Главное достижение — репутация

Нина Чекотова... Удивительная судьба, блистательная внешность, обаяние и воистину железная стойкость. Даже после ухода из политики ее имя остается у всех на слуху. Многие до сих пор не могут понять, как это так: люди любыми способами цепляются за власть, а она сдала свой депутатский мандат на самом пике карьеры, в расцвете сил. Эта история обросла разными версиями, порою — самыми фантастическими. И вот Нина Александровна решилась на откровенный разговор, пригласив к себе журналистов ведущих иркутских изданий. Важное пояснение: встреча проходила накануне праздника 8 Марта, поэтому среди приглашенных были исключительно женщины. Разговор длился более двух часов, и Нина Александровна искренне отвечала на любые вопросы, в том числе о политике, бизнесе, детях и о своих планах на будущее.

Чиста перед законом и людьми

Встреча состоялась в каминном зале развлекательного комплекса «Нескучный
сад», и в самом начале Нина Александровна немного рассказала о судьбе этого
здания.

— Дело происходило очень давно, в годы начала экономических реформ. В 1995
году нам с мужем предложили арендовать офисы в помещении бывшего клуба завода
имени Куйбышева. Это был кошмар, разруха. Все здание было словно после бомбежки:
разбитые стены, заколоченные фанерой окна, колонны и несущие балки — все в
огромных трещинах. В створе здания улицу Карла Маркса перекрывала титановая
стена, которая отгораживала территорию завода от центра города.

Я помню, как бабушка говорила: «Никогда не ставьте дом на дороге». Было такое
поверье: любое препятствие на пути дорога все равно снесет. И несмотря на то что
завод перекрыл улицу Карла Маркса, время все равно свое дело сделало, устранило
эту преграду. И кстати, на правом берегу Ушаковки располагался Сенной рынок, а
на месте самого завода — знаменитый Интендантский сад, где люди гуляли, катались
на велосипедах, занимались гиревым спортом. И наше предприятие собирается все
это восстановить. Главное, что это место вернет свое историческое
предназначение. На территории нового торгово-развлекательного центра будет и
сад, и набережная, и променад. Все это заложено в проекте, даже мост через реку,
который исторически здесь существовал.

Затем разговор зашел о политике. Безусловно, главный вопрос: стоит ли ждать
возвращения Нины Чекотовой во власть? И если да, то в каком качестве?

— Честно говоря, — сказала хозяйка «Фортуны», — я не вижу себя в партийном
статусе. Но как патриот своего города я не собираюсь оставаться в стороне от
политики. Желание и амбиции есть, но говорить конкретно о каких-то планах пока
преждевременно. Посмотрим. Чувствую в себе силы, опыт и огромное желание
работать. Хочется сделать гораздо больше.

— Многие до сих пор недоумевают, почему вы вышли из ЛДПР. Были разногласия с
руководством партии? Или разочаровались?

— Я возглавляла региональное отделение ЛДПР, и этот опыт бесценен.
Практически мне довелось участвовать в ребрендинге партии в нашем регионе. Ведь
до 2008 года фракции ЛДПР в Законодательном собрании области не существовало.
Так что говорить о каком-либо разочаровании не приходится. Со многими пунктами
программы партии я до сих пор согласна, например, борьба с коррупцией, которая
никуда не исчезла. Однако были и разногласия с центральным аппаратом, например,
по вопросу национальной политики. Я убеждена, лозунг: «За русских!» в корне
неправильный. Сибирь — это край, куда ссылались люди со всей Российской империи,
в каждом из нас множество разных кровей. Да и земля эта бурятская. Я считала и
считаю, что политик должен отстаивать интересы всех жителей региона. И эту
позицию я пыталась донести до центрального руководства партии, но... В этом
вопросе мы не смогли найти точки соприкосновения.

Конечно, можно было остаться в областном парламенте и в статусе беспартийного
депутата, однако я сочла это для себя неприемлемым, так как на выборы шла именно
по списку ЛДПР. Поэтому я осталась честна перед собой, перед законом и людьми:
написала заявление, и мое место занял другой член партии. Ни о какой
конфронтации речи быть не могло.

— Как вы относитесь к Михаилу Прохорову?

— Я видела его выступления во время предвыборных дебатов, и, на мой взгляд, у
него есть перспективы. Мне симпатична его позиция по многим вопросам. Он —
умница. Уверена, что у «Гражданской платформы» есть будущее.

— Нина Александровна, начиная с середины двухтысячных годов над Иркутской
областью будто навис злой рок: сменилось четыре губернатора и все это наложило
негативный отпечаток на настроения людей. Сейчас вы чувствуете перемены к
лучшему?

— Политическая нестабильность — это одна из основных причин отставания
региона. Бизнес очень сильно реагирует на изменения в политических верхах. Нет
стабильности — никто рисковать не станет и предприниматели не будут
инвестировать длинные деньги в проекты, в том числе и в промышленность. Поясню
на личном примере: у нас был проект завода по выпуску строительных материалов.
Все бы от этого только выиграли, завод — это новые рабочие места и стабильное
пополнение бюджета. Но буквально на стадии переговоров сменился губернатор — и
реализацию проекта пришлось отложить до лучших времен. Будем надеяться, что эти
времена наступают. Сергей Владимирович Ерощенко очень хорошо знает регион, его
экономику, политический расклад сил. Я думаю, ему по силам консолидировать
общество, бизнес и власть.

Сохранить для других поколений

— Вы могли сто раз отсюда уехать и жить в любом городе мира. Но остались в
Иркутске и делаете все, чтобы в городе стало лучше и красивее. Откуда такой
патриотизм?

— Это внутреннее состояние, идущее из детства, из семьи. Нас так воспитывали.
И с самого детства мое восприятие Иркутска очень светлое, даже праздничное. Мы
жили на улице Станиславского, тогда это была окраина города. Еще не было
Солнечного и Байкальского, и в озере, которое разделяло территории, где позднее
появились эти микрорайоны, мы купались. Ягоду собирали в окрестностях. Кажется,
это было совсем недавно... А улица Карла Маркса! Мы за два дня собирались,
готовились, чтобы просто пойти в кинотеатр «Гигант». В памяти остается тот образ
Иркутска, и естественная реакция — сохранить его для других поколений.

— Увы, Иркутск заметно отстает от Красноярска, Томска; но самое обидное —
молодежь уезжает.

— Да, это так. На мой взгляд, был упущен очень важный момент, когда мы могли
взять такие же темпы развития.

По словам руководителя «Фортуны», чтобы молодые люди не уезжали, нужно
предложить им определенный набор возможностей: образование, работу, доступное
жилье и комфортную среду обитания, жизненное пространство. Город — это большой
дом, а в нем должен быть порядок. И если здесь будет удобно жить, никто никуда
отсюда не уедет. Власти пытаются что-то изменить, но делается это точечно, когда
уже невозможно закрывать глаза на определенные проблемы. А нужно заниматься
всеми этими вопросами последовательно и постоянно. Сегодня некоторые центральные
районы Иркутска производят ощущение хаоса. Нет общей концепции развития города.
Нет четкого зонирования: непонятно, где находится исторический центр, где
деловой и где — коммерческий. До сих пор не решена проблема ветхого и аварийного
жилья.

— Город — живой организм, он должен развиваться и не может быть привязан к
XVII веку. Сохранять памятники архитектуры необходимо, но так, чтобы люди не
страдали. У нас говорят «памятник», но вы зайдите в эти памятники. Я была в
ужасе от увиденного: люди живут в нечеловеческих условиях, и это в XXI веке! За
границей муниципальные власти заботятся о памятниках, люди живут в них с
удовольствием и гордятся этим.

Самое досадное, что предприниматели готовы изменить эту ситуацию, готовы
строить, реставрировать, обустраивать, но на их пути встают пресловутые
административные барьеры. Любой проект упирается в сложнейшую процедуру.
Предпринимателя обязывают пройти массу согласований и экспертиз. Судите сами:
семь лет ушло на то, чтобы согласовать строительство Brand Нall! А построили его
за полтора года. Еще абсурднее ситуация с пешеходным мостом в районе «Фортуны».
Семь месяцев назад он был построен, люди ждут не дождутся, когда же наконец по
нему можно будет ходить, но все опять уперлось в согласования и разрешения.

Кстати, говоря о градостроительных проблемах, Нина Александровна поразила
журналистов профессионализмом. Она знает практически все тонкости строительства
крупных объектов — от проектировки до обустройства территории и формирования
инфраструктуры.

Времени на себя нет

Разговор плавно перешел к человеческим темам. Журналисты расспрашивали
хозяйку «Фортуны» о жизни, судьбе, детях.

— Нина Александровна, некоторые люди с самого детства нацелены на успех,
карьеру. В жизни других большую роль играет случай. А как формировалась ваша
личность, характер?

— Мой жизненный путь не был простым: мы попали в такой промежуток времени,
когда все рушилось и надо было просто выживать. Но была голова на плечах, силы и
желание работать. Вообще же я считаю, что неправильно, когда человек работает
ради денег. Рано или поздно он устанет их зарабатывать, рано или поздно у него
пропадет к этому интерес. Но когда человек занимается любимым делом, когда он
готов работать по 18 часов в сутки, тогда и получает результат, который
выражается и в финансовом благополучии. Случайных событий, которые как-то
повлияли бы на меня, в моей судьбе не было. Все, что я делала, — шло от души.
Мое жизненное кредо состоит из трех пунктов: оставаться всегда собой, поступать
справедливо и быть последовательной. И еще очень важный момент: купить можно все
что угодно, кроме репутации. Она складывается не в один день, и сохранить ее
очень сложно. Я считаю, что именно заработанная репутация является самым большим
достижением в жизни.

— Нина Александровна, вы человек публичный, а публичность накладывает
определенные самоограничения, вы не можете позволить себе того, что могут
позволить другие. Тяжело?

— Скажу так: любая домохозяйка, прожив один день моей жизни, сказала бы:
«Нет, нет и еще раз нет!» Абсолютной свободы у меня не было никогда. Всегда было
много работы, всегда на первом месте — дела, коллектив. Я уже привыкла постоянно
быть в боевой готовности, чем бы ни занималась: политикой, бизнесом,
общественной работой.

— А дети не жалуются, что мамы было мало в их жизни?

— Дочь уже нет, она взрослая, у нее своя семья. А сын — ему скоро исполнится
15 лет — иногда бунтует, спрашивает: «А мама-то у меня есть?»

— Нина Александровна, вы бы хотели, чтобы ваши дети подхватили ваш бизнес?

— Если честно — это моя мечта. 22 года жизни отданы предприятию, поэтому,
конечно, очень хотелось бы. Но я всегда говорю им: «Выбор за вами». Если дети
скажут, что не хотят этим заниматься, никакого давления с моей стороны не будет.
Считаю, что мы, родители, не имеем права распоряжаться их жизнью. Они должны
строить свою судьбу и быть самостоятельными личностями. Принуждение ни к чему
хорошему не приводит.

— А сколько времени в день вам удается посвятить только себе? Есть ли у вас
обязательные ежедневные ритуалы?

— Я вас разочарую. Для себя у меня нет времени вообще. Я поздно ложусь и рано
встаю. Единственный обязательный ежедневный ритуал — это встать в шесть часов и
приготовить завтрак сыну. Отпуск разбиваю на две части: в Новый год мы
обязательно с семьей летим на море, вторая половина отпуска — это очень активный
отдых, с катанием на лыжах где-нибудь в северных странах. Экстремальных видов
спорта я не люблю. Прыжки с парашютом, дельтапланы — это не мое, я стараюсь не
отрываться от земли. Зато очень люблю скорость. Мне нравится управлять
автомобилем; недавно я была в командировке в Киргизии и проехала самостоятельно
по экстремальному верблюжьему перевалу около 200 километров.

В заключение Нина Александровна обратилась к женщинам: — Весна пришла! И
пользуясь случаем, хочу поздравить наших дорогих и милых женщин с праздником 8
Марта, пожелать им здоровья, счастья, благополучия и самое главное — большой и
неземной любви!

Метки:
baikalpress_id:  32 030
Загрузка...