Как проголосовали?

В прошлое воскресенье в России прошел единый день голосования. В некоторых городах выбирали мэров, у нас, в Иркутской области, — депутатов Законодательного собрания. Результаты выборов не потрясли основы, но заставляют всерьез задуматься о многих вещах.

АВТОРИТЕТ

Доверяют личностям, а не партиям

Об итогах выборов мы решили поговорить с доктором психологических наук, профессором, деканом факультета психологии ВСГАО Александром Дмитриевичем Карнышевым. Александр Карнышев является специалистом именно по политической психологии.

— Все эксперты обращают внимание на крайне низкую явку. По региону она составила всего 25,24%. Одни политологи говорят, что людей все в жизни устраивает, поэтому они сидят дома, другие считают, что неучастие в голосовании фактически означает бойкот. Цифры ужасают: Иркутск до 20 процентов едва дотягивает по явке...

— Да, Иркутск, Ангарск, Братск... Конечно, это настораживает и заставляет задуматься. Тем более что в прошлые выборы явка составляла 38%. Я вижу тут ряд причин. Первая — это неудачно выбранное время. Хотя, с другой стороны, погода была ужасная, и люди просто сидели дома. Они не поехали на дачу, но и не пошли голосовать. Просто не пошли. Значит, здесь есть и нечто другое...

— Не только картошка помешала?

— Да. И второй момент: региональные выборы всегда показывают явку ниже, чем федеральные. Люди стали понимать, что от них ничего не зависит. Умом люди понимают, что надо голосовать, а на эмоциональном уровне идет отторжение. Люди спрашивают себя: а зачем, что это принесет в мою жизнь, что изменит? В итоге эмоциональное отношение перевешивает рациональное.

— А может быть, они понимают, что от Законодательного собрания мало что зависит, не видят результатов его работы?

— Верно. Очень часто областные парламенты дублируют многие вещи, которые спускаются сверху. Они не выходят за пределы определенного поля, не поднимают острые вопросы. Но это не вина их, а беда! Это наше политическое устройство. Смотрите, в США в каждом штате минимум семь тысяч своих законов. Законодатели штата вольны сами их принимать, лишь бы закон штата не вступил в противоречие с Конституцией. Почему во многих штатах до сих пор существует смертная казнь? Потому что Конституция ее не запрещает.

По словам Александра Карнышева, на снижение явки сработал еще один момент — многопартийность. По мнению нашего эксперта, 17 партий — это многовато.

— Я помню начало 90-х годов, когда в избирательных списках было по 65 партий. Это ужасно. Многопартийность ничего не дает. Кто там? Клоны разных партий, спойлеры. И они тоже сыграли на понижение явки. И ни одна партия не может похвастаться ростом показателей, за исключением «Гражданской платформы».

— Вот давайте поподробнее о феномене «Гражданской платформы»....

— «Гражданская платформа» — это, во-первых, Михаил Прохоров. Все уже понимают, что он пришел в политику не играть. У него серьезные амбиции, известность, ресурсы. Сейчас он говорит, что надо было ему идти и на московские выборы. Конечно, это ревность к успеху Навального. Прохоров — фигура яркая. Он наберется политического опыта и вырастет в солидную величину. Во-вторых, в Иркутске сработало то, что в «Гражданскую платформу» пришли известные люди — Матиенко и Битаров. Они не только сами пришли, но и привели за собой своих сторонников. Заметьте, по области они собрали 8,53%, а по Иркутску — 17%. То есть поддержку партии оказали в первую очередь горожане. Я проводил небольшое социологическое исследование перед выборами, и в самом Иркутске у «Платформы» показатели были выше именно по тем округам, где избирались Матиенко и Битаров. Вот вам эффект личности. Посмотрите, во многих регионах страны показатели партий пошли вниз, и это означает очень важную вещь: люди перестают доверять партиям и больше доверяют, во-первых, неформальным движениям, а во-вторых, конкретным личностям. И эта тенденция будет продолжаться и усиливаться. Идти будут за людьми, за личностями, за лидерами, за своими личными интересами, на которых строятся неформальные отношения.

— Очень интересно. А что, на ваш взгляд, сыграло против «Справедливой России»? Может быть, то, что она сбавила накал своей риторики, изгнала из своих рядов видных деятелей?

— Надо понимать, что стоит за психологией масс. Возьмем потрясшую всю Иркутскую область историю разгрома ИВВАИУ. Какие-то были аргументы, объяснения. А сейчас мы узнаем, что решение принимали какие-то девочки, ничего не понимающие в этой проблематике, которые заведовали высшими военными учреждениями. О какой справедливости может идти речь? Произошла девальвация этого понятия. Название партии должно в полной мере отражать суть ее идеологии. А у «Справедливой России» далеко не в полной мере хватает этой самой справедливости. Возможно, справедливороссы надеялись на свои пять процентов, поэтому не проводили активную избирательную кампанию. По крайней мере, я этого не видел. Вот Владимир Жириновский хотя и не приезжал в Иркутск, но постоянно выступал с лозунгом «Дайте слово народному гневу», и это оказывало эмоциональное воздействие на избирателя на подсознательном уровне.

Затем мы поговорили с профессором Карнышевым о молодых либеральных политиках, сплотившихся вокруг партии «Демократический выбор». Они постоянно присутствовали в Интернете, выступали с разными лозунгами, в том числе «Мигранты сами не уедут». Однако лично я не припомню, чтобы в наш 2-й округ кто-то из них приходил пообщаться с народом, рассказать о партии, программе. Итог очень печальный — 0,63%.

— Появилась категория людей, которые полностью доверяют Интернету. Они думают, что все решается в социальных сетях. Да, Интернет — это серьезный ресурс, и феномен Навального это подтверждает. Ведь на первых порах он заявил о себе как активный блогер, выступающий с различными разоблачениями. И появились люди, которые сутками не вылезают из Сети, и все их знания о жизни почерпнуты оттуда.

— Не из реальной жизни. Например, к бабушке, которая живет по соседству, он не пойдет узнавать, что ее волнует.

— Именно. Скажу откровенно, как социальный психолог, я не верю интернет-опросам и интернет-рейтингам. Простой пример — голосование за символ России. 38 миллионов голосов было отдано за мечеть Сердце Чечни. Хотя в Чечне проживает миллион двести жителей. Ну ясно же, это накрутка голосов: люди голосуют много раз. И точно так же в политике. Они общаются в Сети, обсуждают, а реально надо смотреть на соотношение категорий населения. Ведь люди после сорока лет реже сидят в Интернете. И если ты берешь из Интернета всю информацию, то, естественно, не знаешь реальных потребностей и интересов людей, которые там не присутствуют.

— Лозунг «Мигранты сами не уедут» отпугнул многих из тех, кто, возможно, симпатизирует молодым либералам. Ведь ясно, что проблема не в мигрантах, а в тех, кто их сюда привозит за взятки. Они хотели сыграть на этих чувствах, но народ их не поддержал, и это тоже свидетельствует, что у нас в Иркутске мигрантофобии нет.

— Безусловно, а посмотрите, в Москве Навальный как раз использовал эти чувства. И этот лозунг проводил, и он на него сработал. В Москве полно не только мигрантов, но и выходцев из Северного Кавказа. Там это волнует многих. Но у нас пока не настолько. Так вот этих ребят, которые не знают жизни, но знают Интернет, можно уважать, но им нужно выйти из Интернета на улицу. В одном из своих исследований я задал вопрос респондентам: как часто вы проводите время в Интернете? И оказалось, что больше всего времени проводят в Сети безработные! Так что это не репрезентативная аудитория.

— Как раз вчера я прочитала репортаж о том, что существуют целые агентства, которые нанимают людей писать комментарии в социальных сетях за или против кого-то.... А как вы отнеслись к победе Евгения Ройзмана на выборах мэра в Екатеринбурге?

— Екатеринбург — специфический город. И там много социальных проблем, и проблема наркотиков — одна из самых больных. И Ройзман завоевал голоса избирателей своей искренностью, своим высоким моральным авторитетом.

— Снова мы имеем дело с яркой личностью?

— Он проявил себя как неформальный лидер. И даже запущенная против него административная машина не смогла разрушить его авторитет.

— Более того, у Ройзмана не было какой-то особой программы, но это не помешало ему победить. Люди верят не программе, а конкретному человеку.

— Несомненно, роль личности огромна. Помню, как впервые в 90-х годах встретил Жириновского в Санкт-Петербурге. Он стоял на улице в окружении каких-то военных. Только он попросил водички, как тут же все забегали, засуетились. Вот что значит личность! Мы, психологи, очень хорошо знаем, что личность ничто не заменит.

— Смотрите, несмотря на то что в России все лифты вроде бы перекрыты для появления личностей, они все равно появляются. Вот Ройзман, вот Навальный.

— Современная эпоха перестала усреднять людей. В США есть понятие self made man — «человек, сделавший себя сам». И отцы-основатели Америки как раз и были такими людьми. Они сами сделали себя. Что такое личность? Как сказано в одном стихотворении: она «бывает разного роста: от кочки и до Казбека, в зависимости от человека». Некоторые люди находят какие-то формы для создания своего образа. А некоторые привыкли жить по стандарту, усредненно, и часто сбиваются в стаи. К сожалению, есть «люди стаи».

— То, что Навальный набрал почти 30%, заставит власти обратить внимание, что в обществе назрел запрос на перемены?

— Научатся ли они когда-нибудь реагировать на то, что происходит в обществе? У меня на этот счет большие сомнения. Но эффект Навального произошел, и он заставит как-то реагировать. Хотя 51% Собянина и 27% Навального — это большущая разница...

— Давайте обобщим, что показали эти выборы? Мы скатываемся в стагнацию, или все-таки есть при- знаки позитивных изменений?

— Все идет так, как и должно идти. Уже который раз мы наступаем на грабли многопартийности и отсутствия четких понятных ориентиров. И, конечно, важно, что личности и неформальные движения, основанные на личных интересах людей, начинают перевешивать даже целые партии.

А ЧТО ДУМАЕТ НАРОД?

В целом довольны

Сегодня мы спросили у иркутян: «Вы довольны итогами выборов? Ваши ожидания оправдались?»

Зинаида Николаевна: — Увы, надежды не оправдались, человек, за которого я голосовала, проиграл. Он мне очень был симпатичен, врач, хороший, достойный человек. Очень хорошее отношение. Жаль.

Валерий Аркадьевич: — Да, доволен: те кандидаты, за которых я голосовал, прошли в ЗС.

Нина Алексеевна: — Мои кандидаты не прошли, но в целом я довольна. Мои дети участвовали в проведении выборов, дочь работала в участковой комиссии, а внучка была наблюдателем.

Владимир: — Мне нечем быть довольным, и я ничего не ждал. Поэтому я вообще не голосовал.

Татьяна: — Знаете, у меня просто не было времени, а если честно, то и не хотела.

Выборы в цифрах

Явка на этих выборах составила 25,24%. В Иркутске — 20,04%, в Ангарске — 17,24%, в Братске — 19,06%, в Шелехове — 25,34%.

Лидерами явки традиционно оказались районы Усть-Ордынского Бурятского округа: в Баяндаевском районе — 74%, в Нукутском — 58,24%, в Боханском — 55%, Осинском районе — около 55%.

Партия «Единая Россия» заняла первое место, получив 42,34% голосов избирателей.

Самый высокий результат у ЕР в Баяндаевском районе (71%), Ольхонском (67,4%) и Осинском (66%).

КПРФ получила 18,9% голосов. Причем коммунистам удалось получить первое место в Усольском округе (№ 14), где их кандидаты набрали 43,5%. ЛДПР набрала 11,27%, что значительно ниже результата 2008 года (15%).

«Гражданская платформа» дебютировала удачно, набрав 8,53%.

В Иркутске партия Прохорова собрала 17,3%. «Справедливая Россия» на этот раз вообще не попадает в областной парламент, набрав 4,07%.

По предварительным данным облизбиркома, «Единая Россия» получает в Законодательном собрании региона 31 место, КПРФ — 6 мест, ЛДПР и «Гражданская платформа» — по 4 места.

Загрузка...