Что если попробовать работать стоя?

На этой неделе в блогосфере обсуждали крайний предел жизни в России и запрет шуток в Интернете. Также блогеры узнали, что думает о своей работе врач скорой помощи и можно ли работать стоя.

Откровения врача скорой помощи

Автор журнала samssebenanogu.livejournal.com рассказала о своих рабочих буднях: «Для чего нужна наша служба? Для оказания скорой и неотложной помощи, то есть когда есть прямая угроза для жизни человека. Так должно быть в идеале. На деле же скорую принято считать своим семейным доктором и заодно бесплатным такси. Вот ее и вызывают: чтобы не тратиться на транспорт, чтобы не сидеть в очередях, чтобы прокатиться с ветерком. Вызывают нас часто, но вот нужны мы единицам. Кому-то в этот момент действительно нужна наша помощь, только мы в это время обслуживаем пьянь, от которой наша доблестная милиция отказалась приказом бывшего начальника ГУВД. На меня как-то написали жалобу, когда я отказалась делать «литическую» (очень болезненный укол для снижения температуры) ребенку с температурой 37,3. Я просто после полного осмотра ребенка сказала, что делать ничего не буду. Поднимется выше — вызывайте. Развернулась и ушла. Ребенок не неврологический. Плакал и целовал меня, чтобы я не колола. Обвинили в хамстве, алкогольном опьянении и в отказе от помощи. Мы потом очень долго смеялись над этой жалобой. И я больше чем уверена, что окружающим мамочка преподнесла это все в совершенно другом свете. Я один раз не выдержала и сказала орущим родственникам: «Вот вы на меня сейчас орете ни за что. А не боитесь, что я после этого начну лечить вашего родственника?» Сказано мной это было тихим голосом и с милой улыбкой на лице. Такая тишина и спокойствие воцарились, что мне уезжать не хотелось. По поводу госпитализации лежачих больных. Фельдшера скорой получают так называемые санитарно-носилочные. В эту сумму входит переноска больных и уборка санмашины в конце смены. Врачи за это вообще ничего не получают. Что же происходит на самом деле. Сумма этих санитарно-носилочных в месяц составляет примерно 80—100 рублей. Теперь по поводу нарушений ПДД водителями скорой. У начальства наших водителей свое, особое, видение вопроса. Им по большому счету глубоко плевать на больного. Главное, чтобы с машиной все было в порядке! Поэтому мы ездим со скоростью не более 40 км/час, под «кирпичи» не заезжаем, на красный не выезжаем. Короче, полное соблюдение правил дорожного движения. Потому что у водителей тоже есть жены, дети, которые хотят кушать, а за каждое нарушение водителя наказывают рублем. Кстати, те, кто еще работает на скорой, «мылит» лыжи куда-нибудь, где больше платят. Нам, скоропомощникам, одной рукой добавили, а другой рукой тут же отобрали. Причем добавка (я имею в виду дотацию президента) гораздо меньше, чем поликлиническим врачам. Они ведь первичное звено. А мы тогда какое... Ну не заботится о нас государство. Не думает о том, как прокормить семью на зарплату 15 тысяч. Не может человек прожить на такую зарплату! А в мединституте учатся за деньги. Не говорю, что поголовно, но большинство. И потом их нужно «отбить». Мне постоянно соседка кричит: «Вам пока не заплатишь, вы и шагу не сделаете!». При этом она сама за копейку удавится. Как правило, такие вещи говорят люди, которые никогда и никому ничего не платят. А нам и платить не надо, наша служба — бесплатная. Соглашусь с криками возмущенных, которые рассказывают жуткие страшилки про попрошаек, работающих среди нас. В семье не без урода. И мне, как работнику скорой помощи, больно и стыдно это признавать. Но все же хороших людей больше, честных, преданных и влюбленных в свою профессию. Потому что, не любя нашу профессию, невозможно в ней оставаться».

Предел

Автор блога semiurg.livejournal.com пытается осмыслить крайнюю точку бытия, о которой так много говорят в последнее время в Интернете: «Все-таки меня нечеловечески умиляет, когда человек, сыто цыкающий зубом в мягком кресле у компа, пишет нечто вроде: «Хуже быть уже не может! Нам нечего терять! Наша жизнь достигла нижнего предела!». Не в тифозном бараке, помирая от голода, на стене гвоздем царапает, обратите внимание, в интернетике уютном. Или вот: «У нас украли свободу слова! Народу заткнули рты!» — пишет автор блога, полного лозунгов «Хутин-пуй!», «Долой говеную власть!» и призывами к насильственному свержению существующего строя. Не с лесоповала морзянку половым органом по сосне выстукивает, кстати, тоже в креслице перед мониторчиком трудовое пузо растит. Или вот еще: «Лучше война, чем нынешнее рабство!». Думаете, написавший это сидит в сыром зиндане и 20 часов в сутки махает мотыгой, питаясь подзатыльниками? Конечно же, война лучше! Легко же сравнить: вот вы сидите в квартире с теплым сортиром и холодильником, и брюзжите в Интернет, как все плохо; а вот вы лежите в развалинах, глядя на трупы своих детей, и помираете от голода, вшей и лучевой болезни. Каждому дураку понятно, что второе состояние предпочтительнее и надо всеми силами приближать его наступление! Знаете что? Вы, как это будет по-русски, «много кушать», да? А вот: зажрались». Блогеры разделили мнение автора:

«Это потому, что никто книжки про мировые и гражданские войны взрослым обычно не перечитывает. Все остается на уровне десяти-двенадцати лет».

«Профессионалы компьютерных шутеров очень слабо себе представляют последствия войны, зато они в курсе, что на этом можно всяких ништяков нагрести. При этом все мои друзья и знакомые, которым довелось воевать, даже не приближаются к политической движухе, потому что слишком хорошо знают, к чему она может привести».

«Это точно какая-то мелюзга, которая вчера только паспорт получила. Я вот помню развал Союза и ту жопу. Так что согласен на сегодняшний нижний предел. При этом, несмотря на весь этот нижний предел, коррупцию и прочее беззаконие, у нас (и у вас) созданы все условия, чтобы можно было более-менее нормально жить, зарабатывать и ни в чем себе не отказывать».

В Интернете нет места шуткам

10 сентября депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга, член партии «Единая Россия» Виталий Милонов планирует внести на рассмотрение собрания законопроект, который предусматривает наказание за ложную информацию в форме шуток в сети Интернет, в том числе в социальных сетях. Автор журнала habrahabr.ru/users/shara привел несколько цитат инициативного депутата: «Популярные сообщества в соцсетях и блоги обладают огромной властью, но никак не контролируются и не несут никакой ответственности». По словам депутата, фейки в соцсетях могут изменить ход предвыборной кампании или обрушить стоимость акций какой-либо компании. При этом посещаемость некоторых пабликов, например сообщества MDK во «ВКонтакте» с тремя миллионами подписчиков, больше, чем у многих сайтов федеральных СМИ. «Следует четко описать понятие «фейк», который может привести к серьезным экономическим и политическим последствиям. Владельцы сообществ, распространяя фейки, обычно называют их шутками». «Администратору моей страницы во «ВКонтакте» несколько раз предлагали на платной основе опубликовать фразы, которые как будто сказал я сам». В июне Милонов сам стал жертвой такого фейка, выставившего его инициатором запрета зарубежной музыки в социальной сети «ВКонтакте». В настоящее время эксперты комитета по законодательству Законодательного собрания Санкт-Петербурга по поручению депутата работают над юридической формулировкой понятия «фейк». «На сайтах знакомств следует регистрироваться только по паспортным данным. И давать доступ к аккаунту после их проверки». Депутат считает, что ужесточить контроль следует и на сайтах знакомств. По его словам, на них, как правило, есть предупреждение о допуске к регистрации только совершеннолетних пользователей. Но на деле возраст никто не проверяет. Ранее с инициативой о введении паспортного контроля при регистрации в соцсетях уже выступал депутат от ЛДПР Михаил Дегтярев, кандидат на пост мэра Москвы. Этот персонаж сегодня тоже отличился, внеся «невероятно важную и нужную инициативу» о запрете донорства крови для гомосексуалистов». Блогеры предлагают запретить депутата Милонова:

«Милонов давно известен своей «адекватностью». Достаточно вспомнить его запреты абортов, запрет намеков на секс и казачьи дружины».

«Он просто зашел в свой уютный «вконтактик» веселые картинки посмотреть, а там все шуточки про него и его «адекватные» законы — вот и расстроился мужичок».

«Ну вот, теперь рядом с каждой шуткой придется постить картинки с надписями sarcasm или irony?»

«Надо внести в РОИ предложение лишить Милонова, а заодно и Мизулину депутатского статуса. Уверен, что под шутки-прибаутки запросто 100 000 проголосуют!»

«Детей из Интернета убрать, говорите? А может быть, горе-родители пойдут и займутся воспитанием своих детей сами, а не будут подсовывать детям телевизор и компьютер, лишь бы они не мешались и не путались под ногами?».

Два года на ногах

Автор журнала arshadchowdhury.com рассказал о своем опыте работы стоя: «Два года назад я начал работать за высоким столом, за которым можно только стоять. Сколько бы ни продолжался рабочий день, я проводил его стоя перед своим компьютером. Иногда я стоял по 10 часов в день, с перерывами на сон, еду и занятия йогой. Сразу оговорюсь, что не проходил никаких медицинских исследований до и после своего двухлетнего эксперимента и мои выводы основываются исключительно на таких субъективных факторах, как самочувствие. И те изменения, которые я в себе ощутил, наверняка относятся не только к отказу от сидячей работы, поскольку каждый день понемногу занимаюсь в тренажерном зале. Тем не менее, поскольку стояние было самой продолжительной нагрузкой за все это время, то я считаю, что львиная доля того эффекта, который я получил, связана именно с этим. Нескольких негативных последствий, которых я опасался, не возникло: никаких болей в коленях, стопах, спине и тазобедренных суставах не появилось. Я не чувствую большей усталости в конце дня или недели. Работоспособность и концентрация внимания не пострадали. А произошло следующее: моя осанка выправилась, шея больше не втягивается в плечи, ноги стали более накачанными, боли в спине прошли. Я больше двигаюсь во время работы. Побочные эффекты: негативный — теперь после двух часов сидения я начинаю испытывать легкий дискомфорт; позитивный — меня перестала раздражать необходимость стоять в очередях, поскольку я не устаю стоять. Изменения, которые произошли за эти два года: поначалу я стоял на толстом коврике и носил туфли с двойной стелькой. Теперь обхожусь и без того, и без другого. Я приподнял компьютер еще примерно на 13 см, чтобы не приходилось наклонять голову. Сейчас клавиатура находится на уровне моей груди, а взгляд направлен прямо и чуть вниз. Во время перерывов я сначала присаживался. Теперь вместо этого я прыгаю — несколько прыжков позволяют восстановить силы лучше, чем сидячий отдых. В целом эксперимент оказался на удивление успешным».

Метки:
baikalpress_id:  43 682