Жизнь перевернулась

От редакции. У нашей читательницы из Слюдянки в ДТП погиб муж. Она уверена, что виновный легко отделался условным сроком. Редакция обязательно возьмется за журналистское расследование этого случая.

Уважаемая редакция! Не знаю, опубликуете или нет вы мое письмо, но невыносимо
слышать, видеть, ощущать боль людей, пострадавших в ДТП. Такие трагедии в мире и
по России происходят ежедневно, и когда мы смотрим новости по телевизору —
констатируем, что опять произошло очередное ДТП.

Когда же лично меня коснулась такая трагедия, все время мучит вопрос: «Почему
это случилось с моим самым близким и родным человеком?» Я пишу эти строки для
того, чтобы многие задумались, как в один миг все может измениться. И все
становится таким мелким, ничтожным, и только потеря любимого человека становится
все острее и тягостнее. Вот и моя жизнь была «до» — я счастливая, любимая,
единственная, «лапочка». Мир казался таким прекрасным. И «после»... когда
телефонный звонок перевернул все — жизнь, душу, сердце: «Ваш муж погиб в ДТП...»
Мой муж распланировал все: ремонт, дачу, выезд на отдых... И этот выходной день,
15 апреля, Пасха, так прекрасно начинался. Муж надевает желтую рубашку, на нее
из окна падает солнце, Сережа стоит весь такой солнечный и говорит: «Любимая, ты
не представляешь, как я люблю тебя. Ты мне Богом дана». Это одна картина. И
следующая: искореженная машина и тело моего Сергея на асфальте.

Мы — одноклассники, в этом году мы отметили бы 34 года совместной жизни, а
знакомы лет 40. Это невыносимо осознавать, что его нет. На кладбище я езжу, как
к постороннему, потому что я все еще жду его, вскакиваю, когда хлопает
подъездная дверь, жду, что зазвонит телефон. Я вдыхаю сохранившийся запах его
рубашки. А ночи кажутся такими длинными, потому что невозможно спать и страшно
от того, что не слышно его дыхания рядом.

Года два назад на уроке по правилам дорожного движения (я — учитель по
основам безопасности) один из моих учеников спросил: «Ольга Викторовна, кому
нужны эти ваши правила, когда на дороге творится такой беспредел?» Тогда я
находила слова, а сегодня у меня их просто нет. Я много делала для безопасности
других, а своего Сергея не уберегла.

А тот, который мчался с превышением скорости, вылетел на встречную полосу, в
лобовую влетел в машину мужа. Спасатели разрезали нашу машину, чтобы вытащить
моего мужа из салона, но он мгновенно умер от полученных многочисленных травм. А
виновник получил, условный срок — 3 года и 2 года лишения права управлять
автомобилем. И можно было бы даже смириться с переквалификацией ст. 264, п. 4,
на п. 3 на основании результатов проб крови на наличие алкоголя, если бы не
череда неточностей и противоречий в медицинских документах. Нарушения есть, а
доказательств нет.

Раскаялся ли виновник? Да, наверное, но только как-то формально — для суда.
Этот «несчастный» получает мало денег, ездит на «Тойоте-Камри», покупает виски
(в машине — бутылка с остатками содержимого на дне). В прошлом сотрудник ДПС
Иркутска, а сегодня — пенсионер МВД. Суд учел характеристику его как сотрудника
ДПС, который с 2007 г. уже не работает в этой системе. Но хочется спросить
руководство ОБДПС ГИБДД УМВД по г. Иркутску: «Как же ваш такой
«дисциплинированный» сотрудник в 2009 году уже был участником аварии, скрылся с
места ДТП и был оштрафован? Этот ваш «бывший», может, и был хорошим сотрудником,
но на момент аварии у него не было автостраховки, боковые стекла его автомобиля
были сильно затонированы.

Водитель с 12-летним стажем не помнит, на что отвлекся в момент аварии, не
помнит, тормозил ли он, только следов торможения его машины нет, и жена — рядом,
которая облила его спиртным, поэтому ощущался запах алкоголя. Результаты проб на
наличие алкоголя показали, что алкоголя не было в крови у водителя, алкоголь был
только у пассажира — его жены. А всем свидетелям, сотрудникам ДПС на месте
происшествия, фельдшеру, оказывавшему помощь, медсестрам в приемном покое — всем
очень показалось, что водитель был в алкогольном опьянении. В машине кроме жены
были подросток и ребенок шести лет. Как можно так ездить, не жалея ни своих, ни
чужих? На суде ни он, ни его жена не смогли вспомнить даже дату ДТП. Наверное,
так жить легче: не видеть, не помнить, не ощущать.

Мой муж — настоящий мужчина, который всегда для семьи был опорой и той
каменной стеной, о которой мечтают женщины. Он достойно отслужил офицером в
рядах Вооруженных сил, сегодня — офицер запаса. Рядом с ним я всегда себя
чувствовала под мощной защитой. У нас две дочери, два хороших зятя, внучка и два
внука, и счастливые воспоминания. И только это дает силы жить дальше.

Многие меня спрашивают: «Как продвигается дело в суде?», высказывая неверие в
неотвратимость наказания. Как бы мы с вами ни хотели установить одну правду и
истину, только взгляды потерпевших и подсудимых на эту правду разные, а если
по-смотреть шире, то у тех и других — горе, у одних — реальное, у других —
условное, а правда и истина все равно одна.

Загрузка...