Всем недовольны

Почему взбунтовались заключенные колонии № 3 в Рабочем?

В воскресенье, 23 июня, в иркутской колонии № 3 для бывших сотрудников правоохранительных органов вспыхнул бунт. Заключенные вышли на плац и предъявили претензии руководству. Кроме того, в Интернете появились ролики, снятые самими бунтовщиками. В среду ситуация вновь обострилась: 400 заключенных вышли на плац, 39 человек пытались порезать вены.

Колония № 3 находится буквально в трех остановках от центра города — на улице
Писарева в Рабочем. Само учреждение существует с 1937 года, и содержится в нем
особый контингент: бывшие сотрудники МВД, прокуроры, судьи, чиновники высокого
ранга. Так повелось еще с советских времен. Еще важный момент — режим содержания
в колонии строгий, в ней отбывают наказания люди, совершившие тяжкие
преступления: убийства, изнасилования и т. д. За простую кражу здесь не сидят.
Практически все заключенные работают, на территории ИК есть несколько довольно
развитых производств. Здесь шьют обувь для осужденных, а также армейские берцы и
форму, также есть производство мебели, упаковки из пеностирола, швейный цех,
пекарня.

По словам Ольги Хиндановой, руководителя пресс-службы УФСИН, содержание
бывших силовиков и чиновников в специальной изолированной зоне обусловлено в том
числе и необходимостью оградить их от мести со стороны потерпевших. И очень
важно, что практически все осужденные здесь имеют высшее образование, иногда
даже не одно. Люди эрудированные, подкованные в юридических вопросах. Интересный
факт: из этой колонии постоянно поступает большое количество жалоб в Европейский
суд по правам человека, но на рассмотрение принимается не более 10 процентов из
них. В колонию постоянно приходят проверяющие: правозащитники, общественные
визитеры. Так что нельзя сказать, что заключенные «тройки» обделены вниманием.
Что же случилось в воскресенье? Почему вспыхнул бунт?

По словам Ольги Хиндановой, предварительное расследование установило, что
инициаторами беспорядков были трое-четверо заключенных, которые давно
планировали устроить громкую акцию. И вот на вечерней проверке они зацепились за
требование руководителей выйти на построение в рубашках с короткими рукавами.
Двое пришли одетыми не по форме, а в ответ на замечание сотрудника повели себя
некорректно — вплоть до ругательств. Охрана увела одного из нарушителей в
дежурную часть писать объяснительную. Остальные начали возмущаться, кричать, что
якобы его теперь отправят в штрафной изолятор. Собственно, это и было началом
бунта.

Человек 80 вышли на плац и стали требовать вызвать к ним администрацию.
Несмотря на поздний час, прибыл сам руководитель регионального ГУФСИНа Павел
Радченко. Заключенные предъявили целый ворох проблем: плохой хлеб, дорогая
тушенка, медики не лечат и т. д. В понедельник на территорию колонии приехали
все службы ГУФСИН, встречались с заключенными, записывая их жалобы. Вроде бы все
затихло. Однако в среду началась вторая волна: утром 400 заключенных снова вышли
на плац и 39 из них прямо у всех на глазах начали резать себе предплечья. Резали
обычными лезвиями от одноразовых бритв, которые входят в гигиенический пакет
заключенного. Но глубокую рану таким лезвием нанести невозможно, тем более
перерезать вены, поэтому это был в большей степени демонстративный жест. Тем не
менее медики сразу же оказали медицинскую помощь всем, кто нанес себе царапины.
На этот раз заключенные требовали вызвать в колонию телевидение.

К 10 утра приехали съемочные группы трех каналов. Заключенные говорили на
камеру все, что считали нужным. Жаловались на условия содержания, на
несправедливость судов, на сотрудников ИК и даже на то, что их обязывают по
утрам делать зарядку. Таким образом, все в итоге свелось к требованию ослабления
режима содержания.

— Сейчас все успокоилось, — рассказала Ольга Хинданова. — Сотрудники ГУФСИН,
медики, психологи работают, принимают заявления. Кроме того, в ИК в среду
находились уполномоченный по правам человека Валерий Лукин, прокурор Иркутской
области Игорь Мельников. Уже сейчас принято решение по заявлению относительно
стоимости тушенки. В настоящее время в тюремном магазине одна банка стоит 120
рублей, тогда как в обычном магазине — 70. Будем искать другого поставщика. По
хлебу. Журналисты вчера попробовали хлеб, на который жаловались заключенные, и
не нашли в нем никакого песка. Нормальный, обычный хлеб.

— А что случилось с экс-мэром Томска, которого по слухам избили сокамерники?

— Он изначально был против бунта, возможно, это вызвало недовольство других.
На него набросились, как на предателя. В итоге у него синяк под глазом, не очень
серьезная травма. Он даже отказался обращаться за помощью. В любом случае по
этому факту проводится проверка, устанавливаются осужденные, участвовавшие в
конфликте. Виновные будут наказаны. Вообще, важно отметить, что сами заключенные
все-таки четко понимают грань, за которую переходить нельзя. Они подчеркивают,
что не хотят обострения ситуации и готовы к мирному диалогу, не желая доводить
ситуацию до вызова спецназа.

Слово правозащитнику

Дмитрий Носков, руководитель правозащитной организации «Гражданская
инициатива»:

— На мой взгляд, эти события лишний раз доказывают, что наша исправительная
система больна, вернее, насквозь прогнила. И неважно, кто зачинщик, важно, что
были причины, которые их побудили выйти на плац. Одна из главных причин — это
то, что в колониях используется принудительный труд. Этого не должно быть, это
пережиток феодализма. Заметьте, взбунтовались не просто заключенные: в «тройке»
у всех высшее образование, и они все прекрасно осознают. Система трещит по швам:
недавно был громкий побег из колонии под Марково, а до этого — фильм «Пытки в
иркутском СИЗО», сейчас — бунт в «тройке». Все это звенья одной цепи.

Откуда у них телефоны?

Анализируя события в колонии № 3, приходишь к одному выводу: колонии не место
в городе. Это совершенно ненормальная ситуация. Также много вопросов вызывает
появление в Интернете роликов, снятых самими заключенными. Оказывается, мало
того что у заключенных, несмотря на все запреты, есть мобильники, но теперь у
них есть доступ в Интернет. Хотя сотовая связь в колониях запрещена! И это к
вопросу о коррупции в учреждениях УФСИН — за деньги даже в колонии строгого
режима можно иметь все. Даже Интернет. Сами заключенные в роликах жалуются на
ужасные условия содержания, спрашивают, куда делись деньги, выделенные на
улучшение их быта, жалуются на бесконечные поборы со стороны надзирателей. А
разве мы об этом не знали?

Метки:
baikalpress_id:  32 194