Не кистью единой

Иркутский художник рассказал, как снимали необычный клип про столицу Прибайкалья

Жил-был художник один... В смысле, он и сейчас живет, просто хотелось начать рассказ о нем с чего-нибудь романтического и красивого, потому что человек он очень интересный и картины у него вдохновляющие. Художника зовут Андрей Журавлев, ему 23 года, этим летом он окончил Иркутское художественное училище. Андрей уже успел поучаствовать в необычном проекте, посвященном нашему городу, и попробовать себя в разных сферах искусства. О том, что из этого получилось, и что значит для современного живописца фраза «искусство ради искусства», молодой художник рассказал репортеру «Пятницы».

— Давно пишете? Или, правильнее сказать, рисуете?

— Сколько себя помню, все время и рисую, и пишу. Разница в том, что пишут
красками, а рисуют карандашами, — поясняет Андрей. — Вообще-то я хотел поступать
в театральное, но меня как-то занесло в художественное училище. В семье все люди
творческих профессий, в основном занимаются керамикой, есть еще кукольник, ну и
я — живописец.

Андрей рисует и пейзажи, и портреты, не привязывается к одному жанру, пробует
перенести на бумагу что-то, что его трогает, вызывает сильные эмоции. Старается
попробовать свои силы в новых направлениях. Весь прошлый год он с местным
режиссером Андреем Дахневичем снимал клип про Иркутск «Черным по белому». Ролик
выложили на ю-тубе, после чего многие оценили неординарный подход к съемкам и
красоту столицы Прибайкалья.

В течение нескольких минут молодые люди показали прелести ночного города:
виды известных в Иркутске зданий на фоне закатного или иссиня-черного неба вдруг
сменялись бумажным листом, на котором Андрей рисовал те же здания с натуры.
Получилось захватывающе, с экрана интересно было следить за процессом рисования,
как за штрихом штрих появляется знакомая тебе церковь или деревянный домик с
резными наличниками, что стоит в центре Иркутска. «Какой, оказывается, у нас
замечательный город!» — вот что оставалось в голове, после того как сюжет был
просмотрен.

— Мы начинали рисовать и снимать где-то в 11 вечера, на каждый вид уходило по
3—4 часа. Выбирали для работы незыблемые архитектурные памятники Иркутска, то, с
чем ассоциируется наш город: костел, иняз, храмы и церкви. Не всегда было легко:
Андрей выбирал место с точки зрения оператора, а я — художника. Иногда он
приводил меня к какому-нибудь дому и предлагал нарисовать его. Но там не было
ничего интересного. Дом — это же не просто квадратик и сверху треугольник, это
здание с историей, в нем люди живут, любят, страдают, рождаются и умирают. Если
у дома история не видна, нет духовной составляющей, которую можно рассказать в
рисунке, то и рисовать его незачем, — объясняет Андрей.

Чтобы создать клип, режиссер ставил камеру в режим фотосъемки с длинной
выдержкой, затем при монтаже склеивал тысячи снимков-кадров, и получался эффект
движения, будто видео прокручивают в ускоренном темпе. Молодые люди отсняли
материала на два фильма, ко второму Андрей-художник сейчас доделывает титры.
Шутит, что его титры — это лучшая часть клипа.

— Один раз мы вместо съемок просидели в отделении полиции всю ночь! Рисовали
здание Русско-Азиатского банка, и тут к нам подходит компания парней, таких, с
района. Они стали задираться, и закончилось все тем, что кто-то из них угнал
велик Андрея. Мой друг сразу бросился в полицию, оперативники быстро
отреагировали, нашли и велосипед, и воров, но до утра мы провели время вместе с
ними, давая показания, — вспоминает художник. — Кстати, велики — это еще одна
вещь, которая объединяет нас с Андреем, я тоже люблю покататься на велосипеде,
проехаться по Кругобайкалке. Еще летом с друзьями сплавляюсь по порогам.

Кроме живописи и спорта Андрей много времени посвящает гончарному делу.
Собственно, это и есть его хлеб, то, чем он зарабатывает на жизнь. Вместе с
супругой мастер работает в гончарной мастерской в «Тальцах», делает сувенирную
продукцию, лепит из глины горшки и свистульки.

— Для меня гончарное дело — это ремесло: по сути, я делаю те же самые вещи,
которые делали тысячу лет назад и которые придумал не я. Мой в них только образ.
Другое дело — живопись, искусство ради искусства, не способ заработать деньги,
но выразить себя, — признается напоследок Андрей. — Конечно, есть вещи, которые
нельзя выразить только через живопись, поэтому важно и интересно заниматься еще
какими-то видами творчества. Например, я пробовал делать картины из бересты,
увлекался одно время ювелиркой, создаю время от времени керамические фигурки и
занимаюсь портретной скульптурой. Но всегда я возвращаюсь к тому, с чего
начинал, — к рисунку. Это моя жизнь.

Загрузка...