Худрук Театра пилигримов Владимир Соколов рассказал о своей музыкальной династии

«История обладает энергией, и эта энергия может быть разрушительной, если история плохая, или созидательной, согревающей, если в ней видеть вещи, которые имеют право оставаться в вечности».

Эту формулу музыкант и художественный руководитель Театра пилигримов Владимир Игоревич Соколов вывел сам. Он может похвастаться знанием истории своей собственной семьи. И богатым фотоархивом, который собирался на протяжении долгих лет и передавался от поколения к поколению.

Пожалуй, первым прародителем музыкальной линии рода, о котором сохранилась память семьи, был Илларион — прапрапрадед, который служил певчим в церкви в городе Гусь -Хрустальном. Было это в начале XIX века. Возможно, именно тогда сформировался музыкальный вектор развития династии.

— В Гусь -Хрустальном до сих пор стоит родовой дом XIX века под вековыми деревьями, на фоне красивой природы... А рядом — город Владимир с храмом, известным росписями кисти Андрея Рублева, — рассказывает Владимир Игоревич. — Это были те времена, когда понятия не подменялись: любовь — на удачу, сострадание — на успех.

Преемственность поколений — это естественный ход жизни в семье Соколовых.

Музыкальное образование не предписывалось и не навязывалось детям, но так или иначе дети шли по стопам родителей. Дед по линии отца — Александр Федорович Соколов окончил в 1916 году Московскую консерваторию с серебряной медалью, а затем служил в театре Владимира Немировича-Данченко. Он был хорошим актером и обладал красивым голосом, и Владимир Игоревич вспоминает о нем с особой теплотой и благодарностью.

— Родители мои жили и работали в Иркутске, а мы с младшим братом Сашей жили в Ленинграде, у дедушки и бабушки, — вспоминает Владимир Соколов. — И учились в школе при консерватории. Меня воспитывала школа: с 9 до 13 часов — рояль, с 13 до 19 — учеба и с 19 до 22 часов — опять рояль. И так 11 лет, без выходных.

Как таковым воспитанием детей, признается Владимир Игоревич, в семье не занимались — прививали ценности собственным примером.

— В 4 года дед привел меня в Мариинский театр на «Щелкунчик», и я понял, что этот мир — живой и бесконечный, — вспоминает музыкант. — В 8 лет он привел меня на «Евгения Онегина». Он исполнял партию Онегина более ста раз. И вот я увидел на его глазах слезы. И понял, что искусство — это живое, то, перед чем весь мир снимает шляпу, то, что не оставляет равнодушным и трогает сердца.

Жизнь и примеры близких еще не раз подтверждали эту истину. И очень яркий пример — отец Владимира Соколова Игорь Александрович. Когда ему было пять лет, родители подарили ему маленькую скрипку, а в 1927 году отдали сына в Ленинградскую хоровую капеллу при консерватории. Здесь он наряду с музыкальным получил и общее среднее образование. На дирижерском факультете Игорь Соколов учился в Ленинградской консерватории, однако помешала война.

— Отец был призван на фронт с первого курса, в 20 лет. Ему дали винтовку 1897 года и пулемет «Максим». Он участвовал в схватке на Ладожском озере, где немцы уничтожили тысячу человек. В течение часа немцы выжгли весь батальон и, смеясь, зачищали поле битвы, от бедра расстреливая оставшихся в живых русских солдат. Тогда отца контузило взрывом мины, но санитары подобрали его и доставили в госпиталь. На третьи сутки отец пришел в себя.

Еще несколько раз за время войны смерть низко нависала над музыкантом, но каждый раз уходила ни с чем.

Когда Игорь Александрович вернулся с войны, он доучился на дирижерском факультете и первое время работал художественным руководителем и дирижером Новосибирского симфонического оркестра. Затем — дирижером Государственного симфонического оркестра Советского Союза. Затем по поручению Министерства культуры СССР Соколов создал симфонический оркестр в Иркутске.

— Он мог бы дирижировать лучшими оркестрами мира, в 75 лет его снимали американцы и предлагали возглавить Филадельфийский симфонический оркестр. В последние 10 лет жизни он очень плохо видел и не принял предложение. Я горжусь своим отцом, но признаю, что очень люблю маму и по праву могу называться маминым сыном. Родословная по линии моей любимой мамочки идет аж с XVII века, но об этом в следующий раз. Отец мечтал, чтобы я был играющим пианистом, но жизнь сложилась иначе. Я играл с его симфоническим оркестром, но потом решил, что это недостаточная для меня возможность творческой и личностной реализации. Мне нравится не только исполнять произведения гениальных авторов, но и самому быть созидателем и передавать свои чувства и знания людям.

Иллюстрации: 

Это своего рода семейная реликвия — фотокарточка, которую известный советский и российский театральный режиссер Владимир Немирович-Данченко собственноручно подписал и лично подарил деду Владимира Игоревича Соколова — Александру Федоровичу Соколову, который служил в его театре
Это своего рода семейная реликвия — фотокарточка, которую известный советский и российский театральный режиссер Владимир Немирович-Данченко собственноручно подписал и лично подарил деду Владимира Игоревича Соколова — Александру Федоровичу Соколову, который служил в его театре
Прадедушка и прабабушка Владимира Соколова со стороны матери — Еремины Тимофей Никитович и Татьяна Терентьевна. Царский генерал Еремин служил в Калуге смотрителем училища и гимназии. Он был разжалован и сослан впоследствии в Томск за то, что убил учителя, которого уличили в педофилии. «Недюжинной силы был человек, — вспоминает Владимир Игоревич. — Убивать не собирался, приложился один раз — из учителя и дух вон»
Прадедушка и прабабушка Владимира Соколова со стороны матери — Еремины Тимофей Никитович и Татьяна Терентьевна. Царский генерал Еремин служил в Калуге смотрителем училища и гимназии. Он был разжалован и сослан впоследствии в Томск за то, что убил учителя, которого уличили в педофилии. «Недюжинной силы был человек, — вспоминает Владимир Игоревич. — Убивать не собирался, приложился один раз — из учителя и дух вон»
Советский актер театра и кино Алексей Смирнов (тунеядец Федя из фильма «Операция «Ы» и другие приключения Шурика») дружил с Александром Федоровичем Соколовым, учился у него пению и был частым гостем в его доме. На фото он крайний слева, в центре — дедушка Владимира Игоревича и его бабушка Виктория Иосифовна
Советский актер театра и кино Алексей Смирнов (тунеядец Федя из фильма «Операция «Ы» и другие приключения Шурика») дружил с Александром Федоровичем Соколовым, учился у него пению и был частым гостем в его доме. На фото он крайний слева, в центре — дедушка Владимира Игоревича и его бабушка Виктория Иосифовна
Дед Александр Соколов с внуком Володей на фоне памятника Глинке в Санкт-Петербурге. Александр Федорович был оперным певцом и выступал в оперных театрах Воронежа и Москвы, исполняя главные партии в операх «Борис Годунов», «Евгений Онегин» и др. Бабушка Виктория Иосифовна, полячка по происхождению, встретила деда на гастролях, подошла к нему после концерта — и с тех пор не отходила от него
Дед Александр Соколов с внуком Володей на фоне памятника Глинке в Санкт-Петербурге. Александр Федорович был оперным певцом и выступал в оперных театрах Воронежа и Москвы, исполняя главные партии в операх «Борис Годунов», «Евгений Онегин» и др. Бабушка Виктория Иосифовна, полячка по происхождению, встретила деда на гастролях, подошла к нему после концерта — и с тех пор не отходила от него
Владимир Игоревич Соколов, музыкант, пианист, педагог. Композитор, художественный руководитель Театра пилигримов: «Россия не должна забывать свое прошлое, свои корни, потому что только через прошлое возможен бросок к сиянию и спасению»
Владимир Игоревич Соколов, музыкант, пианист, педагог. Композитор, художественный руководитель Театра пилигримов: «Россия не должна забывать свое прошлое, свои корни, потому что только через прошлое возможен бросок к сиянию и спасению»
Это отец Владимира Соколова. Он учился на дирижера в Ленинградской консерватории, однако помешала война. Во время битвы на Ладожском озере он получил серьезную контузию и был отправлен на реабилитацию, после чего возглавил Архангельский советско-американский хор, задачей которого было поднимать боевой дух советских солдат. После войны он окончил консерваторию и возглавил главный оркестр страны. Министерством культуры СССР Игорь Александрович был направлен в Иркутск. Здесь он основал симфонический оркестр и остался в Сибири на 45 лет
Это отец Владимира Соколова. Он учился на дирижера в Ленинградской консерватории, однако помешала война. Во время битвы на Ладожском озере он получил серьезную контузию и был отправлен на реабилитацию, после чего возглавил Архангельский советско-американский хор, задачей которого было поднимать боевой дух советских солдат. После войны он окончил консерваторию и возглавил главный оркестр страны. Министерством культуры СССР Игорь Александрович был направлен в Иркутск. Здесь он основал симфонический оркестр и остался в Сибири на 45 лет
baikalpress_id:  94 088