Не учите нас толерантности

Сибиряки на генетическом уровне приучены жить в мире со всеми народами

Недавно в России произошел очередной межэтнический конфликт — на этот раз в городе Чапаеве, где жители митингуют вторую неделю, требуя выселить из города всех чеченцев. И хотя власти пытаются успокоить, мол, банальная бытовуха и никакой национальной подоплеки в действиях чапаевцев искать не стоит, но простые граждане успокаиваться не хотят. Кажется, в России назревает что-то очень серьезное. Но мы живем в Сибири — у нас здесь своя специфика, и проблемы межнациональных отношений проявляются в других формах, но не менее остро. Об этом обозреватель «Пятницы» поговорила с одним из ведущих российских экспертов по межнациональным отношениям, иркутским доктором психологических наук Александром Дмитриевичем Карнышевым.

— Александр Дмитриевич, бунты, конфликты, стычки происходят по большей части
где-то далеко в европейской части страны, и некоторым нашим землякам кажется,
что нас это не касается. А с другой стороны постоянно на обывательском уровне
слышишь о засилье мигрантов из азиатских стран, об исламском факторе, ну и,
естественно, о китайской угрозе. Есть ли у Сибири свои особенности в
национальном вопросе?

— У каждого региона России есть свои особенности, а в Сибири тем более. Кроме
русских здесь живут буряты, эвенки, тофалары, сойоты, якуты. То есть имеется
специфическая внутренняя этническая ситуация. А рядом Китай, Монголия, Корея, то
есть азиатские народы. Вопрос: могут быть одинаковыми проблемы межнациональных
отношений у нас и на Северном Кавказе? Конечно, нет, и в этом вся проблема.
Соответственно, невозможно разработать и распространить на всю страну опыт
решения межэтнических проблем. Они должны разрабатываться для каждого
конкретного региона с учетом внутренней и внешней ситуации.

— Сибирь по этническому составу населения очень сильно отличается от
европейской России. Ситуация в чем-то сродни США. Есть коренные жители, и есть
переселенцы...

— Была сродни до XVII века! Были аборигены и приезжие. Но заметьте, в Америке
пришельцы из Европы сразу стали выдавливать и притеснять индейцев. Третий
президент Джефферсон в своей биографии признавал, что пионеры погубили огромное
количество этнических групп. В те же годы России, в 1703 году, буряты,
возмущенные тем, что русские отнимают у них земли, направили делегацию к Петру
I. И царь дал указание убрать русские поселения с родовых территорий и не
трогать. В итоге русские остались только в лесостепной полосе вблизи рек. И
такой порядок просуществовал до начала XX века. До тех пор, пока не начались
столыпинские реформы и в Сибирь не поехали из глубинной России. Об этом говорят
многие названия сибирских деревень: Смоленщина, Московщина, Рязанщина... Это
наследие столыпинских реформ.

Более того, российская императрица Екатерина Великая в письме Джефферсону
писала: сколько народов мы приняли в свою семью, столько ведем с собой. Вот этим
и отличается позиция России от США. Взаимодействие русских с аборигенами было
совершенно иным. Вот пример: 1741 год, Елизавета Петровна приглашает в Россию из
Тибета и Монголии 150 лам, чтобы они создали в наших краях буддистские храмы и
монастыри. Она уже тогда понимала, что если мы хотим взаимодействовать и
сотрудничать с Востоком, значит, должны обязательно иметь духовную основу. Это
взгляд в будущее.

— Что же такого произошло, что после крушения СССР ситуация повсюду
обострилась?

— Надо понимать, что не только царская политика была разумной, но и
советская. Зря мы ее охаиваем, и зачем пинать советское время? В СССР было много
позитивных моментов. Например, крупнейшие всесоюзные стройки стремились
развернуть в провинции, в регионах Сибири и на Дальнем Востоке. Практически вся
промышленность была создана в советское время. Причем, что очень важно, освоение
Сибири шло под знаком дружбы народов. Это были интернациональные стройки. То
есть интернационализм доказывался не словами, а делом. Возьмите Братск, Ангарск,
Шелехов, БАМ... Кстати, на БАМе за определенными станциями закреплялись союзные
республики, которые помогали строить дорогу. И давали свой национальный облик
станциям и вокзалам. Это интернационал. Я сам постоянно ездил в стройотрядах, и
они тоже были интернациональными. На Шикотане в отряде было 27 национальностей,
и все мы дружно работали. Русские умеют жить с разными народами, это наша
родовая черта.

Здесь следует вспомнить, что в США много лет исповедовали концепцию
плавильного котла. Но сейчас там уже говорят не о котле, а о салате, в котором
каждый из ингредиентов сохраняет свой вкус. В этом и есть суть
мультикультурализма, который, кстати, в Сибири складывался естественным путем.
Вот Муравьев-Амурский предсказывал, что обрусение сибирских народов приведет к
тому, что этих народов не будет. Прошло полтора с лишним века, но коренные
народы никуда не исчезли. Они живут, сохранив свой язык, культуру, обычаи. И что
очень важно: свою уникальную культуру сохранили также русские переселенцы —
старообрядцы. Поэтому я считаю, что не американцам нас учить
мультикультурализму. Именно у нас есть «неисчерпаемая роскошь различий». По
словам ученого, большая ошибка нынешнего руководства страны заключается в том,
что на межнациональные проблемы они смотрят только с точки зрения проблемы
миграции.

— Как-то я прочитал книгу американского социолога, где было сказано, что 40%
американцев признают свою смешанность. Мы провели исследования по Иркутску и
Бурятии, у нас этот процент еще больше — практически половина жителей признают,
что являются потомками разных национальностей. Практически у любого человека
есть в роду русские, буряты, украинцы. И что интересно, переселенцы из
европейской России менее толерантны к аборигенам, особенно азиатским коренным
народам, чем мы, которые росли вместе. Мы, я повторяю, генетически смешанные с
ними, и от этого никуда не уйдешь.

— Но не с мигрантами, приехавшими к нам из республик Средней Азии и
Кавказа...

— Здесь тема одна: неуважение к нашим законам, традициям, культуре. Вот это
проявляется у новоиспеченных мигрантов, причем не только в России, но и повсюду,
это мировая проблема.

— Но тем не менее в нашем регионе не было громких резонансных конфликтов,
как, допустим, в Кондопоге, Сагре или Чапаеве.

— Задолго до Кондопоги была серьезная драка между местными и приезжими в
поселке Харагун под Читой. Но губернатор Гиниатуллин сразу все понял и
постарался проблему решить, и никто об этом не кричал. А в Кондопоге вспыхнуло,
потому что местные власти пытались доказать, что это никакой не этнический
конфликт. Вот тогда люди воспротивились и взбунтовались. Ведь это противоречило
реальности! Но я согласен, в целом в Сибири этническая ситуация совершенно иная
и в исторической ретроспективе, и сейчас. Но если мы не будем работать
целенаправленно, то и к нам придет беда.

— Как вы относитесь к понятию толерантности?

— Двояко. В 30-х годах психолог Курт Левин высказал интересную мысль:
«Демократический принцип толерантности имеет одно существенное ограничение: надо
уметь быть нетерпимыми к нетерпимым». Вот что такое толерантность! После событий
на Манежной площади я увидел в «Российской газете» фото: молодые люди держат
лозунг «Толерантность — это беззащитность». Оказалось, это были студенты
психологического факультета МГУ, молодые люди, которым постоянно говорили о
толерантности. Объелись! О толерантности можно говорить с людьми, которые
понимают наши законы, наши традиции, обычаи. Я должен понимать их, но и они
должны понимать нас. У автора песни «Славное море, священный Байкал» есть и
такие строки: «знакомый с нравами бурята, я чтил его привычки свято». Вот это
умение чтить привычки других людей, понимать их своеобразие — основа мира и
согласия. В мире не бывает такого, чтобы все одинаково мыслили, поэтому сегодня,
наевшись глобализма, люди все-таки чтят свою национальность, свои традиции.

— Как думаете, почему из нашего обихода ушло слово «интернациональный»? Ведь
неплохое слово и очень своевременное.

— Потому что приклеили к нему советский ярлык, не разобравшись, что это
значит. Интернационализм может быть двояким. С одной стороны, это
глобалистические процессы, которые не остановить. С другой стороны,
интернационализм — это умение учитывать особенности этнических групп и с ними
взаимодействовать.

— Сейчас Запад начинает от толерантности отходить, столкнувшись с погромами и
терактами. А у нас ведь тоже назревает нечто. Многие говорят: не пора ли и нам
прекратить бездумно пускать людей в страну?

— Несомненно, если приезжают люди, которые не уважают нас. Увы, мы сами даем
к этому повод, ругая свое прошлое, показывая отсутствие всякой идеологии.
Человек приезжает и видит, что мы сами себя не уважаем, и ведет себя
соответствующим образом, даже вызывающе: эта стрельба на свадьбах, лезгинка на
улице.

— И что с этим делать?

— Делать нужно конкретные вещи. Пора вводить учебные курсы по межкультурной
компетентности школах и вузах. Только продуманные. Нельзя к этой теме подпускать
непрофессионалов, жуликов и проходимцев. Если готовить учебник, нужно тщательно
отбирать материал. И очень важно, что учебник должен учитывать специфику
региона, то, о чем я говорил выше. Если нам дать учебник с примерами из жизни
Ставрополья, то все будет пролетать мимо сознания. Невозможно написать единый
учебник для Забайкалья и Поволжья. Примеры должны быть понятными.

— А как вы относитесь к новым правилам для мигрантов: теперь желающие
получить работу должны будут сдать экзамен на знание русского языка?

— Всецело поддерживаю. В Советском Союзе русский язык был языком
межнационального общения, и все друг друга понимали. Поэтому, если человек едет
в Россию работать, он должен выполнять условия принимающей стороны.

— Особая тема для тревожных настроений — это Китай. Об активном проникновении
китайцев в Сибирь уже кто только не писал.

— Ну, это естественные процессы, от которых не уйдешь. Но люди во власти
должны понимать тенденции.

— Так не понимают. А ведь это стратегическая задача.

— Пример: мало кто знает, что к началу XX века на Дальнем Востоке было
засилье китайских общин. Они имели свои самостоятельные органы управления,
подносили российским чиновниками подарки. Но советская власть положила этому
конец. И в советское время этих проблем на Дальнем Востоке не было.

Причины конфликтов

Александр Дмитриевич привел интереснейшие данные социологического опроса о
причинах межнациональных конфликтов в нашем регионе. На первом месте среди
причин конфликтов между этническими группами стоит ответ: «недружелюбные и
подчас враждебные высказывания в адрес людей других национальностей»; на втором
месте: «хулиганские действия на межнациональной почве»; на третьем месте:
«соперничество за рабочие места и высокую зарплату»; на четвертом: «сохранение
предрассудков, мешающих установлению дружеских отношений», на пятом: «неуважение
к обычаям и языку других народов», и в особом ряду: «соперничество за более
выгодные условия торговли».

Загрузка...