Мужское воспитание

Уже сто лет Иркутский гвардейский кадетский корпус готовит будущих военных

В октябре у иркутских кадетов большой юбилей — исполняется сто лет со дня основания в Иркутске кадетского корпуса. И хотя тот, первый, корпус был закрыт большевиками, нынешние кадеты считают себя его преемниками. Для них так же, как и для первых кадетов, главной заповедью являются слова «Жизнь — Родине, честь — никому». Накануне праздника в Иркутском гвардейском кадетском корпусе побывала обозреватель «Пятницы».

Иркутский кадетский корпус расположен на территории ракетной дивизии в микрорайоне Зеленом. Далековато от центра, зато воздух чистый. И вообще обстановка здоровее. Казармы находятся за КПП, на территории военной части, а школа, где учатся мальчишки, и столовая — на гражданской половине. Казарма занимает два этажа. Что мне понравилось: кабинеты директора, администрации, медперсонала находятся здесь же, рядом. Поэтому руководство постоянно в курсе того, что происходит в казарме.

В казарме чисто, все покрашено-побелено, буквально при мне рабочие устанавливали новые батареи. Проверила, теплые ли в казарме одеяла. Директор корпуса Илья Геннадьевич Аксаментов рассказал, что кадетам выдают шерстяные одеяла, но на случай сильных морозов есть и ватные. Так что никто не замерзнет.

Идем смотреть спортзал и столовую. В спортзале кадеты учились делать сальто и занимались на тренажерах. Сальто делать я не рискнула, но попыталась выполнить упражнение на тренажере. Увы, моих сил не хватило даже сдвинуть поручни, а ребята 13—14 лет делали это с легкостью. И вообще, все они крепкие, мускулистые, стройные, никаких сутулых плеч и избыточного веса.

Столовая порадовала еще больше: кругом цветы, нарядные постеры на стенах. Заглянула в меню: на завтрак — гречка, на обед — салат из огурцов, борщ, курица и компот. Нормально, самая военная еда. После обеда кадеты отправились строем в школу — учиться танцевать вальс. Причем не просто так, а в паре с девочками. Кадеты все должны уметь: и Родину защитить, и даме руку галантно подать.

Мне очень понравилось, как ребята выглядели в форме. Издалека можно было подумать, что это бойцы какого-то элитного подразделения. Все настоящее: форма, берцы — никакой бутафории. По словам Ильи Аксаментова, парадную форму кадетам шьют на заказ по индивидуальным меркам. Хоть это и недешево, зато как красиво! Белые ремни на парадной форме, портупеи, кокарды.

— Илья Геннадьевич, расскажите, как к вам попадают ребята.

— Согласно уставным документам, мы принимаем детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, из многодетных и малообеспеченных семей. У нас учится мальчик, отец которого погиб при выполнении служебного долга — закрыл собой гранату. Погиб сам, но спас своих друзей-однополчан.

На сегодняшний день в кадетском корпусе обучаются сто ребят, начиная с седьмого класса. Однако не надо думать, что берут всех подряд. Конкурс довольно большой. Во-первых, ребенок должен быть здоровым, способным выдерживать повышенные физические и психологические нагрузки. Ну и самое главное, иметь мотивацию — желание учиться и стать военным. Если нет мотивации, нет смысла идти в кадеты.

— Наша главная задача — воспитать творческую, самодостаточную личность в духе патриотизма и любви к Отечеству. Чтобы ребята были готовы посвятить свою дальнейшую жизнь службе в Вооруженных силах или правоохранительных органах России, — говорит директор кадетского корпуса.

На Доске почета — гордость корпуса: выпускники, которые поступили в военные институты и академии. Теперь они офицеры. Как бы сложилась их судьба, не поступи они сюда, сказать трудно. Ведь для многих сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, кадетский корпус, возможно, единственный шанс в жизни получить качественное образование и сделать карьеру.

Как рассказал директор, с 1999 года корпус выпустил свыше 250 человек. Из них более половины поступили в высшие военные учебные заведения. Это очень хороший результат.

— Илья Геннадьевич, жизнь — это не сериал «Кадетство». В реальности все намного сложнее. К вам ведь попадают разные дети, в том числе и из детских домов и интернатов, из неблагополучных семей. Естественно, они приходят сюда со своими представлениями, опытом, не всегда успешным. Бывали случаи, чтобы они пытались навязать свои порядки всем остальным?

— Всякое бывало. И самовольные уходы, и побеги, и поборы, и прессинг. Это только в кино бывает, что человек в мгновение ока прозревает и меняется в положительную сторону. В жизни приходится не один год работать, чтобы что-то изменить в сознании ребенка. И мы все над этим работаем: преподаватели, администрация, психологи. Иногда удается, иногда нет.

В корпус поступают и вполне домашние дети. Конечно, им бывает трудно адаптироваться к непривычной обстановке. Спрашиваю у директора:

— Какой период для новобранцев самый трудный?

— Самое трудное — это первый курс, особенно первые полтора месяца. У нас до принятия клятвы действует карантин: кадет должен все это время жить в казарме, домой ездить нельзя. И на этом этапе некоторые ребята не выдерживают. Действительно, ребенку трудно привыкнуть к дисциплине, мужскому воспитанию, нагрузкам. Начинают проситься домой. Родители или опекуны воспринимают жалобы всерьез, начинают бить тревогу. А то и вовсе забирают их из корпуса.

По словам Ильи Геннадьевича, это вопрос подростковой психологии, и здесь главное — выдержка и терпение. Каждый ребенок проходит необходимый процесс социализации в чисто мужском коллективе, и, конечно, это трудно. Нужно разобраться: когда человек абсолютно не готов к жизни в казарме, а когда ему нужно просто помочь, подсказать, поддержать в трудную минуту.

— Родители могут забрать ребенка в любой момент. Но дальше что? В корпусе ему надо совсем немного потерпеть, привыкнуть, и все наладится. Обычно ребята находят себе здесь друзей, и уже дальше им легче преодолевать трудности. Именно так и вырабатывается характер, — убежден Илья Аксаментов.

Но какая же мать или бабушка останется равнодушной, если любимый сын или внук начинает жаловаться и просится домой? Так можно сломать ребенку жизнь. Он уйдет, а потом всю свою жизнь будет жалеть. Возможно, это был его единственный шанс, который дается не каждому. Тем более когда карантин заканчивается, кадеты спокойно могут ездить домой на выходные. Тогда уже не так драматически воспринимается отрыв от дома. Но надо выдержать эти полтора месяца. Потом наступает перелом: страхи отступают, дисциплина входит в привычку. Дети уже не мыслят себя в иной обстановке. Для многих кадетский корпус становится родным домом.

— Пройдя кадетскую школу, ребята выходят во взрослую жизнь более самостоятельными и ответственными, — объясняет Илья Геннадьевич, — они приучены к дисциплине и порядку, понимают иерархию отношений. Им легче ориентироваться во взрослой жизни, легче пробить себе дорогу.

Кстати, с иркутскими кадетами работают психологи, их в штате двое. Имеется отличный кабинет психологической разгрузки. Психологи работают индивидуально и в группах. Цель — развить в ребятах чувство общности, товарищества, взаимопомощи. Чтобы понятие «кадетское братство» не было пустым звуком.

Плакали, но выдержали

Многие мальчики, находясь под впечатлением сериала «Кадетство», мечтают попасть в кадетский корпус. Романтика, отвага, честность — все это здорово. Однако, попадая из привычной среды в обстановку строжайшей дисциплины, ребенок может растеряться. Ему хочется учиться, но он еще не готов психологически. И здесь взрослые должны проявить мудрость, как бы ни хотелось защитить родного человека от невзгод и неприятностей. Именно такой вывод сделала Марина Петровна Макаренко, бабушка одного из кадетов.

— У меня умерла дочь, и вот уже четыре года я воспитываю двух внуков. Никита сам попросился в кадетский корпус, очень хотел. Поступил. Радости было море, потом море слез. Ребенок домашний и адаптировался очень тяжело. Это казарма, все как в армии. Переживал, что его оторвали от дома, от бабушки. И мы первые четыре месяца были на грани: уйти или остаться. Но спасибо директору, педагогам, воспитателям, которые постоянно проводили встречи и собрания. Говорили с нами, объясняли, что надо потерпеть. Спасибо Ираиде Генриховне Вержбицкой, классному руководителю, которая стала им второй мамой. Она нам говорила: «Подождите, не забирайте, он ведь сам пришел». Психолог с нами постоянно работал.

Марина Петровна вспоминает, что в то время ночей не спала, переживая за внука. Но потом все успокоилось, Никита привык, подружился с ребятами, научился стоять за себя. А летом на каникулах уже сильно скучал, говорил, что ему не хватает общения с воспитателями и друзьями. И те 14 человек, что поступили вместе с Никитой, все выдержали и перешли на второй курс.

— Для меня важно, чтобы он стал хорошим, добрым человеком. Это главное. Здесь их постоянно возят в музеи, театры. А летом казаки выделили деньги и отправили его и еще четырех ребят на Черное море. Он первый раз в жизни побывал на море!

Марина Петровна рассказала, что внук понимает, что это его шанс, собирается учиться дальше. За этот год он очень повзрослел, стал самостоятельным, ответственным.

— Я часто беседую с ним. И вижу, что он и его однокурсники, пройдя все испытания, получили огромный жизненный опыт. Они все с характером, устоявшиеся. Им уже ничего не страшно.

Заслуживает романа

История Иркутского кадетского корпуса заслуживает целого романа. Кадетский корпус был основан ровно 100 лет назад, в 1913 году. Находился он на улице Шелашниковской (ныне Октябрьской Революции). В годы Гражданской войны кадеты принимали участие в боевых столкновениях с большевиками. Корпус неоднократно пытались переименовать и расформировать. В 1918 году кадетам пришлось эвакуироваться во Владивосток. А в 1922 году, когда войска Красной армии подступали к Приморью, было принято решение идти морем в Шанхай. Увы, миноносец, на котором они шли, попал в тайфун недалеко от острова Цусима и затонул. Погибли все. Памятника им в Иркутске нет до сих пор. История современного Иркутского гвардейского кадетского корпуса берет начало 10 октября 1999 года. Приказ о создании учреждения подписал губернатор Иркутской области Борис Говорин.

Метки:
baikalpress_id:  18 657
Загрузка...