И снова про валежник

Дмитрий Чернышов: «Вроде и благое дело сделали — разрешили собирать валежник,  но потом настолько зарегулировали эту составляющую: одно нельзя, другое нельзя...»
Дмитрий Чернышов: «Вроде и благое дело сделали — разрешили собирать валежник, но потом настолько зарегулировали эту составляющую: одно нельзя, другое нельзя...»

Вопрос по новому закону, вступившему в силу с начала 2019 года, стал одним из ключевых на выездном заседании комиссии по сельскому хозяйству, экологии и природопользованию при региональном совете Иркутской области.

Как особо подчеркнул на открытии мероприятия заместитель губернатора Иркутской области Дмитрий Чернышов, впервые комиссия регсовета прошла не в Иркутске, в здании областного правительства, а на территории муниципального образования — в посёлке Новонукутском, на базе предприятия по производству строительных материалов, гипсокартоновых листов, сухих строительных смесей «Кнауф».

— Это была инициатива мэра Нукутского района Сергея Гомбоева, очень хорошая, надо сказать, идея, — отметил Дмитрий Чернышов уже после окончания заседания. — Был конструктивный диалог, была полемика по острым вопросам. В беседе приняли участие главы поселений, мы услышали их мнения, предложения, ответили на волнующие их вопросы. Несомненно, практику проведения комиссий регсовета на местах следует продолжать. Уже решено, что следующее заседание мы организуем на площадке одного из муниципальных образований. Какого — это будет зависеть от тематики и предложений мэров, ведь именно они формируют повестку подобных мероприятий. Всего у нас действует четыре комиссии при региональном совете: первая — по социальным вопросам, вторая — по экономике, финансам и бюджету, третья — по ЖКХ и строительству, и четвёртая — та, которую мы сегодня здесь провели. В них участвуют руководители областных министерств, служб и агентств, главы муниципалитетов.

Первый же вопрос, который обсудили участники заседания в Новонукутском, вызвал бурную дискуссию. И немудрено — ведь он касался реализации на территории Иркутской области федерального закона о сборе валежника в лесу.

— Нововведения вступили в силу 27 декабря 2018 года, — так начал своё выступление министр лесного комплекса Иркутской области Сергей Шеверда. — Валежник теперь — это недревесные лесные ресурсы. К данной категории относятся лежащие на поверхности земли остатки стволов деревьев, сучьев, не являющиеся порубочными остатками в местах проведения лесосечных работ и образовавшиеся вследствие естественного отмирания деревьев при их повреждении вредными организмами, при буреломе или снеговале. Очень важный нюанс: при перевозке из леса длина собранного сухостоя не должна превышать полутора метров в длину. Это сделано для того, чтобы исключить лазейку для особо предприимчивых товарищей, которые захотят под видом валежника грузить ассортимент. Государственным органам в таких случаях придётся через экспертизы доказывать факт нарушения. Чтобы избежать всей этой волокиты, и решили ввести нормы по размеру.

Впрочем, длина вывезенного из леса валежника мало волновала участников заседания. Как только министр завершил свой доклад, в его адрес поступил самый трудный, как он сам признался, вопрос, связанный с новым законом: почему в список для свободного сбора не включены порубочные остатки после заготовки древесины на лесосеках, захламляющие лес?

— Такая норма прописана в федеральном законе, — развёл руками Сергей Шеверда. — Но мы понимаем, что в этом направлении необходимы какие-

то доработки. Сейчас вот прорабатываем механизм с арендаторами лесного фонда, у которых есть порубочные остатки. Будем заключать соглашения, вывешивать у нас на сайте списки с указанием участков, где эти самые остатки можно забирать вполне легально. С правоохранительными органами будем разговаривать по этому же поводу. Дело в том, что на территориях, где велись незаконные рубки, оставленная некондиционная древесина часто годами лежит как вещественное доказательство.

Кроме того, сейчас наши специалисты изучают закон с точки зрения того, в компетенции ли региональной власти вносить изменения в некоторые из пунктов данного законодательства. А мы готовы их внести. Любой закон — это ведь живой организм. Например, в областной закон по обеспечению граждан древесиной для собственных нужд нами за три года было включено пять дополнений, существенно улучшивших его работу.

— Вроде и благое дело сделали — разрешили собирать валежник, — подвёл черту дискуссии Дмитрий Чернышов, — но потом настолько зарегулировали эту составляющую: одно нельзя, другое нельзя... Как уже было здесь сказано, нам сначала нужно определить пределы федерального и регионального регулирования. Если федерация не даёт нам полномочий по каким-то вопросам, то мы хоть расшибёмся в лепёшку, но ничего поделать не сможем. В таком случае будем формировать и подавать инициативу в правительство страны, где будет указано, в каких пунктах обсуждаемого документа у жителей Иркутской области возникают серьёзные проблемы.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments