Дело чести

Жертвы председателя Ассоциации жертв политических репрессий не захотели уйти на тот свет униженными и оскорбленными

Такого феерического сюжета не смог бы придумать сам Леонид Гайдай. История могла бы сойти за анекдот, если бы речь в ней не шла о вещах очень серьезных. Итак: Свердловский суд города Иркутска, один ответчик, два истца и два выигранных дела о защите чести, достоинства и деловой репутации.

В 2007 году на прилавках иркутских книжных магазинов появилась 832-страничная
книга. На красной обложке золотом выведены слова «Книга памяти жертв». На
титульном листе — «Книга из памяти жертв политических репрессий Восточной
Сибири». Казалось бы, дело хорошее, благородное — восстановление исторической
памяти, дань уважения невинно погибшим. Но тех, кто заглянул под обложку, ждал
шок, и вовсе не по поводу ужасов сталинского режима.

Описать это человеческим языком невозможно: 100 страниц с обвинениями в адрес
ни в чем не повинных людей, причем людей довольно известных в городе и области.
Один назван «негодяем», «лжецом», «шакалом», «упырем» и «вандалом», второй —
«бомбистом» и «отморозком», третий — «киллером», четвертый — «болваном», пятый —
«организатором грязного преступления», шестой — «отборным скандалистом», седьмой
— «мародером»... Список можно продолжить. Некоторые слова и выражения невозможно
даже процитировать в первозданном виде по цензурным соображениям, например:
«одним махом семерых об...ирахом», «подвел под монастырь по...кать», «третий раз
под ж... коленом» и т. д.

В выходных данных книги в качестве составителя и главного редактора указан
председатель Иркутской ассоциации жертв политических репрессий Рево Петрович
Сафронов. И вне всякого сомнения, приведенные выше ругательства и оскорбительные
выпады принадлежат ему. Рево Петрович в свое время вел активную борьбу за то,
чтобы составлением «Книги памяти» занималась именно Ассоциация жертв, которую он
возглавляет. И все люди, которые стояли у него на пути, автоматически попали в
разряд «мерзавцев», «негодяев» и «упырей». Я не знаю, как ему это удалось, но
сложилась ситуация, гениально описанная Корнеем Чуковским в сказке «Тараканище»:
все испугались. Испугались неизвестно чего и неизвестно кого. За десять лет
никто из обиженных и оскорбленных им людей не посмел дать ему отпор. Очевидно,
окончательно уверовав в свою безнаказанность, председатель ассоциации решил
ударить по врагам печатным словом. И ударил так, что мало никому не показалось!
Не знаю, каким образом ему это удалось, но книга была издана тиражом 1000
экземпляров. Ее до сих пор можно приобрести в книжных магазинах за 750 рублей.
Также она имеется в свободном доступе в библиотеках (я лично видела ее в
Молчановке), ее можно скачать в Интернете. То есть охват аудитории довольно
приличный.

А теперь представьте: вот вы живете себе спокойно и вдруг узнаете, что вышла
некая книга, в которой вас ни за что ни про что обозвали упырем, вандалом,
отморозком, киллером и иудой.

Больше всего досталось Александру Александрову, который половину жизни
посвятил восстановлению исторической правды, основателю сайта memorial.ru и
фонда «Мемориал-Сибирь». На его седую голову излились потоки самых
отвратительных эпитетов и гнусных обвинений. Приведу лишь одну цитату:
«Александр Александров. Вандал с 15-летним стажем (кличка «упырь»)». Итого более
30 высказываний, порочащих честь и достоинство! Сафронов и раньше нападал на
Александрова публично и за глаза. Однажды он даже пытался ударить его тростью во
время одного торжественного мероприятия. Друзья и коллеги спрашивали
Александрова, почему он не подаст в суд. Тот отвечал: «Будьте свидетелями, и я
завтра же подам иск». Коллеги в ответ опускали глаза. Связываться с Сафроновым
никто не хотел. Однако скандальная книга стала последней каплей, и полтора года
назад Александров подал иск о защите чести, достоинства и деловой репутации в
Свердловский суд.

— Мне уже за семьдесят, — рассказал о своих мотивах Александр Леонидович, —
не знаю, сколько мне еще предстоит прожить, но я не хотел бы покинуть этот свет
обгаженным. Подозреваю, что, судя по немотивированной агрессии, Рево Петрович
нуждается в серьезном психиатрическом обследовании, но у меня не было другого
выхода. В марте 2011 года состоялся суд. Приведу цитату из итогового решения:
«Суд приходит к убеждению, что факт распространения сведений, носящих порочащий
характер, нашел свое бесспорное подтверждение».

Сафронов попытался опротестовать приговор в областном суде, но безуспешно —
решение было оставлено в силе. Тем временем об исходе процесса узнал другой
«враг» Сафронова — иркутянин Александр Новиков, который в книге назван
«устроителем гадостей», «отморозком», «лжецом областного значения» и др. Новиков
— инвалид, пережил два инсульта и тоже не захотел покидать этот мир оболганным и
оклеветанным. Он написал иск от своего имени, и суд его также удовлетворил.

Итого уже два выигранных иска к одному и тому же человеку по одной и той же
152-й статье Гражданского кодекса. Казалось бы, все правильно, все так и должно
быть в правовом государстве. Человека оскорбили — он идет в суд и добивается
справедливости. Но не тут-то было.

Неожиданно на одном популярном интернет-портале развернулась бурная дискуссия
на тему, морально ли добиваться преследования по закону пожилого и нездорового
человека. Эта тема набрала более ста тысяч просмотров и почти сто комментариев!
Один из добровольных защитников Сафронова даже написал, что это не суд, а
«судилище», и что, мол, недостойно отыгрываться на беспомощном старике.

Вот как! Ну что мы за народ такой: с одной стороны, любим кричать, что кругом
коррупция, взятки, беззаконие, произвол и нарушение прав человека, а с другой
стороны, как только человек начинает эти самые свои права отстаивать, так мы его
же и обвиняем в недостойном преследовании беспомощного старика. Извините, но
этот «беспомощный старик» уже после суда в святой для всех День памяти жертв
политических репрессий приехал на мемориальное кладбище в Пивоварихе и снова
гонялся с палкой за не менее беспомощным Александром Александровым с целью
избить последнего. Есть очевидцы.

И вообще странно слышать этот довод: «Он старый и беспомощный, поэтому не
надо его трогать». Выходит, нужно смириться с клеветой, с тем, что обозвали
отморозком? Упырем? Вандалом?

Простите, но по этой логике не надо трогать и нацистских преступников,
которых до сих пор обнаруживают то в Канаде, то в Аргентине, то еще где-нибудь.
Ведь они тоже «старые» и «беспомощные», поэтому давайте оставим все как есть!
Пусть бывшие палачи и надсмотрщики доживают свой век в тепле и спокойствии!

Рево Петровича Сафронова по-человечески действительно жаль, и можно было бы
ему посочувствовать и отнестись с пониманием, если бы его утверждения в адрес ни
в чем не повинных людей не выносились на широкую публику, не распространялись по
библиотекам и не продавались в книжных магазинах. В этом же случае у людей
просто нет иного выхода, кроме как через суд требовать признания этих
утверждений лживыми.

На звонки не отвечает

«Пятница» попыталась связаться по телефону с Рево Сафроновым, чтобы узнать
его мнение по поводу вынесенных судебных решений. Однако безрезультатно. Как
выяснилось, на телефоне Рево Петровича стоит определитель номера, и на звонки с
незнакомых номеров он не отвечает. Однако его мнение исчерпывающе изложено в
заявлении с просьбой отменить решение суда, в котором он вновь пишет, что
Александров не одного подвел под монастырь и называет его «негодяем» и
«моськой».

Имеют право

Между тем, согласно букве закона (пункт 1 статьи 152 Гражданского кодекса
Российской Федерации), гражданин имеет право на защиту чести и достоинства даже
после своей смерти по требованию заинтересованных лиц (например, родственников,
наследников). И кстати, недавно стало известно, что еще несколько жертв
председателя Ассоциации жертв политических репрессий готовятся выступить с
аналогичными исками. Возможно, этот процесс станет прецедентом общероссийского
масштаба.

Загрузка...