«Он их помнил, ждал, хотел видеть, а они его предали…»

Скрябиков Станислав Степанович, с. Плешково Алтайского края

Здравствуйте, уважаемая редакция!

Не знаю, с чего начать письмо, начать труднее всего. А мне очень нужно рассказать о том, как иногда складываются человеческие судьбы. А тот человек, о котором пойдет речь, жил в Иркутске. В Иркутске есть квартира, в ней живет его семья: жена, дочь, внук. Где-то в Иркутской области он родился в большой крестьянской семье. Семья была очень большая: четверо или пятеро братьев и сестра. Конечно, родителей его уже нет в живых, но остальные живы.

Скрябиков Станислав Степанович, 1940 года рождения. Когда-то служил на Севере, был летчиком вертолета. Играл на аккордеоне и на концертах встретился с Галиной Рубан. Они дружили, но в жены он взял другую девушку. И их пути с Галиной разошлись, но Галя не смогла забыть его, помнила всю оставшуюся жизнь. Конечно, она вышла замуж, там же, на Севере. После с мужем переехала к нам в Алтайский край, и здесь мы с ней подружились. Нас было три подруги, у каждой своя семья, свои проблемы (как теперь говорят), свои заботы. Мы все или почти все друг о друге знали. Отношения у Галины с мужем были очень хорошие. Оба порядочные люди, честные, добрые, умные, грамотные. Они усыновили мальчика, воспитывали его, но случилось то, что часто случается: муж ушел из жизни. Трудно было нашей Галине все пережить, но пережила. А потом решила найти человека, которого когда-то любила. Искала долго и нашла под Иркутском в доме инвалидов. Теперь я не смогу правильно определить это заведение.

Галя поехала туда. То, что она увидела там, было трудно понять умом. Как живут люди вне общества? Это все понимают. Галина встретилась там с лечащим врачом Стаса, с директором. Приехала домой. Мы много говорили обо всем этом, о ее решении забрать его к себе в дом. Разные были мысли. Но Галя, наша Галя, была не из слабых. Она решилась и привезла. Да еще как! Поездом! В общем вагоне. Да там случился казус с ним. Соседи сидели, закрыв носы, переместившись подальше. Галина потом рассказывала и плакала, плакала и смеялась. А мы с ней вместе. Да что говорить! Человек. Конечно, человек.

Станислав еле ходил, шаркая по полу ногами. Дышал тяжело. Взгляд без выражения, хмурый. Все время бормотал матерщинные слова. Туалет помнил, ходил сам, но пока дойдет... Ел, не зная меры. «Господи! Что ты себе привезла? Не было печали», — говорили мы ей. Говорить-то говорили, и понимали, что он будет здесь жить как человек. В больницу возить его было невозможно, сопротивлялся. Мыться, бриться, переодеваться — ничего не умел и не хотел. Первое время Галине помогали его брить, мыть, стричь ногти. А потом она всему научилась сама. Научилась владеть им. Покупала ему настойки, лекарства, которые рекомендовали его бывшие врачи, или вычитывала в журналах. Протирала через ситечко пищу, как ребенку, потому что у него не было зубов. Вы не поверите: она читала ему Джека Лондона, Чехова, Тургенева. И не просто читала, а напоминала ему о том, что вчера прочли. Конечно, не в первый год, а потом начали разгадывать вместе кроссворды. И знаете, он ей помогал.

Когда-то он был эрудированным, грамотным человеком.

Он хорошо помнил имена пилотов, командира, имена друзей. Только никогда не называл имя жены. Помнил адрес своего дома, дачи. Всех братьев и сестер знал года и дни рождения, помнил полные имена родителей. Только он был уверен, что его мама и папа живы. И все просил Галю свозить его на родину. И Галина мечтала тоже об этом. Но не стала пока искать адреса родственников. Итак, прошло десять лет, и никто из родственников Станислава не поинтересовался ни разу его судьбой. В конце февраля 2013 года у Гали обнаружили опухоль в мозгу, и ее за неделю не стало. Перед этой самой последней неделей Галина договорилась со своими сватами (родителями невестки), что они будут ухаживать за Станиславом, пока она болеет. Конечно, она думала жить. Мы ее похоронили. Станислав не осознал этого. Когда мы собрались на 40 дней, сидя за столом, мы говорили и о нем.

У него была неплохая пенсия, и он был уж не совсем овощ. Пусть живет у сватов, уж можно и потерпеть. А на второй день после того, как мы собирались, Станислава парализовало, и его увезли в районную больницу. И не стало человека. Похоронили его на махоньком кладбище, по которому летом ходят коровы, потому что оно не загорожено. Памятника, конечно, не будет, не осилят (семья небогата: учительница и комбайнер, сын-школьник). Откуда у них деньги? Вот и все.

А передо мной долг. Я должна сообщить всем родственникам, что Скрябиков Станислав Степанович, 1940 года рождения, 7 ноября; умер 15 апреля 2013 года. И похоронен на кладбище маленькой деревушки, Парижская Коммуна Зонального района Алтайского края. Я написала братьям (двум) письма, но отправить не смогла. Мы не смеем судить друг друга, Бог нам всем судья. Но у меня вопрос: что смог совершить человек, чтобы с ним можно было так поступить? За что он, этот человек, так был наказан? Как живут его братья, жена, дочь??? Мы нашли их адреса, а имена написала нам Галя со слов Стаса. Он их помнил, ждал, хотел видеть, а они его предали. До сих пор душат слезы. Пишу в редакцию, а чего хочу от этого, сама не знаю.

Может быть, попросить известить родных о его смерти? А может, просто послать в Иркутск весть, что еще одного жителя его не стало на земле? А может, просто чтобы снять с души камень? Всего доброго всем иркутянам. Мира и тепла! Простите меня, если что не так.

Фурсова Лилия Егоровна, с. Майма, Республика Алтай, ул. Б. Роща, д. 9, к. 3, кв. 6.

baikalpress_id:  94 258