Против пиратов

1 августа вступил в силу закон о защите интеллектуальных прав в Интернете

Итак, товарищи и господа, это случилось. 1 августа вступил в действие так называемый антипиратский закон. Официальное название: «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях». Антипиратский закон подразумевает возможность блокировки сайтов, содержащих нелицензионный контент, по требованию правообладателя. Пока закон касается только видеопродукции: фильмов, телепрограмм, но не исключено, что вскоре туда добавятся книги, рисунки и т. д.

АВТОРИТЕТ

Сплошное лукавство

Особенно интересно по поводу нового закона было услышать мнение человека, который вращается в киномузыкальных кругах. Таким человеком оказался Владимир Демчиков, иркутский импресарио, организатор гастролей многих российских и зарубежных музыкальных коллективов и исполнителей.

— Что скажете по поводу закона?

— Это яркий пример избирательного подхода к законотворчеству. Наша Государственная дума активно взяла на вооружение такую практику: они находят на Западе законы, которые подходят под текущую ситуацию, и быстро принимают их российские аналоги. Но на Западе подобный закон существует не сам по себе, а в некоем комплексе законов, которые не только ограничивают граждан, но и защищают их права.

— Но создатели закона говорят, что он защищает правообладателей. И действительно нехорошо получается: человек трудился, не спал ночами, заработал инфаркт, а кто-то выложил его творение в Интернет бесплатно. Разве его не обкрадывают?

— Это очень лукавая позиция. Что значит обкрадывают? Я ни у кого ничего не ворую, я подключен к провайдеру. Что мешает провайдеру заключить договор с правообладателями и протарифицировать своих клиентов, которые скачивают книги, фильмы, игры и т. д.? Мы уже платим за трафик. Пусть сделают, чтобы мы могли платить за скачивание.

По словам Владимира Демчикова, в интернет-сленге есть замечательное слово «копираст», обозначающее людей, которые являются сторонниками принятия этого закона. Эти люди говорят, что несут большие затраты на создание альбома или фильма, но из-за пиратов не могут его продать, поскольку как только он выйдет на диске, его сразу выложат в Сеть и все остальные его скачают бесплатно. Им невдомек, что их продукт не покупают вовсе не потому, что он есть в бесплатном доступе, а потому что он не интересен. И подтверждения этому есть: например фильм «О чем говорят мужчины» заработал 12 млн долларов в кинотеатрах (довольно приличная цифра), притом что его можно было скачать на торрентах.

— Очень показательно то, что закон был принят в обход всех предложений российских профессионалов IT-индустрии, — продолжает Владимир Демчиков. — Профессионалы и эксперты рассказывают, что предлагали разные варианты, как сделать контент легальным. Но их мнение не учли.

— Почему?

— Это политический момент. Закон позволяет держать Интернет под абсолютным контролем: сегодня можно заблокировать любой сайт формально за то, что он выложил незаконный контент, даже если этот контент выложен на форуме в порядке дискуссии. И только на этом основании можно закрыть любой сайт.

Также Владимир Демчиков отметил роль Российского авторского общества во всей этой истории. По идее именно эта организация должна отстаивать интересы правообладателей.

— Я работал с разными музыкантами, — рассказал эксперт,— и почти все утверждают, что РАО выплачивает им какие-то гроши. Песни исполняются, а правообладателям почти ничего не выплачивается. РАО просто паразитирует на правообладателях и делает вид, что защищает чьи-то права.

— Как вы оцениваете перспективы этого закона?

— Как туманные. Вспомните, как американские правообладатели пытались в мировом масштабе запретить использование видеомагнитофонов и компакт-дисков, потому что это угрожало их интересам. Пытались остановить прогресс в видео- и звукозаписывающей индустрии. Но это же невозможно. В Конституции США право на свободное распространение информации защищено. В прекрасном фильме «Народ против Ларри Флинта» это отлично показано: если запретить одно, завтра потребуют запретить второе, а послезавтра третье. Поэтому в США никогда не шли по пути запретов.

— Сама идея чего-то запрещать в Сети в конечном счете обречена на провал, есть масса обходных путей...

— Конечно. Но есть и другая позиция, например у Бориса Гребенщикова. Он зарабатывает концертами, а альбомы выкладывает в свободный доступ. И никогда у него не болит голова, что кто-то его обворует. К тому же на сайте можно заплатить, если альбом понравился. Человек живет в ладу с окружающим миром, и это очень симпатично. Я считаю, что все люди доброй воли должны сплотиться в этом вопросе вокруг Бориса Гребенщикова.

Все мы немного пираты

С одной стороны, вроде бы все правильно: нехорошо скачивать бесплатно результат чьих-то трудов. Вспоминается, как пару лет назад писатель Евгений Гришковец продвигал фильм «Сатисфакция» со своим участием. Он постоянно везде и при любой возможности призывал поклонников смотреть фильм в кинотеатре и ни в коем случае не скачивать из Сети, потому что тем самым они его «обворовывают». «Мы заплатили немалые деньги (правда, немалые), — писал он в своем блоге, — чтобы несколько специалистов круглосуточно мониторили Интернет и не давали возможности свободного скачивания украденного у нас фильма. Но их работа была похожа на затыкание пальцами дыр в решете».

Честно говоря, читать все это было смешно и грустно. Лично я ничего из Интернета не скачиваю, тем более фильмы с участием Гришковца. Они мне совсем неинтересны. А не скачиваю я исключительно из-за отсутствия времени. По поводу «воровства» хочется спросить всех тех деятелей, которые обвиняют других: а сами-то вы такие уж безупречные в плане соблюдения законов? Особенно по части налогового законодательства.

Интернет-эксперты говорят, что глупо называть людей, посмотревших электронную копию фильма, ворами и обвинять их в том, что они обворовали чьих-то детей. По словам писателя Алекса Экслера, из тех, кто посмотрел (посмотрит) пиратскую электронную копию, лишь малый процент приобрели бы DVD, если бы этой пиратской копии не существовало. То же касается подсчетов различных фирм, какой ущерб им нанесло пиратство — на самом деле на порядок меньший, чем они пытаются представить.

По поводу принятия закона очень толково и развернуто выступил известный интернет-деятель Антон Носик. По его словам, в постсоветской России больше 5 миллионов долларов собрали всего несколько фильмов: «Аватар», «Шрэк», «Мадагаскар», «Трансформеры», «Ледниковый период», «Кот в сапогах», «Железный человек», «Сумерки» и «Гарри Поттер».

— Действительно, — пишет Носик, — среди них затесался один как бы российский фильм — «Ирония судьбы. Продолжение», но по необъяснимой иронии судьбы его прокатчиком, то есть получателем всех легальных российских сборов, является компания «Двадцатый век Фокс СНГ», туземный филиал калифорнийского холдинга Руперта Мэрдока. По странной случайности, он же работодатель депутата Сергея Железняка до перехода в Госдуму. Когда Железняка спрашивают, откуда у него миллионы долларов на отправку дочерей в Швейцарию, он предъявляет справку от Мэрдока. С учетом этого обстоятельства роль Железняка в редактировании антипиратского закона к третьему чтению трудно переоценить.

По словам Носика, закон в нынешнем виде не может защитить ничьих прав. «Потому что прописанная в нем процедура обеспечительной блокировки через Мосгорсуд ничем принципиально не отличается от принципов ограничения доступа к ресурсам из Федерального списка экстремистских материалов Минюста. Он пополняется с 2002 года, и там к сегодняшнему дню перечислены 1989 наименований, подлежащих блокировке на территории РФ по решениям различных судов. Все интернет-объекты, подлежащие блокировке на основании их включения в Федеральный список, по сей день доступны любому желающему».

Есть еще очень важный момент, на который указал Артемий Троицкий, музыкальный критик и общественный активист. По его мнению, все, что создано человеческим талантом, человеческим гением, творческими людьми и так далее, должно принадлежать всем. И не должно быть никаких ограничений. Это во-первых. Во-вторых, у нас в стране и так слишком много законов, которые не исполняются. Например, распитие пива и курение в общественных местах. Вот уж года два как нельзя появляться с пивом на улице, но... Я каждый день хожу мимо фонтана на площади Декабристов и каждый раз вижу целые компании с бутылками, которые спокойно себе попивают и никого не таятся. Или с курением. Как курили на нашей детской площадке, так и курят. И ничего!

Больше всего меня удивляет, что на фоне многочисленных проблем, которые есть в стране, депутаты принимают в спешном порядке именно этот закон. Хотя в Думе годами лежат действительно важные законопроекты, которые требуют немедленного рассмотрения. Почему такая спешка с принятием именно антипиратского закона? Ответ напрашивается один: политика. Закон нужен в качестве дубины, как еще один механизм для ужесточения контроля над неугодными. Допустим, есть некий сайт, на котором высказываются мнения, отличные от «генеральной линии партии», все помнят скандалы вокруг заграничной недвижимости депутатов, выявленные блогерами. Известно, как многим чиновникам не нравятся проекты Алексея Навального и прочих оппозиционеров. Так вот теперь стоит только пожаловаться на какой-то ресурс — его могут приостановить без суда. В политических целях, естественно.

Против закона

Реакция на закон российского сектора Интернета была предсказуемой. В Москве прошел митинг «За свободный Интернет». В первый день действия закона состоялась всероссийская интернет-забастовка. Многие ресурсы прекратили свою работу в знак протеста. Наконец, начат сбор подписей под петицией против «антипиратского» закона, и инициаторы надеются собрать их 100 тысяч. Напомню, президент РФ Владимир Путин сам предложил ввести правило обязательного рассмотрения в парламенте тех общественных инициатив, которые соберут 100 тысяч и более подписей в Интернете. На сегодняшний день петицию (ее текст вы можете прочитать внизу на странице) уже подписали более 150 тысяч человек. По мнению подписавшихся, введение закона нанесет ощутимый урон развитию Интернета.

Процесс пошел

Пока же в Сети радикальных изменений не произошло. На своем месте популярный ресурс «Лостфильм», на котором люди смотрят свои любимые западные сериалы, по-прежнему можно смотреть онлайн фильмы и сериалы в сети Vkontakte, на торрентах тоже вроде бы ничего не изменилось. Между тем уже в среду, 7 августа, суд удовлетворил первый иск в рамках «антипиратского» закона. С иском в Мосгорсуд обратилось ЗАО «Сейчас» с требованием ограничить доступ к телесериалам «Интерны», «СашаТаня», «Универ. Новая общага», размещенным на сайте «Рутор.орг», и сериалу «Компьютерщики» на «Турбофильм.тв». Суд постановил, что фильмы используются без согласия правообладателей, и обязал Роскомнадзор прекратить создание технических условий, обеспечивающих размещение фильмов на указанных сайтах.

Тем временем в Сети с бешеной скоростью идет обмен ссылками на сайты и блоги с советами по обходу блокировок. Там есть подробные видеоинструкции, благодаря которым любой пользователь может найти все, что надо.

Закон нужен

«Пятница» пыталась связаться с представителями Российского авторского общества в Иркутске, но увы — Марина Махоцкая находится в отпуске. Короткий комментарий удалось получить у директора Дальневосточного филиала РАО Олега Захарова. По его словам, закон нужный.

— В данной сфере законодатель приступил к наведению порядка. Должна сложиться правоприменительная практика, вот тогда-то появится возможность прокомментировать действие закона.

Легальных путей нет

Эксперт «Пятницы» Владимир Демчиков, иркутский импресарио, организатор гастролей многих российских и зарубежных музыкальных коллективов и исполнителей, также обратил внимание на то, что в провинции Интернет является единственным способом посмотреть какой-то фильм.

— Вот Владимир Мирзоев снял фильм «Борис Годунов», от которого отказались дистрибьюторы. И если фильм не выложен где-то в Сети, то зрители из Иркутска, Магадана, Норильска, Читы его вовсе не увидят. Легальных путей дистрибуции нет.

Неправильно считать людей ворами

Сегодня мы спросили у иркутян: «Скачиваете ли вы видео из Сети?»

Михаил: — Скачиваю. Иногда. В основном то, чего не показывают по российским каналам. Принятие закона считаю бес- смысленным, потому что нет механизмов контроля. Предвижу, что здесь и коррупционные мотивы просматриваются.

Лиана: — Нет, не скачиваю, раньше смотрела кино онлайн, а сейчас некогда. Закон?! Ничего не слышала о нем.

Слава: — Нет, не увлекаюсь скачиванием, но к закону отношусь отрицательно. Почему людей считают ворами за скачанный фильм, если их никто не предупреждал, что надо платить какие-то деньги?

Саша: — Я смотрю сериалы в онлайн-кинотеатре. А закон, по моему мнению, бесполезный и глупый.

Аня: — Нет, не скачиваю. Разве только музыку на флешку, чтобы на работе послушать. А что, скоро запретят? Закон, говорите? Нет, не слышала.

О чем петиция

Это текст петиции, подписи под которой собирают противники антипиратского закона:

«Мы, подписавшие настоящую петицию граждане, просим отменить принятие законопроекта № 292521-6 «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях». Этот закон налагает очень суровые ограничения на Интернет, требуя технически невыполнимых задач. По существу этот закон напоминает еще более жесткую версию американского SOPA, принятие в США которого провалилось под давлением интернет-индустрии и общества. Протесты были очень большими. Против выступали такие компании, как Google, YouTube, Wikipedia, Mozilla, Facebook, Twitter, Yahoo!, Livejournal, WordPress, и многие другие. Очевидно, что закон стремится защитить прежде всего зарубежных правообладателей, не ориентируясь на мнение пользователей и интернет-отрасли. Под раздачу попадут все субъекты отрасли: хостинг-провайдеры, операторы связи, поисковики, социальные и файлообменные сети, блог-платформы, владельцы интернет-ресурсов, пользователи тех или иных сервисов и сайтов в Интернете и т. д. Российской интернет-экономике будет нанесен большой вред».

Метки:
Загрузка...