Глаза не видят, но руки помнят

Лучшей рукодельницей выставки «И невозможное возможно...» признана усольчанка Надежда Кислова 

Говорят, когда перед человеком закрывается одна дверь — открываются другие. И в полной мере это высказывание доказал каждый из 140 участников 10-й областной выставки-ярмарки технического и народного творчества людей с ограниченными возможностями «И невозможное возможно...», которая прошла в Иркутске. Большинство участников недуг настиг уже в зрелом возрасте — их в разы больше, чем инвалидов с детства. Производственные травмы и заболевания, экология, наследственность — все это может изменить жизнь человека раз и навсегда. Несколько лет назад здоровье стало подводить Надежду Кислову, ставшую победительницей, и вместо работы она открыла для себя бесконечный мир прикладного творчества. 

Вдохновение, которое не уходит 

 Получая диплом победителя из рук Светланы Иевлевой, заместителя министра социального развития, опеки и попечительства Иркутской области, Надежда Владимировна не могла слез сдержать, ведь на первом же своем конкурсе завоевать главный приз — больше чем неожиданность. Свои работы мастерица уже выставляла в музее Усолья-Сибирского, но всегда наградой были отзывы посетителей и коллег. Профессиональная художница, Надежда Кислова никогда не сходила с выбранного пути. Даже сейчас, когда женщина видит лишь одним глазом, и то плохо, она не прекращает творить.

— Тридцать лет назад у меня диагностировали сахарный диабет 2-й группы, с тех пор я на инсулине. В этом году потеряла зрение: один глаз успели спасти, но им я не вижу букв на расстоянии вытянутой руки, — рассказывает Надежда Владимировна. — Поэтому самая большая беда сейчас — вставить ниточку в иголку. Но если уж вдела — дальше проблемы нет, руки помнят!

Мастерица родилась и выросла в городе Шелехове. По соседству жили двое молодых художников — Галина Заграничная и Виктор Шаргин, они только открыли художественную школу и буквально за руку отвели туда десятилетнюю Надю.

— Галина Константиновна преподавала живопись, Виктор Николаевич — рисунок, — вспоминает победительница. — Это мои самые первые учителя, заряд энергии и знаний, который они мне дали в школе имени Сурикова, я пронесла через всю жизнь.

Надежда Владимировна стала одной из первых выпускниц Шелеховской художественной школы, и сейчас она часто приезжает в город своего детства, встречается с друзьями, устраивает выставки.

Первое профессиональное образование было «для работы» — Кислова выучилась на бухгалтера и даже некоторое время сидела в окошке кассы.

— Когда на алюминиевом заводе только начали выдавать зарплату через кассу, я молоденькой девочкой сидела в одной из них заведующей. Но меня всегда просили рисовать, оформлять что-то, — даже вспоминая о нелюбимой работе, Надежда Владимировна улыбается. — Но это не мое.

В Шелехове она вышла замуж, родила двоих сыновей. На 13 лет судьба забросила мастерицу вместе с семьей в Оймяконский район.

Сияние Севера 

Жили Кисловы в деревне Усть-Нере. Надежда работала оформителем в Индигирзолоте и учила детей изобразительному искусству.

В этом северном краю для сибиряков было все удивительно — природа, люди, погода. Посреди поселка стояла та самая стела с открыток «Оймякон — полюс холода: 62 градуса», земля оттаивала лишь на 20 сантиметров за все лето! Но переносить лютые морозы было проще, чем в Приангарье, так как воздух там более сухой. Прошло уже много лет, но женщина с теплотой вспоминает те далекие якутские края.

— И люди необычные, и дети-якуты очень талантливые в плане рисования. Потому что там очень суровая природа, она закаляет, жизненные эмоции местные жители выражают через рисунок, — объясняет Надежда Кислова. — Дважды я видела северное сияние: нечто невообразимое! А местные к нему относятся спокойно — наверное, привыкли.

С Севера женщина летала в Хабаровск — на сессию в государственный педагогический институт, где училась заочно на художественно-графическом факультете. Высшее образование было нужно для руководящей должности в Доме пионеров.

Выпускным проектом Надежды Кисловой стала бумагопластика, сказочные куклы из ватмана — единственная студенческая работа, которую она привезла с собой из Хабаровска, не в силах расстаться со своими творениями. С тех пор в коллекции мастерицы появились человечки из ткани, поролона, капроновых чулок.

Вновь обратилась к теме кукол она уже спустя годы, когда вышла на пенсию.

Чулок с душой 

Прекрасный северный поселок пришлось оставить, когда началась перестройка, а детям нужно было дать высшее образование. Надежда Владимировна с семьей вернулась в Иркутскую область, поселились они в Усолье-Сибирском.

Надежда Кислова работала воспитателем в детском саду, затем преподавателем черчения и прикладного творчества в лицее № 1. Вдохновлять учительница старалась всех, даже ребят, которые никогда не рисовали. Она верит, что если талант есть внутри человека — он обязательно проявится.

— У нас в лицее была программа — дети, у которых не было художественной подготовки, делали творческий проект в любой технике, и такие невероятные работы получались! Неважно, сколько тебе лет — 15, 50 или 80, новые таланты могут открыться, если им позволить.

На пенсию Надежда Владимировна вышла много лет назад, но без работы она только три года. И то без дела не сидит: помогает с костюмами для выступлений, с оформлением, участвует в выставках, проводит мастер-классы и для взрослых, и для детей.

В павильоне Усолья-Сибирского на выставке «И невозможное возможно...» много разных работ: вышивка, картины, рядом — панно нашей героини. Оно сразу привлекает внимание: колючее, но теплое, сделанное из засушенного растения.

— Это коробочки дикого дурмана, — аккуратно дотрагивается до шипов мастерица. — Растет у меня на даче. Увидела и решила использовать его. Материалов сейчас очень много, но они дорогие. А тут — бесплатное и прямо под ногами растет.

Лето Надежда Кислова проводит на даче, сажает в основном цветы, чтобы отдыхать душой.

Новым — или хорошо забытым старым — в творчестве Надежды Владимировны стали куклы. На стеклянной полке под вывеской павильона устроились четыре 30-сантиметровые бабы в пестрых платках, уселись на завалинке и слушают усатого гармониста. Вся компания — бывшие чулки, набитые поролоном. С другой стороны — первая и самая любимая кукла художницы, она ласково зовет ее Эльфик.

— Я даю имена не всем куклам, но Эльфик — моя самая первая, когда я ее беру в руки, вся трепещу, — рассказывает Надежда Владимировна о своем любимце. — Никогда с ней не расстанусь. Да и вообще, я не продаю кукол, а только выставляю.

Когда у куклы появляется лицо, она как бы обретает душу, свой характер, свою жизнь. В планах у мастерицы — создать коллекцию тильд (текстильная игрушка упрощенной формы, сделанная по выкройке норвежской художницы Тонни Финнангер) в русских народных платьях.

— Сейчас молодежь, дети мало интересуются своей культурой, поэтому меня волнует народное творчество, — делится планами рукодельница. — Хочу шить русские традиционные костюмы для тильд — у них упрощенные лица, и средством выразительности являются как раз одежда, аксессуары.

Кроме этого, есть многое, что хотелось бы попробовать нашей героине, особенно после областной выставки — огромного калейдоскопа идей. Без творчества Надежда Кислова не представляет свою жизнь. Сейчас столько доступных материалов, информации, что не творить просто нельзя!

Никто из нас не обладает бесконечными возможностями, надо по максимуму использовать то, что имеешь, ведь только тогда есть шанс достичь невозможного.