Иркутянин Титов

Сегодня в новой рубрике «Моя родословная» иркутский предприниматель Михаил Титов рассказывает о своих корнях

Недавно на основе архивных документов Титовы восстановили родовое генеалогическое древо и имена прапрапрадедов вплоть до середины XVII века. Оказывается, двести пятьдесят лет Титовы — потомственные духовные миссионеры — служили в священных званиях в Забайкальском крае. В 1664 году казак Никита Титов основал в Нерчинске мужской Успенский монастырь с богадельней для престарелых и увечных служилых людей. Спустя почти два столетия иерей Симеон Титов венчал в Чите декабриста Ивана Анненкова и Полину Гебль. Герой нашей рубрики «Моя родословная» Михаил Титов считает, что, каких бы ни был голубых кровей человек, главное — чего он сумел добиться сам.

— Раньше биография нашей семьи была известна мне до моего деда Серафима — золотодобытчика из Бодайбо, — рассказывает Михаил Титов. — Кстати, личностью он был бунтарской. По нашей линии именно на нем, как выяснилось, прервался род Титовых-священнослужителей. Дед Серафим, сын священника, в годы революции взбунтовался, вступил в комсомол и, после того как отец порвал и сжег его комсомольский билет, убежал из дома вместе с любимой девушкой — домработницей Капитолиной. До самого 1952 года, пока не вышел на пенсию, он добывал золото в Бодайбо, работал на прииске, был управляющим шахты. А потом они с бабушкой перебрались в Ангарск, скорее даже в поселок Майск — ведь города нефтехимиков еще не было. Построили дом для своих шестерых детей — троих сыновей и трех дочерей.

Идея взглянуть дальше, в глубины веков, пришла в голову троюродной сестре Михаила — Надежде, которая живет в Чите. Исследовательницу поддержали — искали источники, поднимали архивы.

— Спасибо Надежде, теперь мы знаем своих предков вплоть до XVII века, — говорит Михаил. — Открылось много нового, чего я и предположить не мог.

Родословное дерево оставило далеко позади бодайбинских авантюристов-старателей и потянулось к выдающимся первопроходцам, самым образованным людям своего времени. Теперь генеалогия фамилии восстановлена начиная с

1650-х годов — во многом благодаря данным монографии, которая повествует об истории монастыря, основанного прародителем Михаила в Нерчинске. Церковные документы бережно хранят имена Титовых, на протяжении свыше двухсот лет исполнявших духовный сан в каторжанском Забайкалье.

— Церковные книги вели строгий учет, — продолжает Михаил, — ведь в православной царской России церкви заменяли собой загсы: в них регистрировались даты крестин, венчаний, похорон и прочих событий. Записи производились достаточно скрупулезно, поэтому удалось установить, что все наши предки служили священниками.

А в Забайкалье Титовы пришли из Тверской губернии — в числе первых 300 покорителей сурового края, под начальством первого даурского воеводы Афанасия Пашкова. «Пионером» был Никита Варламович (по прозвищу Мара) Титов — конный казак, нерчинский сын боярский.

— Указана дата его появления в Даурии — 1656 год, — объясняет Михаил. — В устье Нерчи казаки основали Нелюдский тунгусский острог.

Известно, что Никита Варламович Титов отправил царю челобитную, и по его просьбе на месте острога было разрешено открыть мужской монастырь. Самодержец не мог отказать казаку Титову, который «ходил для проведывания и познания даурской земли» и «будучи в Нерчинске служил правде своей верно...». Монастырь основали в 1664 году и назвали Успенским. В 1707—1710 годах была построена деревянная церковь, которая сгорела в 1729 году. А в 1712 году появилась холодная каменная, сохранившаяся до наших дней. Важно, что при Успенском монастыре открыли богадельню для престарелых и увечных служилых людей.

Многие годы, из поколения в поколение, священники Титовы крестили, венчали, отпевали и, конечно, просвещали — в разных церквах, разных приходах.

— Безусловно, наши предки, носители религиозного сана, должны были иметь прекрасное образование, они оканчивали духовные семинарии, учились в столичных университетах, в Санкт-Петербурге, например, есть об этом официальные упоминания, — говорит Михаил. — Они занимались обучением и воспитанием детей, открывали воскресные школы, вели общественную деятельность, имели влияние на умы людей. Церковь являлась не только представительницей власти, но и центром культурной, духовной жизни. Интересный эпизод в нашей родословной связан с Симеоном Титовым, который служил иереем в читинской Архангельской церкви и венчал декабриста Анненкова и Полину Гебль, чья история любви показана в фильме «Звезда пленительного счастья».

Михаил Титов всегда чувствовал себя частью большой семьи. Его детство прошло у дедушки с бабушкой, среди теток и дядек, их многочисленных детей.

— Нас 18 братьев и сестер двоюродных, — вспоминая, улыбается Михаил. — И всю жизнь мы у деда Серафима любили гостить. В 1970-е годы в доме, ставшем нашим родовым гнездом, ребятишек собиралось столько, что места не хватало. На полу стелили шубы, там мы и спали кучей. Надо сказать, до сих пор все дружим.

— У нас сложилась традиция, — продолжает он. — Когда дяди, братья отца, стали умирать, я понял, что мы встречаемся в основном на похоронах и поминках — это плохо. Решили поменять повод для общения, и теперь каждым летом организуем встречу семьи Титовых: на один день арендуем корабль или какой-нибудь санаторий и собираемся, 50—60 родственников. Кто-то играет на гитаре, кто-то жарит шашлыки, ребятишки концерты устраивают, у тех, кто постарше, свои развлечения... Мне нравится атмосфера: малышня бежит — только успеваешь спрашивать «Ты чей?» и запоминать. У моих двоюродных родственников почти у всех по трое-четверо детей, у меня самого четверо. Говорят, население у нас сокращается. Так вот мы принимаем посильное участие, чтобы население росло.

Близких стало больше после того, как забайкальско-иркутская ветвь сложила свою длинную родословную. Нашлись родственники во Франции, началась переписка. Создавая фамильное дерево, из многих уголков мира Титовы получили информацию.

— Знаете, я увидел фотографию прапрадеда — святого отца Иоанна Иоанновича, присланную из Версаля. Он служил настоятелем кафедрального собора в Чите, был членом Забайкальской духовной консистории, за заслуги перед приходом, городом и краем в целом его представили к ордену Святого князя Владимира II степени. Дожил до 97 лет. Оказалось, что мы очень похожи.

— Что между нами, титовскими, общего и что в нас особенного, есть ли у нас фамильная черта? — размышляет дальше Михаил. — Нет, мы не какие-то эксклюзивные, похожи на остальных. Но все же есть в нас пассионарский дух, отличающий людей предприимчивых, рисковых, первооткрывателей, какими были в ХVII веке наши предки, пришедшие с первым отрядом казаков в Забайкалье. Я часто слышу: «Тебе что, больше всех надо?!» Да, я хочу изменить окружающую действительность к лучшему. Этому же учу и своих сыновей.

Кто живет в Иркутске

Расскажите о своих предках журналистам «Пятницы». Как они попали в Иркутск? Чем занимались? Чем гордится ваш род? Пишите: friday@pressa.irk.ru. Звоните: 27-28-28.

Метки:
baikalpress_id:  32 452