Игра в дом

Было все хорошо, а потом знакомые начали богатеть, чем-то там обзаводиться, вплоть до личного транспорта.

Надя вот так на остановке стоит, под солнцем палящим, под ветром и дождем, а знакомые девушки мимо проезжают на большой скорости. И ведь ни одна не остановится, не улыбнется приветливо, не предложит подвезти. Будто не видят. Нет, мимо. Мимо! Как поезда, как самолеты в небе. А Наде остается на заплеванной остановке. И, главное, неблагодарные все какие-то. Подруги эти сейчас бывшие и, можно уже сказать, заносчивые. Такие вдруг стали все непьющие и здоровье берегут все поголовно. Дома сидят с масками на лице, огуречными или какими, и даже так бывает, что телефонную трубку не сразу возьмут просто поболтать хотя бы.

Да, у Нади энергии, сил и свободного времени вагон. Тем более дочка выросла настолько, что ушла из дому и квартиру сняла, и Надя не сразу узнала, что она там живет с этим Юрой. Надя для порядка побухтела по-матерински, устроила пару проверок, убедилась, что там все нормально — без пьянок и прочего, просто ее дочь решила поиграть в самостоятельность. Игра такая, «дом» называется. Да пожалуйста. Надя по такому случаю даже на подвиг пошла — взялась суп варить в здоровенной кастрюле, записку на холодильник повесила:  «Это вам с Юрочкой на выходные». А потом Аня с Юрочкой как-то пришли, а там — ни записки, ни супа. Ушли. А Надя слоняется по квартире неприкаянная. Грубо им даже сказала — сами себе все варите. «Подумаешь», — сказала дочка Аня, и ушли они с Юрой и долго еще не приходили. А у Нади страдания и кризис среднего возраста, потому что такой кризис не только у пьющих мужчин, но и у женщин на выданье. О, где же вы дни любви… Когда у женщины еще столько сил и здоровья. К бывшему мужу, что ли, идти? Но с ним будет то, что у Аньки с ее Юрочкой — игра в дом.

Потому что никакого же дома. Бывший муж слоняется по знакомым, любит он прийти к чужим людям, сидеть на чужих кухнях, есть чужой ужин и млеть.

Вкусная еда и душевная беседа. И, главное, без этих жутких энергичных женщин, которые только узнают, что он с женой во временном разъезде, сразу начинают докучать своей заботой. А этот, Надин сейчас временно бывший муж, и сам о себе в состоянии позаботиться. Он ведь и раньше как-то умудрялся все успевать. Это когда они все еще жили-поживали — Надя, Анька, муж и отец Стасик. Ну да, потом, правда, все они как-то вдруг заскучали. И, главное, никто вслух ничего не скажет — что давайте искать выход, зато все разоряются на пустом месте, с пол-оборота заводятся. Соберутся вечером втроем и давай выяснять отношения — кто в чем виноват на этот раз. Все друг друга чему-то постоянно учат и учат. Прямо педсовет. Еще не хамят, но все к тому идет. Стасик все про каких-то знакомых женщин и девушек им рассказывает. Про какие-то абажуры и картины в багете. И как у них можно все устроить наилучшим совершенно образом, если бы вот эти конкретные — показывает пальцем — жена и дочь хоть на одну минуту… Аня тут же брала телефон и вызванивала, к кому можно сейчас пойти из подружек. Мальчики позже появились. А Надя, наоборот, своих подружек к себе звала. Стасик гостей любил и сразу забывал о своих претензиях, готовил вдохновенно ужин, подавал его изысканно, улыбался. И подруги завидовали и Надей вроде даже искренне восхищались. Потому что, пока Стасик картошку жарит, Надя личико в порядок приведет и, если что, даже ногти накрасит свежим лаком. Ну и в доме чисто. Потому что у Стасика настроение портится, если пол немытый. Поэтому за порядком он сам и следит. И зачем ругаться и чего-то невыполнимого требовать, если он сам в состоянии, правда? И все тогда просто: хочешь ходить по чистому полу — вымой сам. Элементарно, Ватсон. И окна вымой, и посуду. Ну, в общем, без нытья и жалоб на жизнь. Он вообще-то веселый, Стасик-то. Другой бы мужик свихнулся, а Стасик ничего, держится. И при такой сноровке и чувстве юмора уборка времени много не занимала. Только его мать возмущалась. Придет, а он шторы гладит. 

— И как вам, дурам, не совестно? — Это так свекровь и бабушка Надю и Аньку пытается воспитывать. 

Ну а потом Стасик к матери переехал — за котом и цветами ухаживать.

Это когда его мама решила проведать родственников и так увлеклась путешествиями, что домой ее уже и не тянет. Родственников полно, все друг друга любят и хотят дружить и встречаться, вот она и переезжала с места на место, из города в город. А там же все наскучались по ней, и такая сразу интересная жизнь с ее приездом начиналась, вплоть до экскурсий, посещений театров, музеев и катаний на речных трамвайчиках. И кто, интересно, на ее месте вернулся бы? Чтобы с невесткой и внучкой ругаться? Чтобы бесконечно расстраиваться и валерьянку пить? Вот по кому она скучала, так это по своему коту. Но она знала, что ее сын — человек сердечный, жалостливый и ответственный и не бросит животину на произвол судьбы. Так что свекровь совершает мировое турне, муж ухаживает за котом, Анька ушла к Юре, а Надя, получается, осталась одна-одинешенька на всем белом свете. Ее, конечно, навещали, но все торопились, приходили, но ненадолго. Придут и сразу уходить собираются. Поэтому Надя дочке и сказала — все, хватит, я вам не нанималась. Это насчет супа кастрюлями. А никто особо и не расстроился — Аня с Юрой, во всяком случае. Потому что Надя не сказать что такой уж мастер-кулинар. У них же там всем Стасик заправлял. А Стасику в голову не приходило еще и Аньке с ее Юрой начать готовить. Суп кастрюлями им таскать. Хотя, если бы его кто-то и попросил, он бы, конечно, и за это взялся. Для дочи-то… Но тут уже Юра начал Аню воспитывать, пару раз даже обозвал, таких ей замечаний навешал, что Аня даже застыдилась. Поэтому купила кулинарную книжку и стала интересоваться: что же это такое настоящий куриный бульон и почему именно куриный бульон — вершина поварского мастерства. Типа с него все начинается в высокой кулинарии. Ну, в общем, все оказалось даже интересно. Жить всегда интересно, если книжки начать читать. 

А Надя бродит по пустой квартире. Подружкам звонить бесполезно, какие-то все они теперь занятые.

Пришли как-то пару раз в гости и ушли почти сразу, им без Стасика неинтересно, им с Надей скучно. Потому что на нем, как оказалось, все и держалось — и еда, и беседа. А смотреть на тщательно накрашенное личико Нади скучно, потому что у всех, у каждой — тоже тщательно накрашенное личико. Да и не пьет сейчас практически никто, все боятся отравы. Купят себе бутылку в дьюти-фри и пьют по глоточку по праздникам, ни с кем не делятся и на вынос не дают. А чем торгуют в винных лавках… Неизвестно еще, на что нарвешься. И тем более все они сейчас за рулем, и вечная отговорка — завтра на работу рано вставать. А на выходные — столько дел, столько дел, так что не до тебя, подруга. И на маникюр успеть, на педикюр, на стрижку, все такое девичье. По магазинам пробежаться, а Надю не берут. Почему? Да нипочему. Неинтересно с ней. И Надя все-все понимает и завидует, особенно когда все-таки придет в гости, сидит и чувствует, что ей не рады. И у всех все есть, а у нее — ни-че-го… А эти женщины трясут тряпками и фотографиями хвастаются — где были, что видели. Почему-то… И почему она стоит сейчас на заплеванной остановке, а мимо, мимо нее катит жизнь. И плакать хочется, плакать, реветь во весь голос — одна на пустой остановке. Вот она так стояла и плакала. А мимо как раз Стасик проезжал, увидел ее зареванную, с потеками туши на щеках, вышел из трамвая, взял за руку и сказал ей — пойдем-ка домой. 

На следующий день, когда Стасик ушел договариваться насчет кота — где кот будет жить, Надя помыла окна во всей квартире. Кажется, первый раз в жизни.

baikalpress_id:  106 935
Загрузка...