Хужирский аэропорт вновь принимает самолеты

Владимир Прокопьев с прошлого века поддерживал Хужирский аэропорт в рабочем состоянии.

В сентябре 2010 года вся страна обсуждала аварийную посадку Ту-154 компании «Алроса». Тогда, управляя полностью обесточенным самолетом и готовясь к аварийной посадке на воду, экипаж случайно заметил на земле заброшенную взлетно-посадочную полосу и успешно посадил лайнер на бетонку. Никто не пострадал. Как выяснилось впоследствии, это был аэродром Ижма (Республика Коми), который был закрыт еще в 2003 году и использовался лишь для посадки вертолетов, однако постоянно поддерживался в приемлемом состоянии начальником вертолетной площадки Сергеем Сотниковым. Сергей Михайлович верил, что полоса когда-нибудь пригодится… Эта история была использована в фильме «Елки-2», где роль сотрудника авиации, аналогичного Сотникову, сыграл Владимир Меньшов. 

Оказалось, что подобные герои есть и в Приангарье. Владимир Иннокентьевич Прокопьев, начальник Хужирского аэропорта на Ольхоне, более двадцати лет по собственной инициативе содержал местный аэропорт в порядке, будучи уверенным, что на остров когда-нибудь обязательно полетят самолеты. И вот в этом году его мечта исполнилась.

Владимир Прокопьев родился в 1930 году в Нижнеилимском районе Иркутской области вблизи деревни Новая Игирма. Уже в 12 лет пошел на работу. Во время Великой Отечественной войны отец был на фронте, мама погибла, и чтобы прокормить двух младших братьев и сестру, ему пришлось работать.

А однажды случилась неприметная история, которая, тем не менее, изменила всю его жизнь. Случилось это, когда он работал на рыбозаводе. Как-то крутил с парнями самокрутки и в одной из газет наткнулся на объявление о наборе в школу авиационных радистов.

— С этого дня я буквально заболел мечтой поступить в эту школу и подняться в небо. Окончив семь классов, я отправился в город Арзамас Горьковской области в школу радистов. Отучившись год, мы получили теоретические знания, и меня по распределению отправили в город Бугуруслан Оренбургской области. Там были 8-месячные курсы подготовки радистов на воздушных судах. После курсов по распределению я был распределен в Якутию, где и начал свою летную жизнь.

С 1957-го по 1964 год Владимир Иннокентьевич работал на реактивных самолетах Ту-104, дислоцированных в Иркутске. Пролетал семь лет, после чего его списали по состояния здоровья: за это время он налетал около 8000 часов, это достаточно много.

— Сразу после списания я прошел пятимесячные курсы при учебно-тренировочном отряде в Иркутске. После курсов я сразу же отправился на боевой аэродром в Качуг, где стал директором аэропорта. Но там я проработал недолго: начались кадровые перестановки, и меня перевели в Иркутск на должность старшего диспетчера аэропорта Иркутск. Здесь я решал административные вопросы, готовил новые кадры. В советские годы в Иркутской области численность летного состава достигала 6500 человек, только в Иркутске было три летных отряда: сверхзвуковой, гражданский и вертолетный, работало 36 таежных и полевых аэропортов. Все эти аэропорты были в моем подчинении. Бывало, я уезжал в командировки по месяцу.

— А как вы попали на Ольхон?

— В 1976 году действующий начальник аэропорта Хужир прибыл к руководству в Иркутске в нетрезвом виде, его сразу же уволили. Узнав про свободную должность, я попросился у начальства на Ольхон. Там я отдыхал, был с проверками, и мне очень нравилось это место и природа. Меня перевели туда, и я уехал со своей супругой Герольдой Михайловной. Поселились в одноэтажном деревянном здании. Большая часть здания: зал ожидания, касса и радиорубка, в другой половине здания проживаем мы. В советское время в день на Ольхон совершалось по 5—6 рейсов, билет стоил 9, потом стоимость подняли до 11 рублей, но местные жители продолжали летать, им было это по карману. После распада СССР и развала авиации 20 лет на Ольхон рейсов не было.

Тем не менее Владимир Иннокентьевич каждый день снимал показания метеорологических приборов, выходил на радиосвязь с «большой землей», ремонтировал ограждения взлетной полосы, штопал ветроуказатель, подсыпал ямы, которые периодически образовывались на ВПП.

— Каждый день я смотрел в небо в надежде увидеть самолет, — признается Владимир Прокопьев.

Он уже потерял надежду увидеть на своем аэродроме воздушное судно, но этим летом случилось знаменательное событие: на Ольхон вновь возобновлено воздушное сообщение. 25 июля стал знаменательной датой не только для Прокопьева, но и для всего Ольхона. На острове сел первый в этом веке пассажирский самолет: Ан-28 с бортовым номером RA-28728, под управлением пилота-инструктора Александра Бейгера.
Прокопьев принял Ан-28, на борту которого находился и его сменщик: новый диспетчер аэропорта Хужир. А Владимира Иннокентьевича с этого дня назначили сторожем аэродрома.

— Не жалко ли вам передавать аэропорт новому руководителю?

— Жалко, конечно: для меня он уже стал родным. Но возраст уже не тот, зрение подводит, и нужно дать дорогу молодым. Оборудование и техника находятся в исправном состоянии, я ее передал новому руководителю полетов. Даже дизель, который снабжал электроэнергией аэродром, действует до сих пор и сейчас стоит как резервный источник питания.

Загрузка...