Готов ли Иркутск сортировать и перерабатывать мусор?

Чтобы долго и пространно (для тех, кто еще не знает) не отвечать на вопрос «Для чего нужно разделять мусор?», просто приведем следующие факты.

Картонные коробки разлагаются в течение 3 месяцев, обычные доски со стройки — 10 лет, консервные банки — 90, пластмасса — 500 лет, стекло — десятки тысяч лет (!), полиэтиленовые пакеты — 250 лет, обычный фильтр от сигареты полностью разложится за 90 лет, алюминиевая фольга — более чем за 100, батарейки — 110 лет. Через сто лет, если отходы на свалки будут поступать с такой же интенсивностью, как сейчас, наша планета превратится в одну большую свалку. Избежать этого можно, если сортировать бытовые отходы и использовать некоторые из них для дальнейшей переработки. Что и делается на протяжении уже многих десятилетий в Европе, Америке, Японии. В Иркутске первый опыт распределения мусора по разным контейнерам внедрялся еще в 2010 году, но приучать горожан к порядку оказалось непростым делом — достаточно одного нарушителя, чтобы усилия большого количества людей пошли насмарку. В конце прошлого года в иркутских дворах опять начали появляться контейнеры для селективного сбора мусора — то есть отдельно под пластик, стекло и прочие отходы. На этот раз власти города настроены оптимистично и решительно, да и среди жителей стало больше сторонников раздельного сбора мусора.

Иркутянка Аня Белова собирает макулатуру уже семь лет. Привычка появилась в студенческие годы, когда снимала квартиру с друзьями — во время сессий у них накапливалось особенно много использованной бумаги. Выбрасывать ее на мусорку у молодых людей не поднималась рука — все с детства усвоили: для производства одной книги требуется около 5 килограммов древесины! Сейчас девушка раз в неделю относит пакет макулатуры в офис «Байкальской экологической волны» и при необходимости подсказывает нужные адреса и телефоны знакомым.

— Проблема не в том, что люди не хотят разделять мусор, просто не знают, куда это нести, — считает Аня. — Если объяснить, то многие будут это делать. Ведь в западных странах это давно считается нормой.

Если верить Интернету, по уровню чистоплотности в мире лидирует Германия.

Здесь за брошенный на улицах мусор штрафуют, а в квартирах принято иметь по пять ведерок для отходов — для неразлагаемых и разлагаемых, для пластика, бумаги, стекла. Причем пластиковые банки, перед тем как отправить в мешок, нужно помыть, а стекло рассортировать по цвету — белое, зеленое, коричневое. В каждой немецкой урне — несколько отверстий: для разных видов мусора. И люди не путаются.

— У нас сейчас на повестке дня вывоз мусора из частного сектора. Не селективный, просто вывоз, — с этого начался наш диалог с начальником управления экологии администрации города Владимиром Чубуком. — Жители частного сектора не заключают договоры, перевозчик с начала года вывозил лишь оплаченный мусор — и сразу мусорный коллапс случился. Нам слишком далеко до Европы.

Владимир Чубук считает, что проблема решится при системном подходе, когда начиная от контейнерной площадки выстроится технологическая цепочка: сбор, селекция, транспортировка, переработка и получение сырья, захоронение остатков. Интегрирование ее в производственную систему региона позволит даже получать деньги из мусора. До тех пор все компании по сбору раздельного мусора будут нерезультативны.

Первая акция по разделению мусора прошла в Иркутске в 2010 году. Но она не решила проблемы, а лишь показала, что жители не готовы. Желающие поддерживать инициативу, конечно же, есть, но в этом деле достаточно одного человека, который методично будет нарушать установленное правило, — и все пойдет насмарку. Однако с каждым годом сознательность горожан растет. Об этом свидетельствует менеджер предприятия по сортировке мусора Константин Снигирев.

— В тех районах города, где установлены зеленые пластиковые контейнеры с надписью «Мы — за чистый город», жители не сваливают весь бытовой мусор в один пакет, а сортируют его, выбрасывая в круглые отверстия боксов отдельно стеклотару, пластиковые бутылки и алюминиевые банки, — говорит он. — Если горожане очень спешат, то кладут пакет с банками и бутылками в корзину рядом с контейнером, и дворник в течение десяти минут перекладывает их. Через несколько дней все это станет вторичным сырьем.

Такие контейнеры уже появились во многих районах города, а по соседству с ними — площадки в прежнем формате.

Наверное, справедливо, что на первых порах у жильцов будет выбор. Ведь даже главный эколог Иркутска еще не практикует разделение мусора.

— Мне небезразлична экология города, но я пока не готов к тому, что дома будут стоять пять ведер, — рассуждает Владимир Чубук. — Они займут слишком много места на кухне. А если заказать новый кухонный гарнитур, который предусматривает специальный встроенный механизм, это обойдется мне слишком дорого — я уже узнавал.
Владимир Николаевич предполагает, что обществу и ему лично хватит пяти лет, чтобы обзавестись новой привычкой. При условии, что в Иркутске будет налажена инфраструктура. Первый шаг к этому власти сделали в прошлом году, когда приняли генеральную схему санитарной очистки города.

— План мероприятий по реализации схемы саночистки начнет воплощаться в жизнь со второй половины этого года, — говорит Владимир Чубук. — Он также содержит перспективы развития саночистки города на 15 лет. Документ предусматривает ряд нововведений. Во-первых, это компромиссный вариант раздельного сбора мусора, когда на площадке будет ставиться по два контейнера — для обычного мусора и для упаковки. При этом предусмотрена денежная мотивация граждан — у тех, кто участвует в селективном вывозе мусора, ежемесячные счета за услуги ЖКХ станут меньше. Во-вторых, планируется возродить в Иркутске пункты приема утильсырья — стеклотары, макулатуры и металлолома.

Ну и, конечно, внедрение генеральной системы очистки города подразумевает развитие автопарков перевозчика, контейнерных площадок, полигона. Огромную помощь нам оказало бы также создание муниципальной экологической полиции, которая берет на себя функцию борьбы с нарушителями. Если подобные меры позволят перерабатывать хотя бы 30% мусора, это станет хорошим результатом.

Мы спросили у иркутян, что они думают о селективном сборе мусора и был ли в их жизни такой опыт.

Елена:

— Я уже несколько лет сортирую и коплю батарейки, а вот куда их потом нести — не знаю. Но окружающей среде вредить не хочу. Уже большую банку из-под кофе насобирала. Услышала, что батарейки — яд, если их просто выбросить, и что японцы их копят в надежде, что когда-то их будут перерабатывать. Все остальное вместе выбрасываю. Куда я сдам стекло? Это непонятно и трудозатратно для меня.

Дарья:

— Если честно, я все вместе выкидываю. Потому что мне неудобно складывать все по отдельности. Даже не знаю, сколько времени понадобится, чтобы приучить себя к этому. Хотя в принципе считаю, что это возможно. Как? В первую очередь через школу и семью.

Таисия Радионова:

— Опыта разделения мусора у меня, к сожалению, нет. Хотя не думаю, что это энергозатратно — весь цивилизованный мир разделяет мусор, кроме нас. И если бы у нас были баки, то я бы с удовольствием разделяла. Я когда была в Европе, там везде стоят баки для приема стеклотары, кладешь бутылку — и получаешь денежку. Смысла разделять сейчас не вижу — все равно все несут весь мусор в один бак.

Дмитрий Хохрин:

— Я никогда не задумывался о том, чтобы разделять мусор, — выбрасываю и все. Хотя, помню, в детстве как-то сдавал бутылки и даже получал за это какие-то деньги. Немного, на карманные расходы.

Павел Ступко:

— Опыта разделения мусора у меня нет, но готов его поддержать и научить своих детей. Это важная для общества привычка. Слышал, как это делается в других странах: три урны, отдельные пункты приема батареек… Но у нас на то, чтобы приучить общество к этому, уйдет лет десять.

Павел:

— Батарейки использованные складываю в мешочек, все собираюсь сдать — видел коробку для сбора батареек в Комитете по управлению Правобережным округом. А вообще, у нас с мусором все плохо — вместо мусорных баков стоит что-то вроде бывшего кузова от самосвала. Очень часто он стоит переполненный, кидать некуда. Потому что кроме нас, жильцов, туда еще и работники рынка несут коробки и строительный мусор.

Что делать

  1. Передайте ненужные вам вещи нуждающимся.
  2. Отдавайте предпочтение таре многоразового использования.
  3. Вместо полиэтиленового пакета заведите для покупок текстильную сумку с ручками.
  4. Сжимайте упаковку после потребления продукта.
  5. Используйте полиэтиленовые пакеты повторно.
  • Если в 1900 году норма образования мусора составляла 20—30 килограммов на одного человека в год, то теперь — 400—700! И каждый год этот показатель растет на 4—6%. Уровень доходов растет. А вместе с ним — желание выбрасывать еще пригодные к использованию, но уже несовременные вещи, пользоваться одноразовыми товарами. Содержимое мусорных контейнеров за последнее время значительно изменилось. Теперь главный бич — упаковка. Напитки, растительные масла, чистящие средства раздувают мусорки. С появлением полуфабрикатов уменьшилась доля пищевых отходов, но увеличилась упаковка — бумага и картон. Вещи стали стремительно устаревать — теперь на свалках можно увидеть не только еще целую одежду и обувь, но и бытовую технику, холодильники, телевизоры и даже машины.
У иркутян появилась виртуальная экокарта города, на которой можно посмотреть адреса пунктов приема вторсырья (их пока только 13), принять участие в акции «Посади дерево» и пожаловаться на несовершенство коммунальной системы. Кстати,  на сегодня это самая популярная опция, уже сейчас на карте около 120 точек с экологическими нарушениями и проблемами.  Среди них — несанкционированные свалки мусора; места, где не хватает баков или урн, стоят машины на газоне или плохой дворник. Нанести проблемную точку на карту, проиллюстрировав ее фотографией, может любой зарегистрированный пользователь. Адрес ресурса в Интернете: http://www.ecokarta.ru/?city=irkutsk. На карте отмечены не только адреса и телефоны пунктов, но и вид отходов, которые там принимают. В частности, иркутяне имеют возможность сдать на переработку старые мобильники, энергосберегающие лампы, макулатуру, батарейки, полиэтилен
У иркутян появилась виртуальная экокарта города, на которой можно посмотреть адреса пунктов приема вторсырья (их пока только 13), принять участие в акции «Посади дерево» и пожаловаться на несовершенство коммунальной системы. Кстати, на сегодня это самая популярная опция, уже сейчас на карте около 120 точек с экологическими нарушениями и проблемами. Среди них — несанкционированные свалки мусора; места, где не хватает баков или урн, стоят машины на газоне или плохой дворник. Нанести проблемную точку на карту, проиллюстрировав ее фотографией, может любой зарегистрированный пользователь. Адрес ресурса в Интернете: http://www.ecokarta.ru/?city=irkutsk. На карте отмечены не только адреса и телефоны пунктов, но и вид отходов, которые там принимают. В частности, иркутяне имеют возможность сдать на переработку старые мобильники, энергосберегающие лампы, макулатуру, батарейки, полиэтилен
Владимир Чубук, начальник управления экологии администрации города: «Селективный сбор мусора в России был всегда. Вспомните, раньше ученики собирали макулатуру, повсюду были пункты приема металлолома и стеклотары.  Механизм работал — люди были ответственными, а мусор однообразный: бумага, стекло, металл. Бич современности — упаковка. Раньше все напитки продавали в стеклянных бутылках, продукты носили в авоськах, а пакеты привозили с Запада как сувениры.  К слову, на предприятиях селективный сбор продолжается и сейчас: все,  кто сдает экономическую отчетность, заинтересованы в нем — они осуществляют экологические платежи за ущерб окружающей среде, и если отходы сдаются на утиль, то за ущерб природопользователь не платит.  Но сама система давно устарела и требует реорганизации и ужесточения контроля»
Владимир Чубук, начальник управления экологии администрации города: «Селективный сбор мусора в России был всегда. Вспомните, раньше ученики собирали макулатуру, повсюду были пункты приема металлолома и стеклотары. Механизм работал — люди были ответственными, а мусор однообразный: бумага, стекло, металл. Бич современности — упаковка. Раньше все напитки продавали в стеклянных бутылках, продукты носили в авоськах, а пакеты привозили с Запада как сувениры. К слову, на предприятиях селективный сбор продолжается и сейчас: все, кто сдает экономическую отчетность, заинтересованы в нем — они осуществляют экологические платежи за ущерб окружающей среде, и если отходы сдаются на утиль, то за ущерб природопользователь не платит. Но сама система давно устарела и требует реорганизации и ужесточения контроля»
Иркутянка Аня Белова: «Я жила в США и Чехии, где селективный сбор мусора обязателен для каждого, более того, люди отдельно платят за вывоз мусора. В Сиэтле, штат Вашингтон, собирается не только пластик, стекло, бумага, но еще и биоразлагаемые отходы. На их основе там выпускают огромную линейку продуктов, например плодородный гумус, который впоследствии поступает обратно в продажу. И эти компании процветают»
Иркутянка Аня Белова: «Я жила в США и Чехии, где селективный сбор мусора обязателен для каждого, более того, люди отдельно платят за вывоз мусора. В Сиэтле, штат Вашингтон, собирается не только пластик, стекло, бумага, но еще и биоразлагаемые отходы. На их основе там выпускают огромную линейку продуктов, например плодородный гумус, который впоследствии поступает обратно в продажу. И эти компании процветают»
Классическая иркутская мусорка, где все сбрасывают вместе. В прошлом году в некоторых районах города установили зеленые контейнеры «Мы — за чистый город», которые предназначены для «коммерчески выгодного мусора» — стекла, алюминия, пластика (на фото ниже). На улице Дальневосточной, например, альтернативные контейнеры стоят сразу в трех местах, хотя можно заметить, что недобросовестные иркутяне нет-нет да и закинут в них обычный, неселективный мусор. По словам специалистов мэрии, в этом году число таких боксов вырастет до 300 штук. Сейчас уже каждый день два автомобиля забирают из зеленых контейнеров 8 тонн стекла, алюминия и пластика и привозят их на территорию мусоросортировочного предприятия
Классическая иркутская мусорка, где все сбрасывают вместе. В прошлом году в некоторых районах города установили зеленые контейнеры «Мы — за чистый город», которые предназначены для «коммерчески выгодного мусора» — стекла, алюминия, пластика (на фото ниже). На улице Дальневосточной, например, альтернативные контейнеры стоят сразу в трех местах, хотя можно заметить, что недобросовестные иркутяне нет-нет да и закинут в них обычный, неселективный мусор. По словам специалистов мэрии, в этом году число таких боксов вырастет до 300 штук. Сейчас уже каждый день два автомобиля забирают из зеленых контейнеров 8 тонн стекла, алюминия и пластика и привозят их на территорию мусоросортировочного предприятия
В Иркутской области действуют всего  три предприятия по переработке автомобильных шин: в Иркутске, Шелехове и Братске
В Иркутской области действуют всего три предприятия по переработке автомобильных шин: в Иркутске, Шелехове и Братске
Это оборудование шелеховского завода позволяет превратить автомобильную обувь в одежду для улиц, тротуары (на фото 2), тропинки, покрытие для детских площадок и резиновые полы — противоударные, нескользящие, поглощающие пыль и вибрацию. Вот уже семь лет завод каждый месяц перерабатывает около  40 тонн резины. Процесс простой: сначала огромный станок срезает у покрышек боковые кольца. Потом резину в течение 10 минут рвет на большие куски стальное чудовище под названием «крокодил» (фото 1). Затем в дело вступает автоматизированный агрегат стоимостью 5 млн руб. За 5 минут он стирает резину в крошку величиной от миллиметра до пяти (фото 3). А также отделяет ее от стальной проволоки и кучки переработанного текстиля, ведь только треть шины состоит из резины. Полученную чистую резину смешивают  с полиуретановым клеем и отправляют в пресс-формы. В печке высокая температура и давление превращают ее в разноцветные кирпичики —  будущий тротуар
Это оборудование шелеховского завода позволяет превратить автомобильную обувь в одежду для улиц, тротуары (на фото 2), тропинки, покрытие для детских площадок и резиновые полы — противоударные, нескользящие, поглощающие пыль и вибрацию. Вот уже семь лет завод каждый месяц перерабатывает около 40 тонн резины. Процесс простой: сначала огромный станок срезает у покрышек боковые кольца. Потом резину в течение 10 минут рвет на большие куски стальное чудовище под названием «крокодил» (фото 1). Затем в дело вступает автоматизированный агрегат стоимостью 5 млн руб. За 5 минут он стирает резину в крошку величиной от миллиметра до пяти (фото 3). А также отделяет ее от стальной проволоки и кучки переработанного текстиля, ведь только треть шины состоит из резины. Полученную чистую резину смешивают с полиуретановым клеем и отправляют в пресс-формы. В печке высокая температура и давление превращают ее в разноцветные кирпичики — будущий тротуар
Загрузка...