Наш человек в Первой мировой

Дед иркутянки Надежды Крупеневой участвовал в обороне крепости Осовец

Недавно в «Пятнице» мы рассказали читателям об участии иркутян в Первой мировой войне 1914—1918 годов. Тогда на фронтах погибло более 2 миллионов военнослужащих, более 3 миллионов попало в плен. Потери среди гражданского населения превысили 1 миллион человек. Для России эти потери начались 1 августа 1914 года. Именно в этот день Германия объявила нам войну. Тогда ее называли Второй Отечественной, и даже Великой, но затем большевики прилепили к ней ярлык империалистической и благополучно забыли о ней, наложив запрет на героизацию подвигов солдат, и уж тем более офицеров царской армии. Тем более нам ценны воспоминания, сохранившиеся в памяти детей или внуков участников тех событий. Иркутянка Надежда Крупенева рассказала журналисту «Пятницы», что участником тех событий был ее дед.

— Я хорошо его помню, он прожил очень долгую жизнь и умер в 86-летнем
возрасте. Звали его Устин Григорьевич Крупенев. В Первой мировой он был
солдатом-пехотинцем и оборонял крепость Осовец, которая сейчас находится на
территории Польши.

Дед Надежды Григорьевны вернулся с войны в 1916 году, до ее завершения, так
как был ранен и получил отравление газами. За оборону крепости Осовец Устин
Григорьевич был награжден Георгиевским крестом. Эта награда долгие годы была
реликвией в семье Крупеневых, и ее даже прятали, чтобы никто не увидел. Потом
награда, к сожалению, потерялась.

— У дедушки и его жены Пелагеи, нашей бабушки, было шестеро детей: Михаил,
Андрей, Василий, Влас, Григорий, наш папа и дочь Евдокия. Как видите, семьи
тогда были многодетные, и, несмотря на трудности, все выросли. Дедушка, несмотря
на ранение и отравление, умер в 86 лет, а бабушка прожила 103 года! Вот такие
здоровые раньше были сибиряки, — говорит Надежда Григорьевна. Вместе с ней мы
выясняли у историков, что за сражение разыгралось у крепости Осовец, в котором
участвовал наш земляк.

В 1915 году за обороной небольшой русской крепости Осовец, находившейся всего
в 25 километрах от тогдашней Восточной Пруссии, мир следил, как сказали бы
сейчас, онлайн и с восхищением. Для немцев через Осовец лежал кратчайший путь в
Россию. Обойти крепость было невозможно: она располагалась на берегах реки Бобр,
контролируя всю округу, а окрестности — сплошные болота. Первый натиск на
крепость немцы предприняли вскоре после начала войны, в сентябре 1914-го,
применив против крепости все свои новейшие достижения. Были доставлены
знаменитые «Большие Берты» — осадные орудия 420-мм калибра, 800-килограммовые
снаряды которой проламывали двухметровые стальные и бетонные перекрытия. Воронка
от такого взрыва была 5 метров глубиной и 15 м в диаметре.

Не взяв крепость ни сходу, ни в процессе последующих атак, немцы начали ее
осаду. Самый жуткий обстрел случился в феврале 1915 года. «Противник 25 февраля
открыл огонь по крепости, довел его 27 и 28 февраля до ураганного и так
продолжал громить крепость до 3 марта», — вспоминали потом оставшиеся в живых
участники обороны. «Страшен был вид крепости, вся она была окутана дымом, сквозь
который то в одном, то в другом месте вырывались огромные огненные языки от
взрыва снарядов; столбы земли, воды и целые деревья летели вверх; земля дрожала,
и казалось, что ничто не может выдержать такого ураганного огня. Впечатление
было таково, что ни один человек не выйдет целым из этого урагана огня и железа»
— так писалось в иностранных газетах.

Русское командование, полагая, что требует почти невозможного, просило
защитников крепости продержаться хотя бы 48 часов, а крепость стояла более чем
полгода — 190 дней и ночей. 6 августа 1915 года стал для защитников Осовца
черным днем: для уничтожения гарнизона немцы применили отравляющие газы. Газовую
атаку они готовили тщательно, терпеливо выжидая нужного ветра. Развернули 30
газовых батарей, несколько тысяч баллонов. В 4 часа утра на русские позиции
потек темно-зеленый туман смеси хлора с бромом, достигший их через 7—10 минут.
Газовая волна высотой до 15 метров и шириной до 8 километров не только затопила
крепость, но и проникла в глубину обороны российских войск до 20 км.
Противогазов у защитников крепости на такой случай не было.

«Все живое на открытом воздухе на плацдарме крепости было отравлено насмерть,
— вспоминали очевидцы. — Вся зелень в крепости и в ближайшем районе по пути
движения газов была уничтожена, листья на деревьях пожелтели, свернулись и
опали, трава почернела и легла на землю, лепестки цветов облетели. Все медные
предметы на плацдарме крепости — части орудий и снарядов, умывальники, баки и
прочее — покрылись толстым зеленым слоем окиси хлора; предметы продовольствия,
хранящиеся без герметической укупорки — мясо, масло, сало, овощи — оказались
отравленными и непригодными для употребления». «Оставшиеся в живых
полуотравленные брели наугад, — это уже другой автор, — и, томимые жаждой,
нагибались к источникам воды, но тут на низких местах газы задерживались, и
вторичное отравление вело к неминуемой смерти».

Обреченная крепость, казалось, уже была в немецких руках. Но когда германские
цепи приблизились к окопам, то из хлорного тумана на них обрушилась
контратакующая русская пехота. Зрелище, по воспоминаниям тех же немцев, было
ужасающим: бойцы шли в штыковую с лицами, обмотанными тряпками, сотрясаясь от
жуткого кашля, буквально выплевывая окровавленные куски легких на
обмундирование. Это были остатки 13-й роты 226-го пехотного Землянского полка,
всего чуть больше 60 человек. Неимоверная храбрость и вид этого воинства ввергли
противника в такой ужас, что германские пехотинцы, не приняв боя, срывая
противогазы, ринулись назад, затаптывая друг друга и повисая на собственных
проволочных заграждениях, а по ним с окутанных хлорными клубами русских батарей
стала бить, казалось, уже погибшая артиллерия. Так несколько десятков полуживых
русских солдат обратили в бегство три германских пехотных полка! Ничего
подобного современное мировое военное искусство до этого, да, пожалуй, и после,
не знало. Это сражение вошло в историю как «атака мертвецов».

Поройтесь в семейных архивах

Редакция приглашает жителей Иркутска и Иркутской области, у которых
сохранились семейные предания или фотоснимки об участниках Первой мировой войны,
поделиться ими с редакцией нашего еженедельника. Звоните и пишите: 27-28-28, href="mailto:Friday@pressa.irk.ru" target=_blank target=_blank>Friday@pressa.irk.ru

БОРИС ВЫСОЦКИЙ Фото автора и из архива Надежды
Крупеневой

Метки:
baikalpress_id:  32 038