Годовщина «Боярышника»

Уходящий год войдет в историю региона борьбой с бутлегерами по всем фронтам. На сайте ГУ МВД по Иркутской области можно увидеть оперативные съемки, сделанные в ходе задержаний организаторов подпольных водочных цехов. Промышленное оборудование, огромные емкости со спиртом, рулоны этикеток и акцизных марок, тысячи бутылок… Масштабы подпольного бизнеса впечатляют. Сегодня мы вспоминаем декабрь пошлого года, массовые жертвы «Боярышника» и анализируем: что сделано за год, чтобы все это не повторилось?

«Иркутск очистили от этой дряни»

О том, как идет война с незаконным алкоголем, мы поговорили с начальником Управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД России по Иркутской области Павлом Герасимовым.

— Павел Анатольевич, вы помните те декабрьские дни прошлого года, когда уже стало ясно, что речь идет о массовом отравлении суррогатом?

— Конечно. Ситуация была экстренная, и надо было действовать быстро. Нагрузка на все подразделения была огромная. Пришлось горячо, но это наша работа.

— Расскажите, пожалуйста, о масштабе мероприятий, проведенных в течение этого года в регионе по пресечению незаконного оборота алкоголя и выявлению нелегальных производств алкогольной продукции. Сколько уголовных дел возбуждено? Сколько направлено в суд?

— За 11 месяцев текущего года сотрудниками ГУ МВД России по Иркутской области выявлено 175 преступлений. В качестве подозреваемых в их совершении установлено 48 лиц. В суд направлено 32 уголовных дела.

— Сколько поддельного алкоголя было выявлено в торговых точках?

— Сотрудники ГУ МВД провели 8845 проверок, из нелегального оборота изъято более 697 тысяч литров алкогольной и спиртосодержащей продукции.

— А сколько нелегальных производств удалось ликвидировать?

— В этом году — 6 подпольных цехов. Наиболее показательными являются пресечение деятельности ОПГ Гасанова-Воронина (более 30 тысяч литров алкоголя, оборудование, марки, этикетки, стеклотара), группы Мулюкова-Купрякова (производство стеклоомывающей жидкости на основе метанола).

— Когда видишь эти огромные цеха, коробки, оборудование, невольно возникает вопрос: как можно наладить такое производство, чтобы никто не знал?

— Шила в мешке все равно не утаишь, информация просачивается, мы ее отрабатываем. Думаю, что шесть цехов — цифра не окончательная. И речь идет о производстве не только водки, но и «незамерзайки». В одном из цехов, где она производилась, было обнаружено 1600 литров метанола.

— Как это представить визуально?

— Всю область можно отравить.

— А что происходит с нелегальным алкоголем и спиртом после изъятия? Министр Колокольцев добивался, чтобы все сразу уничтожали: и алкоголь, и оборудование.

— ГУ МВД по вопросам организации ответственного хранения и уничтожения изъятой из незаконного оборота алкогольной и спиртосодержащей продукции на постоянной основе организовано взаимодействие с федеральной службой по регулированию алкогольного рынка (Росалкогольреулированием) и ОАО «Росспиртпром».

Так, в текущем году в Росалкогольрегулирование направлено 1635 уведомлений о готовности к передаче изъятой алкогольной продукции. По направленным уведомлениям представителям ОАО «Росспиртпром» на уничтожение и ответственное хранение передано более 412 тысяч литров алкогольной и спиртосодержащей продукции.

— Как обстоит ситуация с изъятием нелегального алкоголя на трассах?

— На дорогах силами ГИБДД мы выявляем поставки в область медицинского спирта, который используется для производства контрафактной водки. Либо готовой алкогольной продукции, маркированной поддельными акцизными марками. Также в прошлом году на дорогах шла активная торговля стекло­омывающей жидкостью. Мы выявили несколько точек и путем длительной оперативной разработки вышли на производителей, которые находились в Иркутске. У них был большой цех на базе официально зарегистрированного предприятия. Там они и производили нелегальную жидкость на основе метанола. Производили и распространяли. И не только на территории Иркутской области, но и в других регионах. В ходе операции было изъято 19 тысяч литров готовой продукции в пятилитровых емкостях. И более полутора тонн метанола. Там же были обнаружены бочки из-под метанола. Общий объем 70 тонн.

— У нас в городе и области есть много сознательных граждан. Помогают ли они выявлять незаконные точки по производству и продаже нелегального алкоголя? Сообщают ли об этом в полицию?

— В целях организации информационного обмена и взаимодействия с представителями гражданского общества создан официальный сайт ГУ МВД (рубрики «Прием обращений», «Обращение в Общественный совет»), работает телефон доверия, руководством главка на постоянной основе проводится личный прием граждан. Все это позволяет оперативно получать от представителей общественности актуальную информацию о различных нарушениях, совершаемых в сфере оборота алкогольной и спиртосодержащей продукции.

— По каким каналам нелегальный спирт поступает на территорию Иркутской области?

— Нелегальные поставки спирта в основном осуществляются из западных регионов России, республик Северо-Кавказского региона и стран СНГ, в частности Республики Казахстан. Казахстан входит в Таможенный союз, и оттуда тоже приходили партии алкоголя, которые в том числе заказывали и наши предприниматели. Недобросовестные фармацевтические компании, используя пробелы в законодательстве, выводят значительные объемы медицинского спирта в нелегальный оборот с последующим его использованием в незаконном производстве алкогольных суррогатов. Либо спирт поступает на территорию области под видом различных технических жидкостей, присадок к автомобильному топливу.

— А есть ли взаимодействие с соседними регионами по выявлению контрафакта?

— Не только с соседними, но и отдаленными.

— Большая часть сырья поступает из Северо-Кавказского региона?

— В Северной Осетии очень много заводов по производству спирта, в Карачаево-Черкесии… Они живут этим. Вообще надо сказать, что в России существует отлаженный алкогольный трафик и проблема стоит намного острее, чем наркотики. По наркотикам существует жесткое законодательство, с алкоголем пока этого нет. Есть много прорех в законе, и бутлегеры этим пользуются.

— Сейчас Роспотребнадзор активно добивается полного запрета спиртосодержащей жидкости.

— Роспотребнадзор добивается запрета всего того, что продавалось под видом жидкости для ванн и лосьонов, «Боярышника» и его разновидностей. «Боярышник» сейчас стал именем нарицательным. Но все началось гораздо раньше. Я помню времена, когда люди пили «Трою», потом «Трояр», потом «Боярышник»… И это длилось десятилетиями. Но в конце прошлого года произошло массовое отравление. Я эту ситуацию хорошо знаю, сам работал с задержанными. Эти люди занимались производством «Боярышника» длительное время. Говорить, что «Боярышник» вскрыл проблему, не совсем правильно. Это только часть проблемы. У нас существует огромный рынок контрафактного алкоголя: это и обычная водка, и элитная продукция: коньяки, джин, виски, чего только нет. Есть мощные преступные группы и настоящие водочные короли, которые ворочают миллионами. Вспомните историю, когда в Красноярске несколько человек отравились фальшивым элитным алкоголем. Такая же ситуация была в других регионах. И это не менее страшно, потому что в зону риска может попасть более широкий круг лиц.

— Тем не менее нельзя не признать, что работа проделана немалая. Стало лучше, «Боярышник» исчез, павильоны, которые торговали раньше алкоголем нелегально, больше не торгуют. Иркутск очистился от этой дряни.

— Да, за этот сегмент взялись очень основательно. Такое количество смертей привлекло внимание и послужило своеобразным катализатором. Не обращать внимания на эту проблему стало невозможно.

— Так теперь будет всегда?

— Наша общая задача в целях защиты жизни и здоровья населения продолжить эффективное противодействие всем, кто пытается организовать на территории области производство и сбыт разного рода спиртосодержащих фальсификатов.

Кто виноват в трагедии с «Боярышником»?

И снова, год спустя, мы задали иркутянам на улицах города этот вопрос

Николай Николаевич:  

Все-таки люди сами покупали и пили то, что для питья не предназначено. Но при этом возникает вопрос: а куда смотрели власти? Разве они не понимали, что это нелегально производится?

Роза Ахметовна: 

Наверное, люди, которые разрешали эту гадость продавать.

 

Сергей:

50 на 50. И самих потребителей, и тех, кто производил.

 

Виктор: Печально, но виноваты сами люди, которые пили. Они видели надпись «не для пищевых целей», но все равно покупали. Но с другой стороны, легальный алкоголь стоит дорого, а потребность есть. Пьянство — это большая социальная проблема.

Сергей:

Я думаю, что винить нужно отсутствие контроля в этой сфере.

 

Читайте на сайте статью обозревателя "Пятницы" Елизаветы Старшининой

 Не назначили бы «стрелочников»

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments