Печальная реальность жизни

Российские спецслужбы получат полный доступ к данным пользователей Сети

На прошлой неделе стало известно, что Минкомсвязи подготовило приказ, который дает спецслужбам право получить полный доступ к данным пользователей Интернета, включая телефонные номера, IP-адреса, имена учетных записей, адреса электронной почты, аккаунты в социальных сетях, уникальные идентификационные номера пользователей ICQ и т. д. В документе говорится, что провайдеры будут обязаны записывать и хранить интернет-трафик не менее 12 часов. То есть все наше присутствие в Сети в любой момент может стать достоянием спецслужб. Ожидается, что проект будет действовать с 1 июля 2014 года.

Контроль за Интернетом? Мы и раньше не были такими наивными и догадывались, что все находимся под пристальным оком. А как же иначе, это нормальная практика любого государства, которое заботится о безопасности своих граждан. Допустим, если речь идет о преступлениях террористической направленности, угрозе национальной и государственной безопасности. К тому же в Интернете полно и другой мерзости: педофилы, маньяки, вымогатели, хакеры... Кто-то должен все это дело отслеживать, пресекать и предотвращать.

Нечто подобное существует в США. Благодаря откровениям Эдварда Сноудена весь мир узнал о том, что Агентство национальной безопасности проводит тотальную слежку за миллионами американцев. Польза несомненна.

А мы чем хуже? Да ничем, и у нас в России с 2008 года действует система оперативно-разыскных мероприятий (СОРМ). Операторы связи уже сейчас обязаны передавать в спецслужбы номера телефонов и местоположение абонентов.

Вопрос только в том, могут ли связисты и спецслужбисты дать гарантию, что записанная ими информация не будет использована против обычных граждан. Как? Представьте себе, интернет-провайдер должен подключить свою сеть к спецоборудованию, через это оборудование будет проходить весь интернет-трафик. Если есть оборудование, значит, кто-то его должен обслуживать. А это живые люди, их можно путем подкупа или запугивания заставить добыть нужную информацию о человеке или фирме. Через электронные средства связи сейчас передается огромный объем различных данных: документооборот, банковские платежи и переводы, протоколы, частная переписка — всего не перечесть. И все это в любой момент может стать достоянием третьих лиц, в том числе преступников.

А хакеры? Мы же постоянно слышим о взломах почтовых ящиков. Хакеры экстра-класса взламывают даже сети ФБР и ЦРУ. Известный интернет-деятель Антон Носик призывает серьезно задуматься над формулировкой «12 часов», в течение которых провайдеры будут обязаны записывать и хранить интернет-трафик. По его словам, если у спецслужб есть возможность забрать нашу информацию в любой момент, в любом объеме, то что значит «12 часов»? Кто потом проконтролирует, что они ее будут хранить час, два, три? Поэтому реально страшно. Тем более в России, где почти все коррумпировано.

И хотя официальные лица говорят, что бояться нечего, российская интернет-общественность обеспокоена, поскольку сбор и хранение информации будут осуществляться до решения суда, что противоречит сразу нескольким статьям российской Конституции, гарантирующим право российских граждан на неприкосновенность частной жизни.

Некоторые опрошенные «Пятницей» эксперты смотрят на проблему философски, по принципу «чему быть — того не миновать». По мнению Вячеслава Фролова, руководителя центра противодействия коррупции в органах власти, в Интернете частной жизни быть вообще не может, Интернет — это публичная сфера.

— Мониторинг Сети в целях безопасности проводят независимо от нашего желания. Этим занимаются спецслужбы, у них есть свои цели и задачи. А защитить свои права на частную жизнь в Сети нельзя. Лучше не вытаскивать ее на публику.

Член коллегии адвокатов и руководитель правозащитного центра «Гражданская инициатива» Дмитрий Носков считает, что никто и никогда не даст гарантий от утечек информации. Но самое интересное, что и сейчас правоохранительные органы и спецслужбы имеют доступ к электронным ящикам и прочей деятельности граждан и организаций в Интернете.

— У нас недавно по одному делу провайдер предоставил информацию по трафику клиента за целый месяц. Мы делаем запросы через суд, и нам предоставляют всю информацию. Это никакой не секрет. У нас уже существует тотальный контроль в Интернете, и непонятно, зачем еще они пробивают этот приказ. Наверное, чтобы легализовать свою деятельность.

Специалист в области интернет-технологий Дмитрий Таевский опасается, что записанным трафиком могут воспользоваться не только спецслужбы, но и преступники для своих целей. Утечки возможны. Есть также проблема техническая.

— Речь идет о сборе и хранении огромного объема трафика. Огромного! Как это практически будет выглядеть, я даже не представляю. Мне кажется, что в таком виде приказ вряд ли будет исполнен.

Ну и, конечно, самый волнующий вопрос: как такие методы согласуются с положениями Конституции, в которых идет речь о праве граждан на тайну переписки, телефонных переговоров и т. д.

— Безусловно, это нарушение Конституции, — уверен Владимир Козыдло, член Совета адвокатской палаты Иркутской области, — и ущемление прав граждан. Мы и сейчас не чувствуем себя уверенно в Сети, пароли взламываются, содержимое ящиков выкладывается в открытый доступ. Идет открытая торговля базами данных. А если обяжут собирать и хранить весь трафик, то я даже не знаю... Уверенности, что эта информация не станет доступна третьим лицам, нет никакой. Допустим, человек из больницы по электронной почте отправляет родным сообщение о состоянии своего здоровья, и кто-то эту информацию крадет и использует для шантажа и угроз. Недавно была программа про хакера, который добывал информацию в Сети о пациентах клиники, а потом продавал ее лжеэкстрасенсам. Гарантий, что утечки не будет, нет! Я считаю, что эта идея противоречит Конституции и закону о персональных данных.

«Пятница» также попыталась узнать мнение на этот счет у уполномоченного по правам человека Валерия Лукина, но он сказал, что воздержится от комментариев до тех пор, пока проект приказа не будет опубликован.

Кстати, в настоящее время проект приказа, который наделал много шума, убран с сайта Минкомсвязи. Пока ничего точно не определено. Точка не поставлена.

Мы все под колпаком

«Пятница» спросила известных иркутян: «Есть ли частная жизнь в Интернете и готовы ли вы к тому, что ваша переписка по почте, в социальных сетях или разговоры по скайпу станут достоянием спецслужб, если вы знаете, что это поможет предотвратить теракты, погромы, беспорядки?»

Геннадий Гущин, главный режиссер ТЮЗа, заслуженный артист РФ:

— Я не готов к этому совершенно. Не могу представить и допустить, чтобы кто-то просматривал мою переписку с женщинами. Иначе я не смогу быть с собеседниками откровенен, искренен в своих посланиях, эмоциях. У человека должна быть личная жизнь. А если им, спецслужбам, нужно отслеживать нас, пусть ищут другие пути. Иначе скоро у всех без разбора начнут брать отпечатки пальцев. Я честный гражданин, и меня должны защищать, а не проверять. Цели — безопасность граждан — благие. Но реализация их мне не нравится.

Дмитрий Забродин, сотрудник пресс-службы УМВД по Иркутску:

— Сотрудники полиции и до новшеств не делили жизнь на служебную и личную. Только младший состав — сержанты и рядовые — могут позволить себе работать сутки через трое и в выходные дни забывать о работе. Руководители и сотрудники подразделений по уголовному розыску или госнаркоконтролю просто не могут позволить себе такого. Устраиваясь на службу, мы даем согласие на использование своих персональных данных. Так что частная жизнь — переписка, телефонные переговоры — у сотрудника полиции неотделима от служебной.

Отец Вячеслав Пушкарев, протоиерей:

— Я уже думал об этом и пришел к выводу, что честному, умному, скромному человеку нечего бояться. А злодеи, убийцы, маньяки пусть трепещут. Государство имеет право отслеживать и контролировать действия таких людей. Единственное замечание: функция ФСБ должна быть поднадзорна Госдуме. Чтобы из наблюдательной позиции не перейти в репрессивную. Дабы не допустить использования сведений о частной жизни приличных людей в ущерб им. Это обоюдоострая вещь, как и кухонный нож, которым одни могут хлеб нарезать, другие — человека убить.

Виктор Самаруха, доктор экономических наук, профессор БГУЭП, член Общественной палаты Иркутской области:

— Мне скрывать нечего. Но все-таки, на мой взгляд, тотальный контроль над действиями пользователей Интернета вводить излишне. Если контролировать всех, то правоохранительные органы просто утонут в этом потоке общения. Оптимальный вариант — вводить контроль с санкции прокуратуры в случаях, когда есть подозрения в законопослушности конкретных пользователей. В принципе, это есть и сегодня, и никому это жить не мешает. Частной жизни в Интернете нет и быть не может. Человек выходит в Сеть с потребностью общения, тем самым уже делая себя публичной персоной. Ничего плохого в этом я не вижу — каждый общается как может. Но, на мой взгляд педагога, массовое увлечение Интернетом имеет один существенный минус в отношение молодежи. Студенты перестали читать книги. Заходят в Сеть, находят нужную информацию, переходят по ссылкам, хватают по верхам, но вглубь проблемы не погружаются, то есть не черпают хорошего запаса знаний.

Сергей Шмидт, историк, блогер-тысячник:

— Я ничуть не сомневаюсь, что наши спецслужбы и сейчас, до принятия закона, изучают содержание социальных сетей. Поэтому то, что будет делаться в рамках нового закона, — всего лишь продолжение того, что делалось без закона. Лично я отношусь к этому индифферентно. Все это происходит не только в России. И американские граждане находятся под пристальным вниманием спецслужб, что иногда выливается в громкие скандалы. Это просто печальная реальность мира, в котором мы живем. Кстати, я бывал в ситуациях, когда хакеры взламывали мои аккаунты и в «Живом журнале», и в электронной почте, так что прекрасно понимаю, что чувствует человек, в частную жизнь которого вторгаются посторонние. Выжил, не умер.

Дмитрий Салко, руководитель компании Diagrun Digital:

— Это совершенно правильный шаг, я его поддерживаю. В обычной жизни, не в Интернете, если спецслужбы кого-то заподозрят, то установят прослушку телефона, жучки и все, что необходимо для предотвращения теракта и беспорядков. Чем Интернет такой особенный? Ну да, затраты на оборудование и его обслуживание лягут на пользователей. Но затраты не такие огромные, как те затраты, которые и так сейчас несут провайдеры ежемесячно.

Владимир Демчиков, импресарио, публицист:

— Я бы, конечно, этого не хотел, но абсолютно к этому готов. Частная жизнь в Интернете есть ровно в той же мере, в какой она есть и в обычной жизни: в ваших руках делать или не делать ее достоянием других, и если делать, то в какой степени.

Татьяна Пензина, руководитель группы «Оранжерея» СИФИБР СО РАН, старший научный сотрудник:

— Я считаю, что сейчас, с развитием новых технологий, такое понятие, как частная жизнь, весьма условно. Если ты кому-то нужен — тебя обязательно найдут. По спутнику, по сотовой связи можно легко определить местоположение человека, где бы он ни был. Что касается доступа спецслужб к разговорам в скайпе, личной переписке по электронной почте или в социальных сетях, то я к этому готова. Думаю, вряд ли кого-то будут интересовать обычные бытовые разговоры. А то, что доступ к личной информации в отдельных случаях поможет предотвратить беспорядки или серьезные трагедии в стране, — это действительно важно.

Юлия Янькова, начальник отдела метеопрогнозов Иркутского гидрометцентра:

— Конечно, в Интернете есть частная жизнь — страницы в социальных сетях и личная почта создаются для частной переписки с родными и друзьями. Должно ли это стать достоянием спецслужб — сложный вопрос. По отношению к себе не хотелось бы, чтобы мои личные письма просматривали, читали или прослушивали телефон. Хотя я никаких компрометирующих разговоров не веду и, в общем-то, скрывать нечего, все же личное должно оставаться личным. С другой стороны, молодежь в тех же социальных сетях порой создает группы с призывами к беспорядкам или суициду, могут подстрекать друг друга в переписке. Такие моменты, конечно, нужно контролировать.

Алексей Тарбеев, старший инспектор по особым поручениям ГИБДД Иркутской области:

— Думаю, в Интернете частной жизни быть не может. Я сам не переношу свою частную жизнь в Интернет — на личные, бытовые темы в Сети не общаюсь. Доверять личную жизнь компьютеру, в принципе, не стоит — это очень ненадежно. Что касается доступа спецслужб к электронной почте, социальным сетям, разговорам по скайпу, не могу сказать насколько, но, возможно, такой контроль сможет помочь в пресечении серьезных преступлений — готовящихся беспорядков, терактов.

Виктор Григоров, юрист:

— Я категорически против подобного контроля. Базы записей разговоров, переписок, которые будут вестись, — где гарантия, что они не будут впоследствии использованы против вас, в чьи руки могут попасть? Вообще, я считаю, что Интернет — вещь ненадежная, да и по телефону обсуждать какую-либо конфиденциальную информацию не стоит. Сам я Интернетом пользуюсь только в профессиональных целях — смотрю правовые сайты, новостные ленты. В частной жизни я приверженец личного общения с глазу на глаз.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments