«Он хотел столкнуть нас с дороги»

Подробности резонансной аварии

Видео с ДТП, произошедшего на Байкальском тракте 9 мая, взорвало Интернет и разделило общественность на два лагеря. На видеозаписи хорошо видно, как «Тойота-Ленд-Крузер» догоняет «Тойоту-Рактис», совершает касательное столкновение, обе машины стремительно летят в кювет и переворачиваются. Люди помогают пострадавшим выбраться. В джипе находился один мужчина, в «Рактисе» — ребенок и четыре женщины.

Через какое-то время к джипу подходит молодой человек в полосатой кофте и разговаривает с водителем. Собеседники принимают воинственный вид. Молодой человек уходит за эвакуатор, водитель следует за ним, но на полпути разворачивается. Молодой человек поднимает с земли доску и наносит два удара сзади по голове водителя. Мужчина делает пару шагов и падает в неестественной позе. К сожалению, видео не пишет звук, и непонятно, о чем разговаривали эти двое людей, звучали ли угрозы. Очевидцы говорят, что водитель джипа угрожал пострадавшим. Друзья водителя утверждают, что его специально хотят очернить, желая выгородить обидчика, которому сейчас грозит весомый тюремный срок. Мнение общественности разделилось: кто-то считает самосуд оправданной мерой и называет действия молодого человека самозащитой, а кто-то полагает, что смертельные удары палкой со спины — подлость, которой нет оправдания.

«Я не знала, кого спасать»

Чтобы разобраться в ситуации, мы решили поговорить с водителем «Тойоты-Рактис» — иркутянкой Ниной Романовой. Сейчас девушка находится в больнице с тяжелой травмой — переломом позвоночника. Но, несмотря на это, она согласилась поговорить с журналистом нашей газеты.  

— В 4 часа дня мы выехали из города:  я, мой двухлетний сын, мама и две мамины подруги, — рассказывает Нина Романова. — В шестом часу приехали в Листвянку, поели рыбки, прогулялись по набережной и через час поехали назад. Я обычно езжу медленно, никогда не гоняю. В самой Листвянке в тот день было много машин, а вот на самой дороге — раз два и обчелся. Я ехала спокойно, никто меня не обгонял, никого я не обгоняла.

И вдруг позади появился джип.

У Нины возникло стойкое ощущение, что водитель внедорожника целенаправленно пытается догнать и сбить ее автомобиль.

— Он мог нас спокойно обогнать — на встречной полосе не было машин, — недоумевает наша собеседница. —  Но он никаких маневров не совершал, а пристроился сзади и ехал практически вплотную. У меня еще до аварии возникло ощущение, что он хочет нас столкнуть с трассы. Я ехала со скоростью 70—80 км, но тут мне пришлось набрать скорость до 90. Я от него оторвалась. Смотрю в зеркала, а он по дороге «гуляет», на встречку выехал. Мы предположили, что такое поведение водителя можно объяснить его нетрезвым состоянием.

Нина отдалилась от джипа на приличное расстояние, и ей стало спокойнее.

— В  Большой Речке я снизила скорость, а дальше все произошло в считанные мгновения. Из-за пригорка появился джип, и вскоре я почувствовала сильный удар. Мы полетели в кювет. В салоне крик стоит, я ничего не понимаю. Машина наезжает на маленький столбик. Страшно представить, что было бы, если бы мы большой столб поймали, до которого оставалось чуть-чуть. Машину перевернуло два раза. Я, мама, Артем были пристегнуты точно, а мамины подруги вроде бы тоже были пристегнуты, когда мы выезжали из Листвянки. Может быть, они в дороге отстегнулись — испугались; может быть, вылетели из-под ремней.

Удар пришелся в левую сторону, где сидел маленький Артем. Машина упала на правую, водительскую сторону. Две женщины упали на Нину.

— Я кричу: «Помогите!» Потом кто-то залез на машину. Вытащили ребенка и одну из женщин, потом другую. Мне стало полегче. Смотрю на маму — она перетянутая ремнем висит. Выбралась из салона, выхожу и понимаю, что у меня позвоночник отказывает. Смотрю: мой ребенок весь в крови стоит, кричит.

— У него на лице и голове кожа ободрана, гематома. Там, в машине, у меня мама в неизвестном состоянии, на ремнях висит. И я не знаю, кого спасать. Согнуться не могу. Мне помогал мужчина в полосатой кофте. Я ему говорю: «Дайте мне ребенка на руки — он плачет, я наклониться не могу», — со слезами на глазах рассказывает Нина. — Он поднял его и передал мне на руки. Я смотрю — маму вытащили из машины. Этот мужчина постелил на землю целлофан, предложил сесть. Он нам, можно сказать, единственный помогал.

Потом женщины позвали  пострадавшую в ДТП в магазин. Нина села на стул, ребенка посадили ей на колени. Больше часа мама успокаивала малыша и с тревогой осторожно ощупывала его  голову.  

— Когда я шла в магазин, слышала, что начались разборки, что звучало слово «обезьяны», — продолжает Нина. —  Потом мне рассказали, что джип перевернулся и его водителя тоже вытащили люди. Он сидел на земле, потом встал, выпил якобы кучу таблеток и пошел в нашу сторону со словами: «Ну что, обезьяны… Я вас всех все равно щас кончу!» Моя мама отчетливо слышала эти слова, и очень испугалась, когда он двинулся в ее сторону. И вот этот парень в полосатом свитере  единственный за нас заступился. Он сказал водителю «Ты что творишь?» и отвлек внимание на себя. И как потом мне рассказали очевидцы, водитель направился к джипу — вроде у него там оружие было. Но сказать, зачем он пошел, я точно не могу. И этот парень ударил его палкой по голове.

— Я бы поняла, если бы водитель, оправившись от шока, подошел к нам и извинился. Но он был явно агрессивно настроен. Я не знаю, чем мы ему мешали, чем могли вызвать столько негатива…

Постельный режим на год

Приехала скорая. Нине поставили обезболивающий укол. Всех пострадавших, в том числе и водителя джипа, увезли в больницу. Сначала врачи не увидели перелома позвоночника у водительницы и посоветовали ей обратиться в травмпункт.

— Одна из маминых подруг во время аварии получила сильный удар в голову, ей сказали срочно госпитализироваться, но она отказалась, поскольку очень боится потерять работу. Вторая женщина вообще не могла ходить. У нее тоже травма головы, болит грудь. Она смогла получить больничный. У мамы по телу были огромные гематомы, спина до сих пор болит.

Прежде чем попасть на больничную кровать, несколько дней  Нина находилась дома, успокаивала ребенка, который постоянно вспоминал аварию, жаловался на спину.

— Сына Артема мы возили в детскую больницу. Там сделали снимки головы и сказали, что видимых повреждений нет.

Через три дня, мучаясь от боли в спине, Нина обратилась в травмпункт. Там обнаружили перелом позвоночника и отправили девушку в больницу. Теперь боль преследует Нину постоянно, ей регулярно ставят обезболивающие препараты. Врачи поставили ей диагноз «перелом 11-го позвонка».  

— Я так поняла, что у меня компрессионный перелом, потому что позвонки разъехались. Сегодня приходил невролог. Я сказала, что меня тошнит. Она порекомендовала сделать УЗИ внутренних органов — может быть, сотрясение головного мозга или что-то внутри повреждено.  

В течение месяца девушке нельзя ни вставать, ни садиться. Можно только лежать на валике и переворачиваться на живот. Необходимо делать специальные упражнения. Лежать Нине приходится без подушки. После выписки из больницы в течение семи месяцев ей придется носить железный корсет. В корсете разрешается стоять, и то недолго. В основном эти семь долгих месяцев девушка должна будет  провести в лежачем положении. Потом предстоят еще пять месяцев реабилитации, во время которой ей нельзя будет садиться. И даже после этого долгого реабилитационного периода нет гарантий, что Нину не будет беспокоить спина.  

— Мужчину, который нам помогал, а сейчас сидит в СИЗО, очень жалко, — говорит Нина. — Где-то пишут, что он просто мимо шел, взял доску и ударил водителя. Это абсолютно не так. Я думаю, что он нас защищал.

— Со мной связалась свидетельница, которая говорит, что 9 мая видела водителя джипа в Листвянке. Он, выйдя из заведения, висел на перилах крыльца, затем сел в свою машину, ездил по каким-то лестницам, сбил заборчик возле гостиницы. Эта женщина потом сфотографировала ДТП и разместила фото в социальных сетях. Ей пошли угрозы с требованием убрать фото, и она все убрала.

— Люди, которые защищали водителя джипа, писали, что ему солнце помешало. Ничего в тот момент не мешало! — говорит Нина. — Еще одна версия, что по дороге шли коровы. Никаких животных там не было, это и по видеозаписи понятно.  

Автомобиль «Тойота-Рактис» не подлежит восстановлению. Получение страховки — долгая процедура. Как минимум год Нина Романова не сможет работать, в то время как ее семье необходимо выплачивать кредит, который был взят на покупку машины, и ипотеку.

Смертельные удары

К сожалению, водитель джипа Анатолий Рыбко не сможет предоставить свою версию событий — 18 мая он умер в больнице, так и не придя в сознание. У мужчины остались жена и две маленькие дочки.

Друзья Анатолия уверены, что их друг получил подлый удар со спины. Молодой человек, вступивший в перепалку с водителем, воспользовавшись моментом, когда тот отвернулся, два раза ударил по голове Анатолия доской, проломив основание черепа. Водитель впал в кому и спустя девять дней умер.

Друзья Анатолия Рыбко написали в социальных сетях, что поражены, с каким равнодушием люди взирали на расправу и бездействовали. Водители и пассажиры проезжавших мимо машин фотографировали лежавшего в коме человека, и никто не захотел ему помочь, никто не пожелал довезти умиравшего человека до больницы. Друзья считают, что очевидцы слишком поспешно решили, что Анатолий пьян, ведь доказательств этого они не имели. Следует отметить, что никого из друзей Анатолия Рыбко не было на месте, когда все случилось. Они делают выводы, исходя из характера своего друга, анализа видео и опроса очевидцев.

Окончательную точку в этом непростом резонансном деле должны поставить следствие и суд. Возбуждено уголовное дело по статье «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть человека».

Как уже говорилось выше, молодой человек, нанесший удары, сейчас находится в следственном изоляторе. Ему грозит до 15 лет лишения свободы. Назначены судебно-медицинские экспертизы.

Очевидцы ДТП утверждают, что сначала к водителю джипа отнеслись с пониманием, помогли выбраться из машины, интересовались его самочувствием. Отношение людей поменялось после того, как они ощутили его агрессивный настрой.
Очевидцы ДТП утверждают, что сначала к водителю джипа отнеслись с пониманием, помогли выбраться из машины, интересовались его самочувствием. Отношение людей поменялось после того, как они ощутили его агрессивный настрой.
Сейчас жизнь Нины Романовой — это постельный режим и постоянные боли. По истечении месяца, который девушка проведет в больнице, ей предстоит в течение года проходить реабилитацию без возможности сидеть и ходить.
Сейчас жизнь Нины Романовой — это постельный режим и постоянные боли. По истечении месяца, который девушка проведет в больнице, ей предстоит в течение года проходить реабилитацию без возможности сидеть и ходить.
Загрузка...