Госдума стала местом для дискуссий

Депутат от Иркутской области Андрей Чернышев принял участие в разработке 22 законов

Вчера у Государственной думы была небольшая круглая дата: ровно полгода назад, 5 октября 2016 года, депутаты седьмого созыва собрались на свое первое пленарное заседание. Иркутскую область в главном законодательном органе страны представляют сразу несколько депутатов. Точную цифру сказать воздержимся, поскольку некоторые из народных избранников сразу после выборов исчезли с политической арены Приангарья, а в реальных делах замечено не более четырех-пяти человек. Один из наиболее активных депутатов — Андрей Чернышев, член комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям. Мы встретились с Андреем Владимировичем и попросили его рассказать о своих впечатлениях от работы в Государственной думе.

В Госдуму на метро

— Часто можно слышать, что этот созыв Госдумы заметно отличается от предыдущих. Это правда?

— Я работаю в Государственной думе первый созыв, поэтому, по большому счету, сравнивать мне не с чем. Но, думаю, не надо быть слишком опытным депутатом, чтобы увидеть, насколько ужесточились требования к дисциплине. Пропускать заседания, мягко говоря, не рекомендуется. Причем эта норма не пришла откуда-то извне — так решили сами депутаты. В итоге на всех заседаниях присутствует порядка 95—98% депутатского корпуса. Такого не было со времен Советского Союза. Этот регламент ведет иногда к совершенно неожиданным последствиям. Лично я, да и многие мои коллеги, чтобы не опоздать на заседания Государственной думы, ездят по Москве на метро.

— Получается, персональной машиной вы вообще не пользуетесь?

— У обычных депутатов нет персональных машин. Они положены только председателям комитетов. Должен сказать, что в народе ходит много мифов по поводу сладкой жизни депутатов. Возможно, когда-то она и была, но сейчас здесь все по-другому. Мы сократили себе зарплату примерно на 10—20% — точнее сказать не могу, потому что не знаю, какой она была в предыдущем созыве. Мы ограничили использование государственных средств для поездок депутатов, теперь авиабилет оплачивается только во время региональной недели. Как результат — по итогам только трех последних месяцев 2016 года Дума сэкономила 800 миллионов рублей.

В ответе перед избирателем

— Как лично вам работается в столь напряженном графике? Прошли курс молодого бойца?

— Думаю, да. Каждый мой день в Государственной думе был крайне насыщенным. В экстремальных условиях адаптация происходит очень быстро, и, как мне кажется, сегодня я уже могу говорить о том, что имею определенный опыт думской работы. Комитет по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям, в котором я состою, является одним из основных и самым на данный момент загруженным по количеству рассматриваемых вопросов. А по качеству работы это лучший комитет. По крайней мере, когда на совете Думы рассматривали работу комитетов, начали с нашего как с самого показательного…

— А между тем его председатель Николай Николаев — тоже, кстати, наш, иркутский, депутат — новый человек в Государственной думе. Это его первый созыв…

— Я думаю, что главный критерий успешности того или иного депутата состоит не в том, какой по счету созыв он находится в Думе, а в той доле ответственности, которую он чувствует. Сейчас здесь появились новые люди, которые прошли глубокую, большую избирательную кампанию. Она включала в себя не только сами выборы, но и процедуру предварительного голосования. Не знаю, заметили вы или нет, что сейчас Дума стала местом для дискуссий. Казалось бы, это парадокс, ведь единороссов стало абсолютное большинство. О чем, казалось бы, спорить? Но пришли одномандатники, которых не было в прошлом созыве, и они отвечают перед своими избирателями за те решения, которые принимаются. Депутаты-списочники стали совершенно другими. За ними стоит их регион, конкретные люди, с которыми они встречались и которые их выбирали. В итоге практически в каждом выступлении депутатов звучит региональная повестка — упоминаются названия конкретных населенных пунктов, иногда совсем заброшенных, но депутаты поднимают их проблемы на федеральный уровень…

Коллективная работа

— Вы уже участвовали в работе над какими-то законами?

— Да, конечно. Я принял участие в разработке 22 законов.

— Это очень много…

— Тут надо понимать важный момент. В Государственной думе нет такой практики: мол, я придумал этот закон, и он мой. Здесь приветствуется коллективная работа, иначе законы будут получаться однобокими и необъективными. Закон проходит три чтения. А сначала озвучивается концепция. Ты знакомишься с ней и понимаешь: да, вот это моя тема, мне тоже надо в законе поучаствовать. Таким образом, у закона может быть 10—15 авторов. После того как я выступил на пленарном заседании с идеей законопроекта о сборе валежника, ко мне подошла женщина-депутат из Хабаровского края. «Знаете, — говорит, — у нас такие же проблемы. Давайте поработаем над законом вместе». После первого слушания к нам обращались другие депутаты со своими предложениями, и сейчас закон уже на выходе.

— Если честно, я слышал немало ироничных откликов по этому закону. Мол, неужели депутатам заняться нечем, кроме валежника?

— Так говорят люди, которые не разбираются в проблеме. Я слышал даже от некоторых наших региональных министров такое мнение: это же деревня, у них дров навалом! Но когда в эту деревню приезжаешь, слушаешь людей, все оказывается совсем по-другому. По закону, который когда-то был кем-то принят, если ты без спроса берешь корягу, сухостой, валежник — тебя наказывают вплоть до уголовного преследования. Этим пользовались правоохранительные органы: вот бабушка, которая на санках везет сучья, — субъект преступления; вот топор — орудие преступления. Задерживаем бабушку, возбуждаем уголовное дело, тут же его раскрываем — и улучшаем статистику. Изменить подобную практику просто необходимо. Но когда мы вышли с соответствующей инициативой, столкнулись с определенным противодействием. Нас не хотели поддерживать. Оказалось, что государство не доверяет собственным гражданам. В правительстве заявили: как только мы разрешим людям собирать валежник, валежником назовут любое дерево, и под этот закон можно будет многое списать. Но мы сказали: это вопрос контроля. Давайте не связывать эти вещи вместе. Если вы не можете наладить контроль, давайте думать, как его наладить.

Лесные законы

— Насколько я слышал, вы работаете еще над одним лесным законом — о добровольных народных дружинах…

— У нас в разработке сразу несколько лесных законов. Один из них действительно касается работы таких дружин. Давайте посмотрим, что сейчас происходит с тушением пожаров. Почему все видят, что лес горит, и никто не принимает никаких мер? Оказывается, никто не знает, чья это земля, есть ли у нее хозяин, то есть арендатор. Если есть, то надо согласовывать тушение с ним, иначе тебе может грозить уголовное наказание…

— За то, что я потушил лес?

— Конечно. Зачем ты зашел не на свою территорию? Второй момент: ты подвергаешь свою жизнь опасности, потому что не прошел инструктаж, у тебя нет оборудования. В общем, проблема колоссальная, но мы ее начали решать. Принят закон — и уже этим летом мы, наверное, увидим его в действии — о добровольных пожарных дружинах. Это отряд, который образуется в муниципалитетах. Его появление носит уведомительный характер. То есть разрешения от МЧС не надо, им просто сообщают о наличии пожарной дружины. Ее члены имеют социальные гарантии: им идет стаж, определенные меры социальной поддержки. И самое главное: ни с кем ничего согласовывать не нужно, приступать к тушению пожара дружина может немедленно после обнаружения очага.

Книга для Володина

— Не так давно появилась новость, что вы стали координатором федерального партийного проекта «Местный Дом культуры» по Иркутской области. Расскажите об этом направлении вашей работы.

— За основу федерального проекта «Местный Дом культуры» взят наш, иркутский проект партии «Единая Россия» «100 модельных домов культуры — Приангарью». Таким образом, на территории региона будет параллельно работать два проекта, и наши сельские дома культуры к федеральной субсидии получат еще и областную. В федеральном бюджете на проект «Местный Дом культуры» заложено 1,4 миллиарда рублей. Иркутская область получит более 23 миллионов на 47 клубов, которые прошли конкурсный отбор. С одной стороны, это, возможно, и неплохая сумма, с другой — на территории Приангарья 812 домов культуры, которые соответствуют критериям федеральной программы. И мы будем работать над тем, чтобы помощь дошла до каждого.

— Андрей Владимирович, хотелось немного отойти от темы Госдумы и партийных проектов. Буквально на днях мы праздновали 80-летие со дня рождения Валентина Григорьевича Распутина. Знаю, что вы поддерживали с ним дружеские отношения, много общались. Чем для вас запомнился этот юбилей?

— Валентин Григорьевич занимает большое место в моей жизни. Я сверял с ним свои мысли, позиции и взгляды, он мне подсказывал многие вещи, чему-то меня учил. И его юбилей ознаменовался окончанием одной истории, о которой мало кто знает. К 75-летию Валентина Григорьевича, пять лет назад, наш фонд «Сибирский характер» выкупил часть тиража его книг. Мы развезли их по всем школам, библиотекам, чтобы в каждом населенном пункте обязательно стояла книга Валентина Григорьевича. Чтобы это не стало просто раздачей книг и чтобы к нашей акции относились как к событию, мы договорились с Валентином Григорьевичем, что он каждую книгу подпишет. В какой-то момент родилась идея подписать книги для руководителей нашего государства. Мне хотелось, чтобы им эти книги вручил сам Распутин, но Валентин Григорьевич отказался. «Вы же часто бываете в Москве, — сказал он, — вот вы им и передайте». Он подписал книги Борису Грызлову, Сергею Шойгу, Вячеславу Володину, Валентине Матвиенко… Грызлову и Шойгу я передал книги почти сразу, а вот Вячеславу Викторовичу получилось вручить только на днях. Я рассказал ему всю эту историю, и он ответил, что глубоко тронут тем фактом, что пять лет назад такой великий человек, как Распутин, знал о его, Володина, существовании. «Большое вам спасибо, — сказал мне Володин, — что вы этот подарок сберегли и мне вручили». Мы разговаривали с Распутиным незадолго до его кончины. Он спрашивал у меня, все ли книги удалось вручить. Я рассказал, что не успел вручить Володину и Матвиенко, и пообещал, что обязательно это сделаю. Теперь у меня осталась только одна книга. Когда я передам ее Валентине Ивановне, моя миссия будет окончательно выполнена.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments