Иркутяне и блокада

В понедельник, 27 января, исполнится 70 лет со дня снятия фашистского кольца вокруг Ленинграда

Почти три года в оцеплении врагов. Голод, разруха, смерть. Весь этот ужас во время Великой Отечественной войны происходил в блокадном Ленинграде. Не менее страшной была картина и за пределами фашистского кольца. Стрельба, бомбежки, гибель наших воинов, которые ценой жизни освобождали захваченный врагами город. 27 января исполнится 70 лет со Дня полного освобождения советскими войсками Ленинграда от немецко-фашистской блокады. Срок приличный. Но участники тех страшных событий до сих пор помнят каждый день по минутам, как будто это происходило вчера.

Одна из освободительниц Ленинграда — иркутянка Надежда Георгиевна Руденко. Когда началась война, ей было всего 17 лет: «Накануне у нас в школе был выпускной бал. Мы получили аттестаты. Я мечтала, что поступлю в институт и буду преподавать математику. А вместо этого отработала 10 месяцев на иркутском авиазаводе и пошла добровольцем на фронт».

Смышленую девушку направили на курсы мастеров по самолетному радиооборудованию, а после их окончания предложили выбирать флот, где она хочет служить: Северный, Балтийский или Черноморский. «Я с детства мечтала побывать в Ленинграде. Читала много книг о Русском музее, Эрмитаже, декабристах. Поэтому не задумываясь выбрала Балтийский флот», — вспоминает Надежда Георгиевна.

А в это время в городе ее мечты шла вторая зима блокады. «Нас доставили на берег Ладожского озера, по которому проходила Дорога жизни — четыре колеи, по которым в осажденный город на телегах и небольших машинах доставляли продукты. Нас везли в кузове машины под покровом ночи. В светлое время суток проехать по льду было нельзя — немцы сразу открывали обстрел и начинали бомбить. Машины даже фары не включали, чтобы нас не заметили. Мы ехали в Ленинград вдвоем с подругой, тоже мастером по самолетному оборудованию. Сначала стояли в кузове и смотрели по сторонам. Было жутковато, потому что с обеих сторон от Дороги жизни были пробоины от снарядов и хлюпала вода. Потом очень устали, замерзли, сели, прижались друг к другу и решили: «Будь что будет», — рассказывает иркутянка.

В Ленинград прибыли ранним утром. Картина, которую увидела наша героиня, совсем не была похожа на то, что рисовала ее фантазия после прочтения книг: «Мы шли пешком в штаб военно-воздушных сил, располагавшийся в Лесном районе. Вокруг полная разруха — груды камней, которые остались после бомбежек, дома с оторванными лестницами. Несколько раз нам попадались умирающие или уже мертвые люди, которые лежали прямо на улицах. Но ни страха, ни паники у нас тогда не было. Только огромное желание прогнать врага».

Работы у подруг было много — следить за исправностью всего радиооборудования на боевых самолетах. Вылеты совершались несколько раз в день с небольшими перерывами, во время которых мастера выполняли все необходимые аварийные работы. Ночью отдыхать тоже было некогда — время уходило на ремонт радиоприборов.

Наш полк базировался на аэродроме, который называли «Гражданка». Это бывшее картофельное поле, с которого и взлетали самолеты. Неподалеку стояли палатки, в которых мы работали, и единственная землянка, где хранились снаряды. Главной задачей наших летчиков было ослабить врага. Для этого с самолетов бомбили немецкие составы, которые везли им продукты и боеприпасы. Эта тактика оказалась верной — зимой 1943 года был совершен прорыв блокады. Вражеское оцепление было пробито на ширину 6 километров. За 18 дней после этого к городу проложили железнодорожные пути, по которым уже не телегами и машинами, а целыми составами стали доставлять продукты и бое-припасы. После этого стало ясно, что победа будет за нами, — говорит Надежда Георгиевна.

Победу наши воины одержали спустя еще год: «Это было самое сложное время. Наш полк, которому за прорыв блокады присвоили звание гвардейского, перебросили на маленький островок, свободный от врага. Немцы меньше всего ожидали наступления с этой стороны. Подготовка к нему велась несколько месяцев: тайно по ночам прибывали целые полки, завозились снаряды, танки. И вот в 9.45 утра 14 января 1944 года поступила команда начать операцию по освобождению города от блокады. Две недели ожесточенных боев, и мы победили. 27 января, когда это стало ясно, в Ленинграде был салют. А у нас праздника не было — наш полк сразу же отправили на освобождение Прибалтики, Польши, Германии. И хотя полная победа над фашистами случилась только через полтора года, после освобождения Ленинграда было уже ясно — она будет наша».

В нынешнем году несколько десятков освободителей блокадного Ленинграда приедут в Северную столицу, чтобы принять участие в торжествах, посвященных юбилейной дате. От Иркутской области поедет только один представитель, которому выдержать долгий перелет позволяет состояние здоровья, — Яков Гаврилович Ковалев: «Наш полк стоял за пределами Ленинграда, окруженного вражеским кольцом. Когда это кольцо было разбито, нас сразу же отправили на освобождение других городов, поэтому в Ленинграде я побывал впервые всего четыре года назад, когда он уже назывался Санкт-Петербургом».

Почти все братья и сестры нашего героя погибли, сражаясь за Родину во время Великой Отечественной войны: «Мне было 17 лет, когда началась война. Старшие братья ушли на фронт, а я работал в колхозе. Когда один из них пришел на побывку и рассказал, как идут бои, я твердо решил, что тоже пойду воевать. На следующий день пришел в военкомат и подал заявление. И в 1943 году меня призвали. Четыре месяца отучился в полковой школе младших командиров и был направлен на Ленинградский фронт».

Большую часть времени наши солдаты проводили в траншеях, оттуда велись бои, там же они спали на земле: «Бывало, что шинель примерзала к земле. Нам выдавали боевые сто грамм и еще немного спирта, чтобы растереть ноги. Помню, когда я прибыл, еще не совсем понимал, что такое война. Высунул голову из траншеи и тут же получил подзатыльник от старшего солдата: «Это тебе не учебное поле. Не высовывайся, вокруг немцы — сразу голову снесут». Потом, чтобы определить, где находятся враги, мы надевали каски на саперные лопаты и поднимали их над траншеей. Сразу начиналась стрельба, и мы стреляли в ответ».

Перед пулеметчиками стояла задача — прорвать блокаду. Яков Гаврилович вспоминает, что выполнить ее удалось не сразу — было несколько атак, в которых побеждали немцы. Но наши бойцы были настроены на победу. «Не отступать! Только вперед!» — с такими словами герои шли в бой.

Мы сломили немцев. Тогда стало понятно: они будут отступать, это всего лишь вопрос времени. К моменту, когда началось освобождение Ленинграда от блокады, враги уже были ослаблены, это чувствовалось. И мы били их из всех орудий, — вспоминает те дни Яков Гаврилович.

На его глазах гибли товарищи. Он прошел войну целым и невредимым, а вот День Победы встретил в госпитале: «Восьмого мая мы были в Праге. Там еще шли бои. Мой друг не дожил всего один день до Победы. А через два часа после его гибели я получил тяжелое ранение. О том, что мы победили, я узнал только через два дня, когда пришел в сознание. Ко мне подошел врач, держа в руке стакан вина: «Выпей за Победу». А я слышу, что за окном стреляют, что-то кричат, удивленно спрашиваю: «Какая победа? Стреляют ведь». Он говорит: «Война кончилась. Стреляют, потому что празднуют победу».

Поздравит президент

278 блокадников, которые живут в Иркутской области, получат именные поздравления от президента РФ. Письма будут пересылаться в разряде правительственных в отдельных мешках с пометкой «День Победы» и вручаться лично в руки адресатам. Если кто-то из ветеранов-блокадников не сможет получить письмо в запланированные сроки, оно в течение месяца будет храниться в почтовом отделении. Кроме того, работники почты сделают все возможное, чтобы вручить поздравления, в том числе будут выяснять новые адреса ветеранов.

Загрузка...