Хватка бизнесмена и немного сельской лирики

Любовь к земле помогает фермеру Андрею Матвееву добиваться хорошего урожая в любых погодных условиях

Имя Андрея Матвеева известно на весь Боханский район. В начале 90-х, вернувшись из армии, он зарегистрировал первый в поселке коммерческий магазин, затем занялся лесопереработкой, открыл заправку. А потом, как человек, привыкший смотреть на перспективу, занялся сельским хозяйством. Многие тогда советовали ему не связываться с хлопотной и затратной аграрной отраслью, рекомендовали не лезть — и, замечая, что уговоры не действуют, откровенно крутили пальцем у виска. Но минуло восемь лет, и даже самые скептически настроенные «специалисты» были вынуждены признать: Андрей Матвеев знает, что делает. Успехи фермера видны даже людям, далеким от работы на земле. С каждым годом в хозяйстве увеличивается посевной клин, растет табун, а на поля выходит новая техника. 

Удача и демон на вывеске 

— Сельское хозяйство — это моя давняя, уже теперь сбывшаяся мечта, — начинает разговор Андрей Матвеев. — После школы подал документы в сельхозинститут, но немного не хватило баллов. Вернуться домой ни с чем, год сидеть на родительской шее не позволила совесть. Устроился в институт лаборантом. Подошло время идти в армию. Отслужил, вернулся, зашел в институт. Там меня помнили, пригласили как бывшего работника на учебу без вступительных экзаменов. Но я тогда подумал и представил, как тяжело дастся родителям мое обучение. И хотя мама с папой настаивали на том, что я обязан получить высшее образование, все же принял решение, что приеду работать на малую родину. По собственным ощущениям я был не юношей, а двадцатилетним лбом, который сам в состоянии заработать на жизнь.

Страна в начале 90-х стремительно менялась. Уходила в прошлое советская власть, на смену стабильности пришло лихое время свободного, но нестабильного рынка. Молодой парень, отлично разбирающийся в технике, решил воспользоваться моментом.

— Когда я вернулся домой, чем только не занимался, даже таксовал одно время. В те времена было трудно со многими вещами. Но если продукты, одежду еще можно было где-то достать, то запчастей было не найти. На весь Иркутск работала пара магазинов. Оценив ситуацию, принял решение, что в Бохане такой магазин будет пользоваться большим спросом. Запчасти были нужны не только для легкового транспорта. Во время полевых работ часто ломалась незаменимая в хозяйстве техника. Чтобы починить, скажем, комбайн, запчасти приходилось заказывать в областном центре, но доставлять их могли несколько дней, а уборочная простаивала.

Магазин Андрея Матвеева стал первой коммерческой точкой на территории всего Боханского района. В налоговой службе даже растерялись — законодательство в то время еще не было готово к переменам, поэтому сначала специалисты не знали, как регистрировать магазин начинающего бизнесмена. Зато не терялся Андрей Матвеев. Молодой, несуеверный предприниматель, надеясь только на удачу, дал своему первому детищу броское название «Демон».

— Имя появилось случайно. В продавцы я позвал своего одноклассника. Тот отлично рисовал — взял и намалевал на доске демона с трезубцем в руках. Это и стало вывеской. Магазин, как я и рассчитывал, пользовался популярностью. Несколько лет «Демон» приносил прибыль, а потом эту коммерческую точку ограбили. В полиции тогда сказали, что это было самое крупное ограбление за всю историю Бохана. Ну что ж, и в этом, значит, я стал первым, — улыбается Андрей Матвеев.

Таков уж этот человек. Не зацикливаться на неудачах, идти только вперед — правило Андрея Матвеева. Ко времени, когда от магазина пришлось отказаться, у него уже был другой налаженный бизнес. Не за горами был и переход в сельское хозяйство.

Ставка на растениеводство 

— Наверное, всерьез о сельском хозяйстве я задумался на встречах со своими избирателями, — говорит Андрей Матвеев. — Да, было в моей жизни и такое. Подавал заявку на должность мэра района. Ни на что особенно не надеялся, хотел просто попробовать свои силы, хотел испытать, что это такое — выборы. Поездил по району, провел встречи. Конечно, я вырос в сельской местности и знал, каким важным моментом является наличие в селе колхоза или совхоза. Но знать-то я знал, а вот осознал это уже в зрелом возрасте. Как-то горько стало от вида разрушенных ферм. Решил самостоятельно заняться аграрным делом.

Сейчас многие в Усть-Ордынском Бурятском округе переходят на мясное животноводство. Считается, что хлопот меньше. Вырастил скот — продал его на мясо — получил живые деньги. Конечно, нюансов и в этом деле много. Но не нужно искать рынок сбыта, думать о хранении товара, а это дорогого стоит. Но Андрей Матвеев, который еще несколько лет назад занимался овцеводством, перевел свою деятельность в растениеводство.

— Да, овец я недавно продал. Понял, что не мое, и одним махом от них избавился. Раз решил — нужно действовать. Теперь мое основное направление — растениеводство. В этом году я засеял 500 га овсом и пшеницей, 520 га занимают пары. В прошлом году урожай был отменный — по 28 центнеров с гектара собирал. В этом году из-за засухи планирую собрать по 20. Урожаем я доволен — если у соседей посевы сгорели, то мои выстояли. Секрет прост. Во-первых, я посеял устойчивый к засухе сорт пшеницы — бурятскую остистую. Во-вторых, сев был в сделан в агрономические сроки, с учетом грядущих проблем с влагой. И результат не может не радовать.

Под базу фермер использует мехток бывшего колхоза «Труженик» (деревня Новая Ида). Забрал его после банкротства хозяйства с аукциона. Помещения достались ему в относительно хорошем состоянии, здания не успели разрушиться без постоянного хозяина.

— Техники, работников у меня хватает. В прошлом году благодаря хорошему урожаю удалось купить посевной комплекс за 3 миллиона рублей. Сейчас, пока не начались основные работы по уборочной, занимаемся огораживанием территории. Семнадцать километров забора защитят поля от потрав скота, которые приносят огромные убытки.

А пока забор еще не достроен, поля объезжает конюх Евгений. За жаркое лето он загорел до такого состояния, что получил прозвище Негр.

— Работы много. Пастухов в деревнях нет, коровы ходят где хотят. А так как травы в этом году мало, скот с удовольствием заходит пастись на поля, — комментирует Евгений и, замечая вдалеке коров, отправляется выполнять свои служебные обязанности.

— Да, вырастить хлеб — дело хлопотное: технику подготовь, землю подготовь, людей толковых найди, семена и удобрения купи, посей. Потом сиди и переживай, вырастет ли, будет ли саранча, пойдет ли вовремя дождь, установится ли погода, когда убирать, как урожай хранить, кому продавать... Да что я рассказываю?.. Ясно, что все, кто этим делом занимается, люди по-хорошему ненормальные, по-настоящему увлеченные своим делом. Первый раз я засеял поле лет восемь назад. И когда взошли всходы, у меня даже дух перехватило. Такая гордость была, что это мои хлеба взошли! Вот тут, на этом моменте, я и подцепил эту любовь. Теперь уже меня никогда земля не отпустит, — говорит Андрей Матвеев.

Вторая жизнь глухой заимки

Помогают фермеру государственные программы. До 2016 года Андрей Матвеев реализует инвестиционный проект. Кроме растениеводства занимается табунным скотоводством. Сейчас в хозяйстве 200 голов. Число животных увеличивается — недавно фермер купил в зоне затопления Богучанской ГЭС коней донской породы.

— От овец я отказался, а вот от коней не могу — очень их люблю. Специально для этих животных на заимке Бугутуй построил базу. Местечко находится вдали от дорог. Старожилы рассказали мне, что там когда-то был бурятский улус. Есть еще в Бохане люди, которые помнят улус богатым и процветающим, например старейшина Терентий Доржиев. Он был очень рад, что место, где когда-то стояли дома, не порастет лесом.

Кстати, о лесе. Так как в тайге ценные породы закончились, незаконные вальщики подошли вплотную к населенным пунктам и рубят уже все, что осталось. С ними пытается бороться Андрей Матвеев.

— Когда-то я сам занимался лесопереработкой, действовал по закону, но, конечно, в курсе, как устроен этот бизнес. То, что сейчас происходит в наших лесах, переходит все пределы моего понимания. Рубят свои же — те, кому жить в этих местах. Сколько раз ловил возле заимки за руку, уговаривал, объяснял. Но боюсь, что люди остановятся только тогда, когда будет уже поздно, — говорит Андрей Матвеев.

Незаконные рубки привели к тому, что из лесов в поисках пропитания прямо среди лета на заимку стали выходить волки. Хищники уже задрали четырех коней, и пока поймать волков не получается.

— Три ночи просидел в засаде… Но я не охотник. А чтобы поймать волка, нужен большой опыт. Так что пока ограничиваюсь тем, что каждую ночь приезжаю на заимку, стреляю в воздух. Помогает, а в будущем, если так дело пойдет, буду привлекать волчатников, — говорит фермер.

О своих животных Матвеев заботится особо, для них созданы все условия. А вот быт заимки обустроен аскетично. Именно так жили в Бугутуе и сто, и двести лет назад. Есть колоритный колодец с прозрачной и вкусной водой, есть домик для рабочих. Из новшеств — солнечные батареи, мощностей которых в любое время года хватает для того, чтобы вскипятить воду, посмотреть телевизор, а если потребуется — зарядить аккумулятор для трактора К-700.

— В Сибири и зимой хватает ультрафиолета, так что солнечные батареи себя оправдали, теперь хочу еще ветряк поставить, чтобы тоже электричество вырабатывал. Стараюсь вести хозяйство разумно — вплетать в старый уклад новинки. Ведь сельское хозяйство появилось задолго до нас и будет существовать столько же, сколько и человечество. Эта мысль завораживает и наполняет работу смыслом, — говорит Андрей Матвеев.

  • Аграрный вопрос

— Вопрос мой связан с землей. Эта тема больная для многих крупных фермеров. В данный момент я выкупаю землю на площади 1071 га. Это в основном земли бывшего колхоза «Труженик». Часть — 236 га — относится к землям районного земельного фонда. Но я уже сейчас понимаю, что мне нужно будет вскоре расширяться, увеличивать посевной клин. А расширяться некуда. Многие люди взяли паи под сенокосы, но по факту землей не пользуются. Есть такой закон, что если земля в течение трех лет не обрабатывается, то участок изымается. Однако по факту я не слышал ни об одном случае, когда бы этот закон реально работал. В результате мы имеем ситуацию: стоят заброшенные поля, а работать на них нельзя. Недавно я смотрел выступление нашего президента Владимира Путина, где он сказал, что закон должен работать. И я надеюсь, что ситуация вскоре изменится.

baikalpress_id:  108 190