Хотел затянуть следствие

«Молоточник» Никита Лыткин оговорил невиновных, чтобы поддержать Артема Ануфриева

В Иркутском областном суде подходят к концу прения сторон по делу Ануфриева и Лыткина, больше известных как «молоточники» из Академгородка. С декабря 2010-го и до апреля 2011 года двое молодых убийц нападали на жителей одного из самых тихих микрорайонов города. Отморозки забивали людей киянкой, а после уродовали их тела ножом. Они обвиняются в шести убийствах, девяти покушениях на убийство, трех грабежах и глумлении над трупом. Также им было инкриминировано создание экстремистского сообщества.

На предыдущем судебном заседании, о котором «Пятница» подробно рассказывала в
прошлом номере, обычно немногословный Никита Лыткин ошарашил всех
присутствовавших в зале заявлением, что три убийства он совершил не с
Ануфриевым, а с другим человеком. А к четвертому убийству к ним подключился
третий сообщник, который ранее выступал в суде в качестве свидетеля.

Во вторник, 12 марта, в зале Иркутского областного суда, где, как обычно,
собралось много людей, с нетерпением ожидавших окончания судебного процесса,
подсудимые должны были выступить с «последним словом». Но в деле вновь возник
неожиданный поворот. — Суд возобновляет судебное следствие, так как во время
прений 6 марта Лыткин заявил об обстоятельствах, имеющих значение для Ануфриева,
— объявил судья.

После этого сидевший в «клетке» Никита Лыткин вдруг встал и, потупив глаза,
едва слышным голосом произнес: «Я оговорил этих людей, все преступления я
совершал вместе с Ануфриевым. Оговорил, потому что хотел затянуть следствие.
Раньше я давал правдивые показания».

Причины неожиданного поворота событий попыталась объяснить мать
«молоточника». После шокирующих признаний сына у них было свидание в СИЗО, где
Лыткин поделился своими «переживаниями». — Он сказал мне: «Почему из Артема
делают дьявола, а я такой белый и пушистый? Мы оба виноваты, он ничем не хуже и
не лучше меня. Убийства мы совершали вместе». Оговорив двух человек, Никита
неумело, не подумав о других людях, хотел поддержать Артема, — сообщила суду
Марина Лыткина.

Подсудимый еле слышно подтвердил слова матери. Ануфриев же, когда ему дали
слово, как всегда уверенно и цинично рассказал о том, что накануне к Никите в
камеру СИЗО приходил следователь и оказывал на него давление. Сам же он убийств
вместе с Лыткиным не совершал. К слову, мать Ануфриева опять просидела все
заседание, не проронив ни слова.

— Лыткин говорил мне, что следователь пугал его переводом из одиночной
камеры, — сказал Ануфриев. — Поэтому хочу ходатайствовать о проверке посещения
Лыткина следователем и допросе дежурного конвоя. Что касается признания о других
сообщниках, я сам не понимаю, что за чушь сказал Лыткин. Я присутствовал на
убийстве 16 декабря — никого с нами не было. Лыткин, может, хотел меня частично
вытащить из этого.

После этого с репликой вновь выступила Марина Лыткина. Женщина уверила суд,
что ранее на допросах Никиты, где она присутствовала, не было никакого давления
или же запугивания со стороны следователя: «Возможно, следователь и приходил к
сыну в связи с его последними показаниями в суде. Но он никогда на него не
давил, говорил только, чтобы Никита давал правдивые показания. Зачем его
запугивать, если до этого он говорил правду?»

Судья предоставил слово пострадавшим. Высказаться захотела мать первой жертвы
отморозков, шестиклассника Даниила Семенова, Светлана, не пропустившая ни одного
заседания.

— Считаю, что в ходатайстве Ануфриеву нужно отказать, его неоднократно ловили
на лжи. Еще есть какая-то надежда верить Лыткину, — сказала женщина и села на
место.

Ануфриеву суд отказал. Зато удовлетворил ходатайство обвинения — чтобы
подсудимых из зала суда этапировали раздельно, исключив при этом их общение друг
с другом. На этом судья объявил прения сторон законченными и попросил
высказаться всех участников процесса — обвинителя, пострадавших, адвокатов. Все
они остались на тех же позициях, что и раньше.

Государственный обвинитель вновь попросил суд признать Ануфриева и Лыткина
виновными и назначить первому наказание в виде пожизненного лишения свободы с
отбыванием в колонии особого режима, Лыткину — 25 лет лишения свободы в колонии
строгого режима.

Свою речь на прениях поддержали и адвокаты «молоточников», попросив оправдать
Ануфриева по всем эпизодам, Лыткину же назначить наказание в виде лишения
свободы сроком не более 20 лет. — Я поддерживаю все, что говорила о сыне раньше,
— взяла слово Марина Лыткина. — Я не оправдываю его, но прошу суд о
снисхождении. Никита уже встает на путь исправления, он заметно изменился.
Говорит, что если бы можно было все изменить, выстроил бы свою жизнь по-другому:
пошел бы учиться, работать. — Хочу остаться на своей позиции, — сказала мать
убитого шестиклассника Светлана Семенова. — Обоим нужно дать пожизненное, на
свободу им нельзя. Они должны понять, что сотворили.

Слово дали подсудимым, но оказалось, что оба не готовы высказаться. Суд пошел
им навстречу, и «последнее слово» перенесли на следующий день, но они так и не
подготовились. Не хватило времени — объяснили Ануфриев и Лыткин 13 марта. В зале
недовольно зашептались. Теперь подсудимым предстоит высказаться 18 марта, в
понедельник. По словам судьи, если к этому времени они вновь не подготовятся,
суд сочтет это как отказ в праве «последнего слова».

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments