечает на первый вопрос организатор клуба.

Имен называть нельзя, но описать-то собеседника можно. Симпатичный, спокойный, улыбчивый молодой человек за 20. Подтянутый, но не силач, в деловом костюме и даже с галстуком. Мы встретились в его рабочем перерыве, и если бы я увидела его случайно на улице, не зная, чем он увлекается, наверняка не узнала бы в офисном планктоне настоящего бойца. Встречи клуба проходят каждую субботу, и каждую субботу такие вот молодые люди снимают красивые рубашки, меняют брюки с отглаженной стрелочкой на треники, туфли и ботинки на кроссовки и выходят биться друг против друга.

— В первый раз я дрался с парнем-фотографом и его другом. Это было ночью в Лисихе, рядом с кладбищем. Мы бились при свете фонарей на бетонной плитке. Вначале было страшно, но после первого пропущенного удара понимаешь, что лицо не хрустальное и ты не умрешь от удара. Потом появляются азарт и восторг. В тот вечер я провел четыре боя: все не мог насытиться... Это было круто, и первые полгода я считал дни до каждой следующей субботы, — рассказывает, затягиваясь сигаретой, Джин Тоник. — Я и сейчас, если пропущу подряд два субботних сбора, начинаю нервничать. Бои, как наркотик, вызывают привыкание.

Необычной и болезненной привычке подвержены около 70 иркутян — основной костяк клуба, а вообще через такие подпольные бои прошло больше 400 человек. На импровизированный ринг, или мат, называйте как хотите, выходят самые разные люди: студенты, директора крупных предприятий, юристы, бюджетники и предприниматели. Чтобы подраться от души, необязательно знать правила в боксе или единоборствах, иметь черный пояс или титул чемпиона. Человек, от которого я узнала о бойцовском клубе, — простой инженер, интеллектуал, зачитывающийся Селинджером и Харпер Ли, и... уличный боец. Наверняка тот, кто сейчас читает этот номер «Пятницы», ищет адекватный ответ на вопрос: «Зачем? Зачем позволять кому-то избивать себя и бить самому без видимой причины?» Если честно, автор статьи до конца не поняла, точнее, не смирилась с идеологией клуба. Возможно, поэтому одно из правил клуба: «Женщины в боях не участвуют». Да и слава богу, иначе вы читали бы кровавый репортаж, полный страданий автора.

— Девушки в клубе? Да мы не против, если бои будут проходить топлес и в грязи. Парням весело будет, — отшучивается Джин Тоник. И уже серьезно добавляет: — Каждый приходит в клуб с разными целями. Многие не уверены в себе и хотят обрести твердость духа. Программисты, которые, кроме экрана компьютера, ничего не видят, бросаются в бой, выживают. Через месяц их и не узнать. Они решают свои проблемы легко, и их уже не запугают хулиганы стандартной фразой: «Эй, дай закурить». Большинство конфликтов, которые происходят на улице, обычный человек старается избегать, обходить стороной, иногда позволяет себя унизить. Но если бы не было страха испытать боль при драке, люди не боялись бы постоять за себя, причем не обязательно при этом использовать кулаки. У меня был случай, когда я стоял против 20 нацелившихся на драку парней, но из-за моего напора, бесстрашия я смог уладить конфликт мирно, на словах. Тогда я думал: «Ну что они могут со мной сделать? Ударить, попинать... Так я и так каждую неделю получаю в клубе». Страха не было. С этим жить легче.

Джин Тоник организовал клуб, чтобы побороть свой страх перед драками, чтобы снять напряжение. Беспощадный бой стал разрядкой, ведь когда получаешь физические удары, боль от психологических травм отступает. Раньше была такая шутка-совет: болит голова — сильно ударь себя по пальцу, тогда мигрень закончится. На самом деле это работает, но желающих «лечиться» этим методом не найдется. А вот желающих принять поединок в бойцовском клубе всегда много. Другой вариант — зачем им это надо? Чтобы вернуться к истокам, понять, что важно, а что тлен и шелуха.

— После боя возвращается истинная система ценностей. Ты понимаешь, как прекрасна жизнь, каждый вздох, даже если он делается с болью. Не имеет значения, какой у тебя телефон: последний айфон или деревянный флай, как обставлена твоя квартира, если она вообще есть, какие шмотки на тебе... Главное, что у тебя внутри. Когда с утра до вечера пашешь на работе, а вечерами только пьешь пиво в баре или спишь под монотонный гул телевизора, все это забывается, перестаешь быть собой, превращаешься в манекена, которым управляет кто-то наверху. Бой возвращает все на круги своя, — признался один из участников иркутского бойцовского клуба в переписке.

Интересен факт, что все члены клуба — друзья или приятели. Сначала парни остервенело дерутся, а потом пожимают друг другу руки и идут в ближайший паб, чтобы обсудить любимую музыку, девушек, мотоциклы... По-мужски так. На мое недоверчивое замечание, что для поединка нужен достойный повод и чувство агрессии к противнику, Джин Тоник, опять-таки улыбаясь, замечает:

— Во время боя нет никакой злости к противнику. У меня есть два лучших друга, с обоими мы познакомились в клубе. С первым я подружился после того, как он мне головой нос сломал, со вторым — после того как я ему нос локтем сломал. С ним мы, кстати, теперь ведем совместный бизнес. Что чувствую, когда бью друга? Да я же просто выживаю. Бои проходят без правил, поэтому в них действительно нужно выживать. Здесь нет фальши. Бьют руками, ногами, коленями, локтями, головой... Бывает, кто-то увлекается, но за боем внимательно следят. Когда больше терпеть не можешь, говоришь «стоп» — и бой прекращается. Травмы? Бывают. Выбитые пальцы — постоянно, еще был перелом пальца, разорвана связка на ноге, поломаны ребра, искривлена перегородка носа. Сотрясение головы уже за травму у нас не считается.

Чтобы скрыть следы клубных занятий, бойцы сначала делают холодные компрессы на травмы, а потом несколько раз густо намазывают повреждения специальным кремом. Еще одна причина проводить бои по субботам — к понедельнику, если постараться и полечиться, синяки проходят. А если нет, есть специальная отмазка для коллег и начальства, которая работает 100%: провожал девушку, защищал ее от хулиганов. На деле защита невиновного от преступников и хамов для бойца — один из немногих дозволенных правилами клуба повод начать первым уличную драку. Кодекс чести, как говорит Джин Тоник. Раны можно залечить, честь восстановить уже не получится, поэтому если парень видит, что десять человек запинывают одного, он должен вмешаться.

— Риск для меня — это обязательная часть жизни, а жизнь — это захватывающая игра. Если у человека нет азарта, огня в глазах, он не живет. Я каждый день готов ко всему. Наша идеология близка к спартанской. Одно из правил, не прописанных, правда, — беспощадность к самому себе. Не надо себя жалеть, если за что-то взялся, делай это на полную катушку. Забудь о боли, о препятствиях, не рассуждай о том, что будет, если... Просто делай и все, — говорит напоследок Джин Тоник.

Правила бойцовского клуба

* Первое правило клуба — не упоминать о бойцовском клубе.

* Второе правило клуба — не упоминать нигде о бойцовском клубе.

* Третье правило клуба — боец крикнул «стоп», выдохся, отключился — бой закончен.

* Четвертое — в бою участвуют лишь двое.

* Пятое — бои идут один за другим.

* Шестое — снимать обувь и рубашки.

* Седьмое — бой продолжается столько, сколько нужно.

* Восьмое и последнее — тот, кто впервые пришел в клуб, примет бой.

baikalpress_id:  128
Загрузка...