Сделали нос — сломали жизнь

Операция по ринопластике в Иркутске закончилась инвалидностью

Еще не так давно иркутянин Андрей был успешным предпринимателем и опорой семьи, а теперь, после неудачной операции, стал инвалидом, за которым требуется постоянный уход. Семья до сих пор переживает трагедию. Случай этот пополнил редкую статистику того, как иркутяне настойчиво и уверенно отстаивают свои права пациента через суд, а коллеги тех, кто своими некомпетентными действиями сломал человеку жизнь, предпочитают замалчивать ситуацию и ничего не комментировать.

А началось все с избыточного веса. Дело было в феврале 2008 года. Чтобы
распрощаться с лишними килограммами, которые мешали нормально жить, Андрей
решился на операционное вмешательство.

— Для того чтобы провести операцию по снижению веса, нужно сначала исправить
носовую перегородку, — сказали ему в больнице. И посоветовали обратиться в
частную клинику. Ею стало заведение «Шафали», которое поменяло название и
вывеску в ходе последующего судебного процесса.

В материалах дела говорится, что сама операция прошла успешно, но вот вывести
пациента из-под наркоза не смогли. Вместо того чтобы срочно вызвать
квалифицированную медицинскую помощь, сотрудники клиники в течение двух суток
пытались вывести Андрея из состояния комы своими силами. К сожалению, сделать
этого у них не получилось. А время было безвозвратно потеряно — в головном мозге
произошли необратимые изменения функций. Причем все, что произошло с пациентом,
до последнего скрывали от родственников. Прибывшие на место через двое суток
врачи скорой помощи ничем не смогли помочь мужчине...

— К нам обратилась мама потерпевшего, — рассказали «Пятнице» в Свердловском
районном суде Иркутска. — Она требовала взыскать с клиники деньги за причиненный
вред. 7 июля того же года пострадавший был признан недееспособным, инвалидом
первой группы с третьей степенью ограничения трудоспособности.

Семья потерпевшего не остановилась на этом в своем желании восстановить
справедливость и наказать врачей за некомпетентность — судебные разбирательства
с клиникой продолжаются и по сей день. Решением Свердловского суда Иркутска от 8
апреля 2011 года установлена виновность клиники в нанесении тяжкого вреда
здоровью иркутянина и прямая причинно-следственная связь между его инвалидностью
и ненадлежащим качеством оказания клиникой медицинских услуг.

Только на процедуры, лечение и лекарственные препараты семьей было затрачено
540 тысяч рублей, кроме того, Андрей потерял заработок. По решению суда, по
последнему иску в уже текущем, 2013, году с клиники было взыскано 320 тысяч
рублей. Ежемесячно медицинское учреждение обязано выплачивать своему бывшему
пациенту по 10 тысяч рублей. Редко кто с такой настойчивостью отстаивает свои
права через суд, как семья потерпевшего. Только все понимают, что никакие деньги
не вернут утраченное здоровье человека и счастье в семью.

— Моральный вред — это причинение моральных и физических страданий, —
пояснили нам в суде. — Обоснования исков следующие: мать теперь должна ухаживать
за сыном, отец, несмотря на свой пожилой возраст, работать, чтобы обеспечивать
семью, молодая жена потеряла мужа и отца ребенка, источник дохода в семье, брат
потерял старшего брата-компаньона, с которым занимались совместным бизнесом, а
теперь помогает родителям содержать семью. Кстати, уважаемые и авторитетные в
области пластической хирургии Иркутска специалисты комментировать ситуацию
наотрез отказались, сославшись на то, что причина трагедии в данном случае не в
работе хирургов, а в халатности анестезиолога.

— Вы как стервятники, — сказал журналисту «Пятницы» в телефонном разговоре
один из таких специалистов. — Если у нас самолеты хорошо летают — вы не пишете
об этом. Если сотни пластических операций проводятся отлично — тоже не пишете.
Зато стоило произойти одному такому инциденту — как тут же пытаетесь раздуть
сенсацию...

Очень хочется ответить уважаемому пластическому хирургу со страницы газеты.
Мы не раздуваем сенсацию, мы просто хотим предупредить иркутян, что не все так
гладко на ниве пластической хирургии в Иркутске. И случившееся — очень яркое
тому подтверждение. А искалеченная врачом-анестезиологом на столе пластического
хирурга жизнь преуспевающего иркутянина — повод задуматься, чьим рукам вы
доверяете свою жизнь и здоровье. Ведь, как правильно отметил мой
врач-собеседник, от такого исхода пластической операции никто не застрахован.
Федеральные специалисты советуют: чтобы обезопасить себя, обращайтесь только в
лицензированные клиники, которые базируются в крупных лечебно-диагностических
центрах. В них есть и отделения реанимации, и реабилитационные подразделения.

Только цифры

Ранее семья потерпевшего уже обращалась с исками в Свердловский суд. Сумма
взысканий тогда составила 1 млн 650 тыс. рублей. В интересах потерпевшего было
взыскано 300 тыс. рублей, в пользу его матери за моральный вред — 500 тыс.
рублей, в пользу жены — 200 тыс. рублей, в пользу сына и отца — по 300 тыс.
рублей, брата — еще 50 тыс. рублей. В текущем году суд удовлетворил очередной
иск на 320 тыс. рублей.

Что такое ринопластика (пластика носа)?

Операция с целью устранения эстетических недостатков носа: утолщенный кончик
носа, седловидная форма, нос с горбинкой, деформация после травмы, длинный нос,
крупные ноздри. Пластика носа выполняется под общей анестезией.
Продолжительность хирургической процедуры — от 30 минут до 3 часов. В конце
операции на нос накладывают специальную повязку-наклейку в виде бабочки на 7—10
дней. Первые 2—3 дня после снятия повязки сохраняется отек носа. Через 1—2
недели нос приобретает приемлемый вид, окончательную форму — через 5—8 месяцев.

ТАТЬЯНА НИКУЛИНА href="mailto:friday@pressa.irk.ru">friday@pressa.irk.ru Имя
потерпевшего изменено по этическим соображениям

Метки:
baikalpress_id:  18 207