Бунт академиков

На днях премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что система управления академиями наук в РФ не отвечает современным требованиям и нуждается в обновлении. В Госдуму был внесен новый законопроект. Реформа предполагает создание «Российской академии наук» на основе РАН и академий сельскохозяйственных и медицинских наук. Большая часть ученых восприняла это крайне отрицательно.

Авторитет

«Рейдерский захват науки»

О новом законопроекте мы поговорили с постоянным экспертом «Пятницы» Кириллом
Леви, доктором геолого-минералогических наук, заместителем директора Института
земной коры СО РАН по науке, профессором ИГУ и ИрГТУ.

— Кирилл Георгиевич, каковы причины недовольства РАН со стороны правительства
и обоснованны ли они?

— Говорят, наука состарилась, что 40% в ней старики. Так и есть, 20-летняя
перестройка вырубила весь ярус специалистов от 40 до 60 лет: кто-то уехал за
рубеж, кто-то ушел в коммерцию. Поэтому академики считают, что надо дать
старикам работать, чтобы подтянуть молодежь. Еще одна претензия: госвложения в
науку не дают должного результата. Политики передергивают цифры, и люди
несведущие верят, обсуждают и осуждают ученое сообщество, думают, что денег нам
много выделяется, а результат выдается минимальный. Нельзя жонглировать цифрами
в чью-либо угоду. 60% достижений российской науки приходится на долю академии, и
это несмотря на то, что ее финансирование с 2000-х годов уменьшилось в несколько
раз.

— Какие реформы в Академии наук нужны?

— Реконструкция Академии давно нужна, но она должна касаться в основном
финансов. Из-за их недостатка у нас многие сидят на полуставках, один из
способов расширить штат — перейти на другую форму оплаты, чтобы на ставке был
один человек, а не два. После этого необходимо поднять зарплаты. Когда я пришел
в институт в 1975 году, старший научный сотрудник получал 360 рублей, это были
хорошие деньги. Сейчас зарплаты несопоставимы с прежними (научный сотрудник в
Иркутске в среднем получает 8—11 тысяч. — Прим. авт.). Информационные технологии
надо поднимать, в каждом институте должны быть программисты. Нужно увеличить
финансирование библиотечных центров в Академии, многие научные журналы до нас в
принципе не доходят. На порталах в Интернете они время от времени появляются, но
ненадолго, кто-то успевает прочитать, кто-то нет. Это важно: мы ведь боремся с
плагиатом, но при такой системе библиотечного обслуживания легко выдать чужую,
заграничную идею за свою.

— Почему ученые не хотят принятия законопроекта?

— Как только имущество РАН попадет в агентство, которое предлагают создать,
оно будет распродано, штаты — сокращены, появятся свободные площади, новые
управленцы столкают несколько институтов в одно помещение, а остальные здания
продадут. Что касается управления хозяйством, это все болтовня, в академической
науке хозяйством занимается директор по общим вопросам, он отвечает за состояние
зданий, коммуникаций — всего, за исключением сетей Интернета. И именно благодаря
работе хозяйственников мы заключаем выгодные договоры и выручаем средства на
покупку дорогого оборудования для экспериментов.

— Ходят разные слухи... Кто на самом деле, по-вашему, стоит за реформой?

— Основная причина, из-за чего придумали реорганизацию, имущественного
характера. Это рейдерский захват на государственном уровне. Чиновники из
правительства лет 10 пытались отобрать московские и питерские площади,
закрепленные за Академией наук, предлагали перенести центральный офис президиума
РАН из Нескучного сада — это исторический квартал в столице и очень живописное
место, чтобы построить там коттеджи. Не могли взять уговорами, решили захватить.
Провинция их не волнует вообще, мы просто попали под одну гребенку. Я читал
прогнозы отечественных политологов, они говорят, что в высших сферах
правительства намечены большие кадровые перестановки. Возможно, реформа — это
провокация, один из поводов продемонстрировать силу власти, чтобы отстранить
инициаторов.

— На что способно пойти иркутское научное сообщество, чтобы предотвратить
принятие законопроекта?

— В наших институтах работает около 3000 человек, если выступит только
Иркутск, мы ничего не добьемся. Поэтому мы должны объединиться — по всей стране
более 400 институтов. Собрания с обсуждениями реформы в Иркутске будут
продолжаться. Петиции — это хорошо, но этих мер не достаточно. Конечно, на
баррикады мы не пойдем, но какая-то защита нам нужна.

А что думает народ?

Реформа в науке нужна!

Сегодня мы спросили у иркутян: «А вы что-нибудь слышали о реформе Академии
наук?»

Михаил: — Я постоянно об этом слышу. Надо делать реформу: у нас молодым не
дают прорваться, а чтобы страна вышла на новый уровень, нужна свежая кровь в
науке.

Мария Михайловна: — Слышала, что в один блок объединят академии медицинских и
сельскохознаук. Я считаю это правильным, наука у нас в упадке, нужно уже что-то
с ней делать.

Анна: — Не слышала. Я работаю в розничной торговле, к науке прямого отношения
не имею, так что новости о реформе прошли мимо меня.

Надежда Александровна: — И слышала, и читала. Я против реорганизации. Думаю,
что эта реформа разрушит нашу науку, чиновникам просто нужно имущество центров и
лабораторий.

Алла: — Работаю в научной сфере и считаю, что реформы нужны. Надо омолодить
коллективы. Плохо, что наши исследования будут оценивать зарубежные эксперты.

В среду иркутские ученые выступили против закона о реорганизации
Российской академии наук

Хмурое небо и хмурые лица: на площадке перед зданием президиума Иркутского
научного центра в Академгородке собралось около 300 человек — все они сотрудники
научных институтов города. Местную интеллигенцию в разгар рабочего дня в
середине недели собрал совет научной молодежи, чтобы обсудить новый законопроект
о реорганизации Российской академии наук, который сейчас рассматривается в
Госдуме. Хотя мнения ученых правительство страны решило не спрашивать,
интеллектуальная элита нашла способ выразить свое отношение к реформе:
многочисленные акции протеста прошли по всей стране, не миновав и Иркутск.

Собравшимся в Академгородке было предложено выступить у микрофона с речью,
высказать все за и против законопроекта. Ученые соглашались, что реформа
Академии наук нужна, но только не та, что сегодня предложена правительством.

— К этой реформе можно относиться только как к большому недоразумению,
политики подготовили закон тихо и внезапно, но еще есть надежда, что все
разрешится хорошо. Настолько эта идея неразумная, что ее просто невозможно
принять. Однако можно заметить, что есть какая-то системная ошибка: уже была
реорганизация вузов, когда позакрывали учебные заведения, в памяти свежа и
реорганизация в армии... Такое впечатление, что у нашего правительства есть
диагноз: реорганизационный зуд, — сдобрил шуткой свое выступление Валерий
Зоркальцев, доктор технических наук Института систем энергетики СО РАН.

В своих выступлениях ученые проводили четкую параллель между действующими в
настоящее время реформами в военной сфере, области образования и намеченной
реорганизацией РАН. По мнению большинства выступающих, «складывается ощущение,
что уже несколько лет в стране идет негласная борьба между реформаторами и
народом, но выгодное положение только у одной стороны. Что же остается другой?»

После маститых ученых к микрофону на импровизированной трибуне потянулись
молодые сотрудники иркутских научных институтов. — В законопроекте конкретно
никаких улучшений для научной молодежи не предусмотрено. Мы призываем молодых и
активных высказывать свою позицию законным способом: писать отзывы на
интернет-страницах, участвовать в пикетах, которые в ближайшее время будут
организованы, предлагать реальные выходы из сложившейся ситуации, — предложил
Вадим Нурминский, и. о. председателя совета научной молодежи ИНЦ СО РАН.

Выходы были тут же найдены, и довольно бескомпромиссные: выступающие все чаще
высказывали одну и ту же идею — убрать с поста министра Ливанова и премьера
Медведева, а также распустить правительство. Эти призывы находили отклик в
научной толпе, им аплодировали громче обычного.

— Образование и наука — это фундамент любого самостоятельного государства, и
те, кто этот фундамент разрушает, являются деятелями антигосударственными. 1
июля несколько депутатов Госдумы заявили, что готовы инициировать процедуру
недоверия правительству из-за реформы РАН, — человек с профессорской внешностью
и безупречной речью организовал вокруг себя политический кружок прямо в толпе
участников митинга. Пока он убеждал всех в необходимости решительных действий,
на митинге озвучили информацию, поступившую из столицы: нобелевский лауреат
Жорес Алферов не смог посетить подобный митинг в петербургском научном центре
РАН из-за экстренной госпитализации.

Между тем выступления на собрании приобрели совсем уж политический характер.
— Мне 42 года, я представитель потерянного поколения. Здесь много ругают
Медведева и Ливанова, но разве только они могут за этим стоять? Дума берет на
себя повышенное обязательство рассмотреть в кратчайшие сроки законопроект, не
уходя в отпуск. Внимательно посмотрите, какие партии поддержали реформу в
академии наук: «Единая Россия» и «ЛДПР». В следующий раз, приходя на выборы,
подумайте головой, а не сердцем: какая партия поддержала решение, выгодное лично
для вас? — подлил масла в огонь научный сотрудник Института химии Владимир.

Под конец собрания появлялось все больше желающих поведать свои мысли по
поводу реформы, поделиться наболевшим, рассказать, что пугает и возмущает больше
всего. В этом порыве и совсем молодые сотрудники научных центров, и умудренные
опытом седовласые ученые были едины. Из десятка выступавших на митинге проект
реформы не поддержал никто.

В чем соль?

Реформа РАН предполагает ликвидацию Российской академии наук, Российской
академии сельскохозяйственных наук и Российской академии медицинских наук. На их
основе планируется создание новой государственной организации «Российская
академия наук» (в документе она так и значится — в кавычках). Кроме того, при
правительстве создадут агентство, которое будет отвечать за назначение
директоров научных институтов РАН, а также за управление его имуществом.

Когда верстался номер «Пятницы», который вы сейчас держите в руках, стало
известно, что законопроект о реформе РАН прошел первое чтение в Госдуме; второе
должно состояться в пятницу. Президент Владимир Путин во время встречи с
избранным главой РАН Владимиром Фортовым отказался перенести рассмотрение
документа на более поздний срок. За принятие закона в первом чтении
проголосовали 234 депутата, при необходимом минимуме в 226 голосов. Отдали свой
голос «за» 232 единоросса и два справедливоросса, «против» — 59
справедливороссов, 92 коммуниста, а также депутаты «Единой России» Станислав
Говорухин и Антон Романов. Члены фракции ЛДПР воздержались от
голосования.

Загрузка...