Куда пропал третий?

Новое обстоятельство в деле Екатерины Коверзневой: в «Лексусе», сбившем семью в Листвянке, находился еще один человек

На этой неделе в Иркутском районном суде прошло сразу несколько заседаний по громкому делу об аварии в Листвянке летом этого года. Напомним, 6 июля 42-летняя иркутянка Екатерина Коверзнева сбила семью из Железногорска (мать, отца, сына, бабушку), прогуливавшуюся по набережной в поселке. Выжил только отец — Евгений Баранов. На двух заседаниях судом было допрошено 16 свидетелей аварии (всего предстоит выслушать 30 человек. — Прим. авт.). 17 декабря двое свидетелей заявили, что в «Лексусе», помимо Екатерины Коверзневой и ее приятельницы, оставшихся на месте ДТП, находился третий человек — мужчина 40—45 лет.

Свидетели по графику

Еще до опроса очевидцев адвокат Екатерины Коверзневой Михаил Ожогин выступил с ходатайством о составлении графика вызова свидетелей, что вызвало у присутствовавших в зале возмущение.

— График необходим, чтобы сторона защиты могла тщательно подготовиться к опросу свидетелей, — заявил Михаил Ожогин.

— В Уголовно-процессуальном кодексе нет нормы о графике вызова свидетелей. К тому же в материалах уголовного дела изложены показания всех свидетелей, и сторона защиты с ними ознакомлена, — парировала адвокат потерпевших Елена Скуй.

Выслушав участников процесса, судья отклонила странную просьбу защиты и вызвала в зал первого свидетеля — Раису Якупову. В момент аварии женщина находилась в кафе неподалеку.

— Я услышала сильный хлопок и увидела большую машину, лицевая часть которой была обращена в сторону Иркутска. Соседка по столику видела, как за парапет полетели люди. Все, кто был в кафе, соскочили с мест и побежали на место аварии. Я видела, что в воде за парапетом лежала женщина. Другую вытащили на берег. Один из очевидцев, врач по профессии, пытался оказать ей помощь. На тротуаре в крови лежал мальчик, он громко кричал и плакал.

Александр Гришин в тот вечер проезжал мимо места ДТП.

— Увидел в Байкале двух женщин, обе они лежали в воде вниз головой. Я на ходу скинул одежду, прыгнул в воду и поплыл за той, которая была ближе. Если есть шанс спасти человека — почему бы его не использовать? — пояснил Александр, мужчина довольно крепкого телосложения. — За второй женщиной плыть было уже поздно. На дороге я видел разбитый «Лексус» — его передняя часть была смята. Он собрал все ограждения, колеса внедорожника были вывернуты.

По словам опрошенных в зале суда спасателей, реанимировать вынесенную из воды Елену Баранову пытались около получаса. Однако все попытки оказались тщетными.

«Только живи»

Рыбачившая на берегу Байкала вечером 6 июля Вера Комонова сама едва не стала жертвой Екатерины Коверзневой. Гулявшую по тротуару семью сбили прямо на ее глазах. По словам женщины, она пережила настолько сильный стресс, что впоследствии ей пришлось пройти лечение.

— Эта семья прошла мимо меня — две женщины и мужчина с мальчиком, ребенок ел сухарики, — вспомнила Вера Комонова. — Я закинула спиннинг и услышала шум ехавшего по гравию автомобиля — со стороны моста на огромной скорости, как минимум 80 километров в час, летел «Лексус». На моих глазах он снес металлический забор, и я увидела, как женщины, проходившие мимо меня несколько секунд назад, раскинув руки, летят в воду.

Вера Комонова вспомнила, что ребенок ел сухарики и может ими подавиться, и побежала к нему. В это время к нему подошли две женщины и девушка. По словам свидетеля, от них пахло алкоголем.

— Невысокая женщина в очках, подбежавшая к мальчику, плакала и все время повторяла: «Только живи, дыши, пожалуйста, не умирай». Рядом с ней была еще одна женщина, вместе они хотели поднять ребенка, но я отогнала их.

В машине было трое

Отец и сын Колмогорцевы в тот вечер также рыбачили на берегу Байкала и видели аварию. По их словам, в «Лексусе», налетевшем на семью, находились три человека. Одним из пассажиров внедорожника был мужчина средних лет.

— Когда машина остановилась, высокий мужчина в желтой рубашке лет 40—45 выскочил из задней двери и вытянул женщину из-за руля, — рассказал пенсионер Анатолий Колмогорцев. — Она покачивалась, показалось, что она либо пьяна, либо в шоке. Я к ней не принюхивался. Я сразу побежал к сбитому мальчику, чтобы оказать помощь — очистил ему дыхательные пути и восстанавливал дыхание.

— В машине я отчетливо видел двух женщин, сидевших впереди, и мужчину, — подтвердил рассказ отца Денис Колмогорцев. — Помню, как несся этот внедорожник — прямо на нас и на такой бешеной скорости, что я подумал, он никогда не остановится. Мы с отцом бросили удочки и побежали. Остановился джип как раз в том месте, где мы стояли.

По словам свидетелей, третьего пассажира «Лексуса» после наезда никто не видел. Видимо, таинственный очевидец успел быстро и незаметно скрыться.

Выпила до или после?

Выступивший на заседании инспектор ГИБДД Иркутского района Алексей Вахрамеев опрашивал Екатерину Коверзневу сразу после аварии.

— Она была заплаканная, объясняла, что не справилась с управлением, — рассказал Алексей Вахрамеев. — На вопрос, выпивала ли она перед аварией, ответила утвердительно. Рассказала, что до этого сидела с подругой в кафе. Я сам чувствовал исходивший от нее запах алкоголя. Сев за руль, Коверзнева поехала на большой скорости, а когда ее занесло, протаранила металлическое ограждение и, испугавшись улететь в Байкал, начала рулить вправо. Она говорила мне, что ехала 60—70 километров в час. Схему ДТП подписывать отказалась, ссылаясь на плохое самочувствие.

Однако адвокат Михаил Ожогин заявил, что Коверзнева не отказывалась подписывать схему, ей просто не дали этого сделать.

Вопрос, когда же все-таки выпила виновница аварии — до того, как сесть за руль, или после, стоял на заседаниях особенно остро. Свидетели в один голос утверждали, что на их глазах ей никто ничего не наливал, а вела она себя, мягко говоря, неадекватно.

— К мальчику и разбитому «Лексусу» то и дело подбегала женщина невысокого роста в красной мастерке. Судя по ее виду, она была пьяна, — рассказал свидетель Станислав Бабынин. — Я слышал, как она успокаивала мальчика, а потом подбегала к машине и кому-то звонила. Ее речь была смазанной, походка шаткой. Рядом с ней все время была женщина, которая, скорее всего, тоже находилась в состоянии опьянения.

После такого заявления адвокат Михаил Ожогин вскочил с места и долго с пристрастием допытывал свидетеля, может ли он отличить пьяного от человека, находящегося в шоковом состоянии, и видел ли он ранее подобные аварии с жертвами. Станислав Бабынин ответил защитнику: «Я сужу по внешним признакам. К тому же мне говорили очевидцы, что до аварии эта женщина садилась за руль уже в неадекватном состоянии и понеслась с такой скоростью, с которой в Листвянке ездить нельзя».

Сотрудник полиции, осматривавший место ДТП, рассказал суду, что во время опроса Коверзневой ее подруга заявила, что это она налила ей спиртное после наезда на людей, чтобы успокоить, а бутылку и стакан сразу выбросила неподалеку.

— Я осмотрел всю прилегающую территорию, но ни бутылку, ни стакан так и не нашел, — сказал полицейский. — Думаю, что алкоголь Коверзнева выпила до ДТП. Это было понятно и по исходившему от нее запаху, и по нарушению координации движений, и по нечеткой речи.

Слушая свидетелей, виновница аварии Екатерина Коверзнева не проронила ни слова, лишь увлеченно делала какие-то пометки на листе бумаги, прятала лицо за волосами и устремляла взгляд вниз.

Дорога не виновата

На заседаниях оценили и качество дороги в Листвянке.

— В 2011 году на этом участке полностью меняли дорожное покрытие, тогда же проводили диагностику и устанавливали ограждения, — пояснил суду представитель дирекции по строительству и эксплуатации автомобильных дорог Иркутской области Петр Демидов. — Аварийно-опасным участок назвать нельзя, крутого уклона там нет. Металлическое ограждение способно выдержать удар, если в него врежется легковой автомобиль весом в одну тонну на скорости 80 километров в час. Грузовой транспорт до 12 тонн не сломает ограждение, если его максимальная скорость будет составлять 50 километров в час.

Заплатит 10 миллионов

17 декабря адвокат потерпевшей стороны Владимир Алексеев подал иск о взыскании с виновницы ДТП морального вреда в пользу пострадавших Евгения Баранова и Оксаны Бароновой — по 5 млн рублей каждому. Адвокат попросил приобщить иск к материалам уголовного дела, и судья удовлетворила ходатайство.

Привезут свидетелей

Когда верстался номер «Пятницы», который вы сейчас держите в руках, в суде состоялось еще одно заседание. Врач Байкальского поисково-спасательного отряда Сергей Яцкевич извинился перед пострадавшими, что не смог реанимировать Елену Баранову. После этого судья объявила о телефонограммах от иногородних очевидцев — жителей Омска и Новосибирска. Они попросили, чтобы их показания огласили без их присутствия. Гособвинитель и адвокаты потерпевших согласились с этим доводом. Адвокат подсудимой возразил: «Оглашение показаний без свидетелей нарушает право на защиту». Судья объявила, что в ближайшее время иногородние очевидцы будут вызваны в суд, и назначила следующее заседание на 13 января.

Метки:
baikalpress_id:  32 407
Загрузка...